Сербия. Хорватия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 декабря 2017 > № 2420937

Национализм на Балканах не умер

Хелль Нильсен (Kjell Arild Nilsen), ABC Nyheter, Норвегия

Реакция на два последних приговора, вынесенных Трибуналом ООН по Югославии, показывает, что правый национализм прекрасно себя чувствует. Даже в Хорватии, которая входит в НАТО и ЕС, один из осужденных за военные преступления превозносится как герой.

Реакция на приговор к пожизненному тюремному заключению для сербского генерала Ратко Младича и шести боснийско-хорватских офицеров, один из которых, Слободан Праляк, отреагировал на него, выпив яд перед камерой во время чтения приговора, свидетельствует о том, что некоторыми из стран по-прежнему руководят экстремистские силы.

Президент Сербии Александр Вучич многими западными дипломатами рассматривается как большая надежда на то, что стабильная Сербия продолжит сближение с ЕС и НАТО. Вучич не захотел ни поддержать Младича, ни критиковать суд. Тем не менее, он повел себя довольно неоднозначно. «Я хочу призвать всех в регионе смотреть в будущее и не тонуть в слезах прошлого. Нам нужно смотреть в будущее, чтобы наша страна стала, наконец, стабильной», — заявил он, по словам Reuters.

Гораздо яснее выразился глава сербской православной церкви, патриарх Ириней, очень влиятельный человек в Сербии. «Приговор Младичу — дело рук дьявола», — заявил он в беседе с информационным агентством Танюг. «В Гааге осужден еще один серб, и мы знали, что Ратко Младича признают виновным». Он считает, что все объясняется тем, что за этим стоят те, кто правит миром (то есть США), а сербы — вечные жертвы.

Милорад Додик, президент Республики Сербской Боснии и Герцеговины, говорит что приговор — оскорбление для сербского народа, и что Младича будут вспоминать как героя, спасших их от геноцида. «Пощечина сербским жертвам. За их страдания никто не осужден», — заявил он на пресс-конференции, по словам Balkan Insight.

Благодарность Младичу

В самой Сребренице, где сейчас преобладают сербы, перебравшиеся сюда после 1995 года, следов особого раскаяния тоже заметно не было. «Младич останется в истории», — говорит нынешний сербский мэр города. Сербы благодарны Младичу, потому что он спас их от преследований и уничтожения, сообщает Reuters. Во многих местах в городе и в соседнем городе Братунац были расклеены плакаты с изображением бывшего генерала и словами «Ты наш герой».

Мэр Калиновика, в котором Младич в детстве ходил в школу, также восхищается человеком, осужденным за геноцид. «Генерал станет легендой, и мы будем продолжать жить так, как жили», — сказала она в беседе с информационным агентством.

Не выжить

Реакция на приговор Младичу — не единственное, что говорит о том, что экстремистские настроения по-прежнему живучи. Недавно президент Додик устроил новую провокацию в местных новостях. В интервью немецкой радиостанции Deutsche Welle он нарисовал карту, на которой Республика Сербская и северо-восток Косово вновь стали частью Сербии. Потом Додик сказал, что карта была «гипотетическим ответом на гипотетический вопрос» о будущем Западных Балкан.

«Боснии ни в какой форме не выжить»,- сказал он в интервью. Он хочет провести референдум о независимости Республики Сербской как только у него появится «хоть малейший шанс» сделать это.

В офисе президента Вучича отреагировали на это заявлением. В нем говорится, что Сербия «не хочет» аннексировать Республику Сербскую. И на сегодняшний день это самой сильное выражение неприятия Додика со стороны Сербии.

Член Президиума Боснии и Герцеговины от боснийских мусульман, Бакир Изетбегович, ответил на инициативу Додика, заявив, что он готов к войне ради сохранения единства страны. Додик заявляет, что его часть государства имеет хорошо подготовленную вооруженную полицию. Части сербской элиты и население верны целям войны 1990-х годов: собрать всех сербов в одном государстве.

Дэйтонский договор о мире в Боснии и Герцеговине не предусматривает возможности для какой-то из частей страны присоединиться к соседним республикам посредством референдума. Государство называется Босния и Герцеговина, его границы установлены, столицей является Сараево. Верховный представитель по Боснии и Герцеговине, Валентин Инцко, завил в беседе с Deutsche Wellе, что мировое сообщество не допустит изменения границ страны. Проблема Инцко заключается в том, что у него нет ни единого солдата, который мог бы этому помешать, если кто-то на изменение границ решится.

Хорватия — член НАТО?

Яда, который хорватский генерал Слободан Праляк выпил в зале суда, достаточно, чтобы отвлечь внимание от тех преступлений, за которых осудили его и пятерых его коллег. Одного приговорили к 25 годам тюрьмы, троих — к 20 годам, одного — к 16, еще одного — к десяти. Всех их, правда, в разной степени, признали виновными в преступлениях против человечества, в частности, убийствах, преследованиях, изгнании людей из их родных мест и жестоком обращении с людьми. Четверых из них (кроме Праляка) осудили также за изнасилования и другие преступления на сексуальной почве, а также за масштабные грабежи.

Тем не менее, наибольший протест вызвало то, что суд решил, что шестеро виновных участвовали в так называемом общем криминальном проекте вместе с тогдашним руководством Хорватии, президентом Франьо Туджманом и его ближайшими соратниками. Эта часть приговора усматривает преступление в попытке создать собственную хорватскую территорию в Боснии и Герцеговине под именем Герцег-Босна и вырвать ее из состава Боснии иГерцеговины. Это решение — тяжелый удар и по нынешнему политическому руководству в Загребе.

И президент, и премьер-министр, и министр внутренних дел Хорватии выступили против решения суда, созданного Советом Безопасности ООН в 1993 году. Будучи членом ООН, Хорватия обязана этот суд поддерживать. Поскольку Хорватия — член НАТО, вполне можно представить себе ситуацию, когда стране придется направить солдат для стабилизации положения в соседней стране.

Бывший президент Боснии и Герцеговины, Стипе Месич, даже пообещал сделать это, если Республика Сербская объявит о своей независимости.

Своими заявлениями президент и премьер-министр посеяли сомнение в военной и политической лояльности страны по отношению к международным организациям, членом которых она является. Союзники Хорватии не заявили об этом во весь голос, но совершенно очевидно, что это станет темой бесед в Брюсселе и различных столицах стран-членов НАТО, возможно, и в Осло.

Президент Колинда Грабар Китарович дала положительно отозвалась о Праляке в связи с презентацией книги о нем за несколько дней до вынесения приговора. Его вклад в защиту Хорватии и Боснии имел «большое значение», заявила она и выразила надежду на то, что его выпустят. А ведь она знала, что Праляк был признан виновным и приговорен к 20 годам тюрьмы судом первой инстанции в мае 2013 года. Премьер-министр Хорватии Андрей Пленкович сказал, что то, что генерал Праляк принял яд, стало реакцией на «глубокую моральную несправедливость» в отношении шести приговоренных офицеров.

Закрыть глаза?

Войны и переговоры о заключении мирных договоров в бывшей Югославии объединяла одна общая черта: мир и Европа не хотели вмешиваться. Прошло более трех лет, прежде чем вмешательство состоялось. Национальным экстремистам пришлось сесть за стол переговоров (за исключением тех, кто уже был осужден в Гааге), и на момент подписания документов о мире они сохраняли власть.

Когда миротворческие силы под руководством НАТО IFOR (позднее SFOR) были введены в страну, поначалу они получили мандат лишь на шесть месяцев. Потом мандат каждый год продлевался, но этого было явно недостаточно. Прошло много времени, прежде чем силы смогли сделать что-то существенное. И Караджича, и Младича долго не могли арестовать, хотя ордер на арест обоих был выдан.

Способность извлекать уроки из того, что произошло, тоже не так велика, какой должна бы быть. И международная беспомощность здесь проявляется в полной мере. У ЕС и НАТО нет ни одного солдата в Боснии, налицо только совершенно символическое присутствие. Ослабленный ЕС едва ли вмешается вовремя, если нависнет угроза новой войны, а о США с Дональдом Трампом в качестве президента и говорить нечего. Но если есть что-то, что Европе совершенно не нужно, так это новая война на Балканах.

Россия, Китай и США

Поэтому есть все основания присмотреться к тому, что предпринимают в Юго-Восточной Европе Россия и Китай. У России в Сербии много друзей, которые предпочитают иметь в друзьях не ЕС, а сверхдержаву на востоке. Китай укрепляет свое влияние, выделяя восточоевропейцам, по большей части бедным, крупные суммы,. 28 мая Сербия начала строить новый отрезок железной дороги Белград-Будапешт, который станет частью нового китайского «шелкового пути» в Европу. Цена ее около 30 миллиардов крон.

Одновременно с этим американский аналитический центр Atlantic Council предложил установить постоянное американское военное присутствие в Юго-Восточной Европе для стабилизации ситуации. Посольство США в Сербии было вынуждено заявить, что аналитический центр для американской внешней политики не указ.

Заслуженное наказание

«Это чистая ложь! Вы все лжецы!» — прокричал Ратко Младич судьям, когда его выводили из зала суда как раз перед тем, как судьи должны были перейти к чтению заключения. Младич понимал, что его признают виновным по десяти из одиннадцати пунктам обвинения, включая геноцид, и что он получит очень серьезный приговор: пожизненное тюремное заключение, которое действительно станет пожизненным.

Но лжецом был сам Младич. Потому что в начале войны в 1992 году он констатировал, что стратегический план войны Радована Караджича на самом деле означал самоубийство. Караджич представил свой план 12 мая 1992 года на заседании боснийско-сербских депутатов. Младич взошел на трибуну и прокомментировал план следующим образом:

«Мы не можем заниматься чистками (…) Я не знаю, как Караджич и Краишник станут объяснять это миру. Это будет геноцид», — заявил генерал.

Он знал, что на что шел. Приговор в 2500 страниц в деталях объясняет, как. И 31 декабря суд закрывает двери навсегда.

Комментарий был впервые опубликован в Agendamagasin.no

Сербия. Хорватия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 декабря 2017 > № 2420937