Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 29 декабря 2017 > № 2445905

Путина-2017 на Амуре поставила перед нами серьезную задачу.

Лососевая путина на Амуре в 2017 году выдалась непростой как для рыбацкого сообщества, так и для органов власти и госучреждений, имеющих отношение к регулированию промысла тихоокеанских лососей.

Резкое снижение фактического вылова в бассейне Амура в сравнении с объемами прошлых лет (особенно это касается районов, расположенных выше Николаевского муниципального района), увеличение промысловой нагрузки, а также недостаточность правовых оснований у комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб привели к росту социальной напряженности в регионе и возникновению конфликта интересов в отрасли.

Всего при осуществлении всех видов рыболовства в отношении тихоокеанских лососей было задействовано более 300 рыбопромысловых участков, расположенных в бассейне реки Амур и на морских акваториях, прилегающих к Николаевскому району. Как я уже отмечал, тенденция последних лет и благоприятные прогнозы науки способствовали увеличению производственных мощностей предприятий, использовавших для этого в том числе заемные средства. Однако по итогам путины освоение рекомендованных объемов вылова в Амурском бассейне не превысило 60%.

Полагаю, если бы рыбалка на осенней кете прошла ровнее, обострения снова не произошло бы (на летнюю кету промышленники уже особо и не рассчитывают), но ситуация сложилась иначе. Хотя предпосылки к такому исходу были, и в начале года мы с рыбаками обсуждали предстоящую путину, высказывали свое мнение, ждали их предложений. Но предприятия в большинстве своем продолжили работать по прежним схемам. В итоге многие не смогли возместить даже расходы на подготовку к путине.

Надо сказать, что принятые меры по регулированию промысла, организации процесса заготовки производителей позволили достичь и повысить заполнение пяти государственных лососевых рыбоводных заводов Хабаровского края на 43% от планируемого. Сейчас работа продолжается Амурским филиалом Главрыбвода, наше управление держит ситуацию на контроле до момента выпуска молоди кеты. Могу сказать, что для такого непростого года это очень хороший результат, признаться, мы опасались, что не сможем его достичь.

Сам фонд естественных нерестилищ лососей в Амуре и его притоках остается значительным. Ввиду огромной территории речного бассейна и сравнительно слабого ее освоения человеком, основные места естественного размножения лососей остаются не подверженными антропогенному воздействию. Однако наши поездки по основным нерестовым рекам показали, что рыба туда практически не доходила этой осенью. Я лично бывал там вместе с коллегами, на той же реке Гур, которую сегодня приводят в пример, говоря об активности браконьеров, но мы не нашли там ни рыбы для ЛРЗ, ни тех, кто препятствовал бы проходу производителей – лосось просто не дошел до устья реки. Т.е. основным антропогенным фактором, влияющим на численность подходов лососей на нерест, по нашей оценке, является вылов при осуществлении рыболовства – промысловая нагрузка.

Под промысловой нагрузкой на водные биоресурсы понимается количество и типы используемых орудий лова при осуществлении рыболовства в том или ином районе промысла. В нашем случае в Амуре и Амурском лимане лососей традиционно добывают тремя типами орудий лова: стационарными (заездками, ставными неводами и прочими ловушками), закидными неводами (активными отцеживающими орудиями лова) и ставными и плавными жаберными сетями.

К сожалению, пока на фоне всех прилагаемых усилий по снижению интенсивности промысла и нагрузки факты таковы: в период с 2015 по 2017 годы в Николаевском районе количество сетных орудий лова возросло на 260% к уровню 2015 года, в остальных районах Хабаровского края рост этого показателя составил 26%.

Одним из широко обсуждаемых вариантов решения проблемы снижения запасов лососей в Амуре является введение различного рода запретов: на вылов тех или иных видов лососей, запрет определенных категорий орудий лова, запрет на осуществление рыболовства в отдельных районах. Однако я уверен, что одними запретами проблему не решить. Прежде всего потому, что для успешной реализации политики запретов необходимы эффективные инструменты осуществления контроля и надзора за исполнением установленных норм. А таких механизмов в настоящее время нет: невозможно приставить к каждому рыбаку контролера или надзирателя (одно только русло Амура – это более 1000 км).

Хотя, безусловно, и в нынешнюю путину теруправление совместно с контролирующими органами и общественностью в полном объеме проводило рыбоохранные мероприятия. Так, в период лососевой путины инспекторами Амурского теруправления совместно с сотрудниками МВД России проведено 363 контрольно-надзорных мероприятия, вскрыто 529 нарушений природоохранного законодательства. При участии представителей Пограничного управления ФСБ России по Хабаровскому краю и ЕАО проведено 11 совместных рыбоохранных рейдов, выявлено 28 нарушений. Для охраны ВБР в период лососевой путины ежедневно было задействовано порядка 30 временных постов, 63 мобильные группы, 55 катеров и 31 автомобиль.

Кроме того, в помощь управлению на время путины направлялись должностные лица рыбоохраны других территориальных управлений Росрыболовства (Охотского, Верхнеобского, Нижнеобского), а также отдела оперативного контроля, надзора, охраны ВБР Московско-Окского ТУ Росрыболовства «Пиранья». В зависимости от оперативной обстановки осуществлялась своевременная передислокация в районы сил и средств, задействованных в проведении операции «Тихоокеанский лосось».

В таких условиях становится очевидной необходимость комплексного решения проблемы путем отладки механизмов регулирования добычи лососей на всех этапах: прогнозирования, планирования, распределения, оперативного регулирования, оценки результатов рыбохозяйственной деятельности и воздействия промысла на состояние запасов. Руководство отрасли поставило нам задачу подготовить к ДВНПС механизмы регулирования, и совместно с наукой мы это сделали. К сожалению, сейчас в проекте изменений в правила рыболовства мы видим лишь отдельные «кирпичики» из предложенного комплекса решений.

Поэтому мы продолжаем работу над механизмами регулирования промысла на Амуре. В том числе мы предложили Росрыболовству дать поручение нашему теруправлению и науке в течение зимы и весной анализировать происходящие изменения с ресурсной базой, промысловой обстановкой, чтобы с учетом этих наблюдений и расчетов внести дополнительные корректировки в план действий на предстоящую лососевую путину.

Наиболее перспективными и эффективными мерами, способствующими соблюдению принципа рациональности использования водных биоресурсов, нам представляются следующие:

1) Конкретизация положений правил рыболовства в части четкого разграничения нарушений без ущерба и с ущербом. Этот, на первый взгляд, чисто юридический инструмент способен серьезно повлиять на состояние запаса лососевых. На сегодняшний день по закону человек, который сидит с четырьмя крючками, запрещенными правилами рыболовства, получит штраф в 1-2 тыс. рублей. И человек, поднявший невод и не внесший в журнал улов в 300 тонн, получит штраф в 10 тыс. рублей, да и то, если инспектор окажется в этот момент рядом. Т.е. степень ответственности несоизмерима с выгодой, которую получит нарушитель, – не страшно ему.

По осетровым мы видим совсем другую картину. Здесь браконьер знает, что в конце пути его ждет тюрьма. Причем здесь не стоит цель пересадить всех нарушителей в тюрьму, цель – сказать человеку, что он рискует не карманом, а свободой. Да, сегодня еще остаются лазейки, которыми пользуются недобросовестные рыбаки, и мы работаем над их устранением. Но таким ужесточением ответственности мы существенно сокращаем армию нарушителей, отбросив тех, с кем на лососе боремся каждый день, – это обыватели, которые ловят для личного потребления или перепродажи улова скупщикам.

И еще один важный момент – контроль на реке должен оставаться повсеместным, опасно концентрировать все внимание лишь на одном сегменте. Уходя из какого-то района, мы теряем контроль.

2) Дополнение правил рыболовства установлением минимальных объемов на судно или орудие лова. В ходе подготовки этого предложения мы изучили опыт коллег из Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока – на крабовом промысле эта мера действует и весьма успешно. Да, поначалу рыбопромышленные компании с опасением шли на подобный шаг. Но тут надо понимать, как работает система: первое ограничение всегда будет направлено на законопослушных пользователей, это позволяет отделить их от недобросовестных. Дальше требуется ответная реакция от рыбаков, которые будут заинтересованы в том, чтобы все работали на воде в равных условиях, – это дает нам больше информации о фактах нарушений и повышает эффективность контрольной деятельности. Кроме того, мы будем иметь представление о точном количестве судов и орудий лова, которые будут использовать законопослушные рыбаки.

3) Внедрение новых публичных и объективных методов оценки и прогнозирования состояния запасов лососей. Сейчас мы обсуждаем этот механизм с наукой. Нам важно видеть «формулу» по которой будет рассчитана процентная доля на каждый муниципальный район, на каждый промысловый участок, и эта величина должна сохраняться. Я считаю, что концентрация вылова в одном месте несет большую угрозу. На реке рекомендуемые объемы должны рассчитываться в первую очередь исходя из биологических обоснований науки, а в случае отсутствия таких обоснований – в равных долях по участкам в пределах района.

4) Принципиальное обеспечение равных возможностей для всех типов орудий рыболовства (крупных, средних, малых). Этот аспект имеет основное социально-экономическое значение, поскольку рыболовство – это социально ориентированная отрасль экономики региона.

5) Внедрение механизмов финансирования науки, искусственного воспроизводства лососей и рыбоохраны за счет средств целевых отчислений от объемов вылова и штрафных санкций. Об этом сегодня говорят уже многие. Такая мера позволит обеспечить больше независимости этим структурам и придаст стимул работать на результат.

6) И, наконец, необходима оценка эффективности мер регулирования, принимавшихся в путину 2017 года.

Сегодня налицо первые признаки снижения запасов лососей реки Амур, которое будет стремительно продолжаться, если мы оперативно не возьмемся за решение этой проблемы комплексными мерами.

Сергей Михеев, руководитель Амурского теруправления Росрыболовства.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 29 декабря 2017 > № 2445905