Россия > Леспром > forbes.ru, 1 января 2018 > № 2451936

В самой «лесной» державе мира закончился лес. Как это исправить?

Николай Шматков

Директор Лесной программы WWF России

Лесные ресурсы и для предпринимателей, и для власти сегодня являются чем-то вроде нефти, газа или щебенки: при их освоении полностью игнорируется то, что лес — возобновляемый ресурс, его можно и нужно выращивать

В этот раз на окончание календарного года пришлось сразу два события, знаковых для лесной отрасли страны. Во-первых, подходит к концу год экологии, который, по мнению природоохранных специалистов, не оправдал возложенных на него ожиданий ни в целом, ни в лесном секторе в частности. Во-вторых, Лесной кодекс, который на протяжении всего своего существования неоднократно становился предметом критики со стороны экологов и экспертов лесной отрасли, отметил 10-летний юбилей. Последнее событие стало темой парламентских слушаний, прошедших в Госдуме в минувшем ноябре. Пока неизвестно, какие решения будут приняты властью и смогут ли они действительно улучшить обстановку в лесном секторе.

Канун Нового года — традиционное время подводить итоги, которые, к сожалению, в обоих случаях крайне неудовлетворительны.

Текущее состояние лесного сектора страны характеризуется отсутствием эффективной финансовой системы лесного хозяйства как отрасли экономики. Основная функция лесного хозяйства — выращивать лес для лесопромышленников и сохранять особо ценные участки леса. Так вот, хорошо этот лес выращивается или плохо, на финансировании лесного хозяйства не сказывается совершенно. Лесное хозяйство прочно сидит на субвенциях, а распределение субвенций при отсутствии объективной и публичной системы оценки результатов работ зависит не от качества управления, а, скорее, от близости получающих субвенции к тем, кто их распределяет.

Помимо этого в России сегодня нет системы защиты прав инвесторов, которые вкладывают средства в лесной фонд страны — в лесовосстановление, рубки ухода в молодых насаждения, строительство и поддержание дорог в уже освоенных лесах. В дополнение к этому информация о лесах, лесопользовании и лесоуправлении по-прежнему остается закрытой. А эффективно управлять ресурсами, не имея о них полной, консолидированной и правдивой информации, невозможно. Ни в лесном секторе, ни в любой другой отрасли экономики.

Все это приводит к однозначному результату — лесные ресурсы и для предпринимателей, и для власти сегодня являются чем-то вроде нефти, газа или щебенки: при их освоении полностью игнорируется то, что лес — возобновляемый ресурс, его можно и нужно выращивать. При правильном с ним обращении лес не только хорошо восстанавливается, но и выполняет многочисленные экологические и социальные функции, а не является лишь «источником бревен».

С независимым контролем у нас все тоже неоднозначно. Отсутствуют работающие механизмы вовлечения и консультаций с населением и неправительственными природоохранными организациями, о чем, в том числе, свидетельствует совершенно скандальный и демонстративный процесс, когда Рослесхоз распустил неугодный ему Общественный совет, который слишком активно обсуждал проблему закрытости информации о состоянии лесов страны, и провел закрытые выборы в обход установленных процедур. Инцидент не остался незамеченным Открытым правительством, однако восстановление его работы и длительная процедура законных перевыборов лишили Совет возможности работать фактически на протяжении года. Он не работает до сих пор.

С точки зрения экологии и природоохранной политики текущую редакцию Лесного кодекса также нельзя назвать эффективной. Некоторые эксперты, возможно, назовут ее даже «вредной» и, в целом, их недовольство можно понять. За 10 лет работы Кодекса лесоустройство и лесная охрана в стране были фактически полностью уничтожены. Существующие механизмы сохранения биологического разнообразия лесов при заготовке древесины и охраны почти нетронутых человеком природных комплексов — самых ценных с точки зрения экологов — остаются по-прежнему малоэффективными. Каждый год Россия теряет около 1,6 млн га таких малонарушенных лесов. Они даже толком не вырубаются — 60% их площади сгорает из-за прокладки дорог и развития инфраструктуры.

Все это создает почву, благоприятную для коррупции на местах, нелегальных рубок, уничтожения самых ценных с природоохранной точки зрения участков леса и усложняет процесс эффективной работы всех заинтересованных сторон по улучшению лесного сектора — и в экономическом, и в экологическом плане.

Более того, пока — даже через 10 лет после его принятия — непонятно, выполняет ли Лесной кодекс свою основную задачу, которая состоит в разделении функций контроля и хозяйствования, в делегировании полномочий по управлению лесами на региональный уровень и арендаторам. Вопросы возникают даже здесь, так как факты свидетельствуют о том, что в стране сдано в аренду менее четверти всех лесов. Госпрограмма по развитию лесного хозяйства практически не разделяет показатели между арендованными и не арендованными, защитными и эксплуатационными лесами; не стимулирует рост инвестиций, направленных на улучшение качества лесного фонда. При управлении лесным участком не принимаются в расчет его целевое назначение: лесной план и лесохозяйственный регламент остаются лишь на бумаге в виде документов, которые пишутся «в стол».

Площадь арендованных лесов не растет, однако объемы лесозаготовки увеличиваются, а методы, основанные на экстенсивном освоении, исчерпали себя, что ведет к катастрофическому истощению ресурсов и ставит под угрозу экологически ценные, еще нетронутые участки, на которые приходится вторая четверть всех лесных запасов России. Эта «четверть» не требует финансовых вложений — достаточно лишь вывести эти экологически ценные леса из освоения, чтобы спасти. Это участки еще не тронутой человеком природы, и они благополучно существовали на протяжении тысячелетий без отеческой заботы каких-либо министерств и ведомств. Если не нарушать идущие в них естественные процессы прокладкой дорог, то есть все шансы полностью их сохранить, причем, не тратя на сохранение ни копейки.

Финансирование — в том числе охраны лесов от пожаров, насекомых и других факторов — нужно там, где человек уже вмешался в природные процессы и начал вести хозяйственную деятельность, так как это влияние нужно компенсировать. К тому же, в долгосрочной перспективе вкладывать деньги и внимание в уже осваиваемые территории экономически выгодно. Однако, к долгосрочным перспективам в нашей стране всегда относились с большим презрением, потому что совершенно неизвестно, как все обернется в туманном «завтра», а вот быстро осваиваемый лес приносит «быстрые деньги».

Жаль, правда, что лес этот вот-вот закончится. Или даже уже закончился.

Этот тезис очень непривычен для тех, кто на протяжении многих лет слышал, что Россия — великая лесная держава, и что наши лесные ресурсы бесконечны. Тем не менее, нехватка лесных ресурсов в нашей стране — уже свершившийся факт.

Почему же закончился лес?

Сегодня все крупные перерабатывающие предприятия лесной отрасли ощущают нехватку сырья по приемлемым ценам: среднее плечо вывозки в ЦБК уже превысило 250 км. Основная причина этого — отсутствие грамотного ухода за посадками. Хвойные породы зарастают малоценными лиственными и гибнут, поэтому предприятия вынуждены осваивать малонарушенные лесные территории и защитные леса. Однако это решение может лишь на время решить проблемы лесозаготовителей, а вот ценные леса оно уничтожит навсегда.

Казалось бы, отчеты и цифры говорят о том, что леса восстанавливается столько же, сколько вырубается. Этой осенью Рослесхоз отчитался более чем за 800 000 га восстановленных площадей в 2017 году, а «уходами» (к сожалению, в основном только на бумаге) было обеспечено менее 300 000 га. Это яркий пример того, как хозяйственно ценные леса, которые без грамотных уходов создать невозможно, создаются и растут на бумаге при имитации благополучия в лесной статистике.

О том, как все плохо, можно говорить еще много и долго. Но стоит ли? Не лучше ли вынести уроки из этих 10 лет, проанализировать неудачи, прислушаться друг к другу, поднять голову от цифр и, что самое важное, перейти от разговоров к действиям.

Что может улучшить ситуацию?

Во-первых, единственный возможный механизм для повышения эффективности лесного сектора и обеспечения сырьем существующих предприятий — внедрение интенсивных методов лесного хозяйства, отказ от экстенсивной модели освоения лесов. Госпрограмму по развитию лесного механизма следует превратить в эффективный инструмент стимулирования лесного сектора. Необходимо обеспечить государственный контроль за самими результатами лесовыращивания, а не за процессами и промежуточными шагами (посадкой лесных культур, созданием лесосеменных центров), что делается сейчас. От инвестиций в лесовыращивание зависит качество лесного фонда, а, значит, инвестиции необходимо стимулировать на государственном уровне.

Во-вторых, сохранять наиболее экологически ценные леса, создавать стимулы для интенсификации лесопользования и воспроизводства лесов и сокращать экономические потери лесопользователей, добровольно сохраняющих такие леса, поможет создание Национального лесного наследия. Не менее важно разрешить ведение лесного хозяйства на заброшенных землях сельскохозяйственного назначения.

В-третьих, в новом лесном законодательстве больше внимания должно быть уделено сохранению биологического разнообразия. Ведь эта задача трактуется Лесным кодексом как одна из важнейших и равнозначная по значимости с удовлетворением потребностей в лесных ресурсах. Согласно Лесному кодексу, в 2018 году должны быть разработаны новые лесные планы и лесохозяйственные регламенты. Что важно учесть при в данной работ? В лесохозяйственные регламенты всех лесничеств России должны быть включены научно-обоснованные требования по сохранению биоразнообразия.

Важно понимать, что эффективная система сохранения биоразнообразия при лесозаготовках позволит повысить инвестиционную привлекательность лесного сектора на международном уровне и облегчит выход российской продукции на экологически чувствительные рынки.

В-четвертых, должна быть обеспечена полная информационная открытость лесопользования и лесоуправления. Это позволит планировать инвестиции и обеспечить независимый контроль за состоянием лесов.

Да, работать предстоит действительно много и усердно. Если, конечно, мы хотим сохранить лесной наследие страны и в то же время вывести лесной сектор экономики из тупика, в который он послушно движется, увязнув в колее экстенсивного освоения лесных ресурсов.

Россия > Леспром > forbes.ru, 1 января 2018 > № 2451936