Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452019

Кто потерпел крах в Иране?

Акоп Бадалян, Lragir, Армения

Неожиданно вспыхнувшие 28 декабря в Иране акции протеста стихли. Во всяком случае, кажется, прекратился поток информации о массовых недовольствах и столкновениях с силовыми структурами. Удалось ли властям Ирана потушить вспыхнувший пожар, или же просто удается управлять информационными потоками и не давать развивать ситуацию в этой плоскости, трудно сказать.

Произошедшее или происходящее в Иране вообще оставило противоречивое впечатление. Пока что не до конца понято, кто спровоцировал ситуацию, какие общественные слои были втянуты в этот процесс, каким было, так сказать, внешнее влияние, о котором заявляли как духовные, так и светские власти Ирана, или каким образом разные ветви власти использовали эти события для ослабления позиций друг друга.

В конце концов, кто «потерпел крах» в Иране, кто оказался сильнее — духовные или теократические власти, или же президент-реформатор Рухани? Или же провалилась какая-то попытка дестабилизации ситуацию в Иране извне? Власти Ирана винят в этом Саудовскую Аравию, Израиль и США.

Израиль и США на высоком уровне выразили поддержку протестующим в Иране. Президент США Дональд Трамп обещал им поддержку, а премьер-министр Израиля заявил, что демократический Иран будет другом Израиля.

При этом было примечательно, что почти параллельно начавшимся в Иране массовым акциям протеста появилась информация о том, что США и Израиль в Вашингтоне согласовали программу противодействия ближневосточному военному усилению Ирана и создают четыре рабочие группы.

В то же время уже 5 января, когда ситуация в Иране как будто утряслась, с интересным заявлением выступила представитель Госдепа США Хизер Нойерт. Она заявила, что США не хотят в Иране ни революции, ни других перемен. Чем было это заявление — косвенным признанием США, что что-то запланированное в Иране не получилось или провалилось, или же сигналом властям Ирана, что нужно сотрудничать с США, в противном случае в следующий раз будет поставлена задача революции? Обо всем этом, конечно, трудно делать однозначные выводы. В конце концов, возможно, не стоит исключить, что в новой администрации США нет общих подходов и единой политики по отношению к Ирану, а есть разные команды, которые о дальнейшей политике (в отношении Ирана) рассуждают по-разному, и, следовательно, придерживаются не политики действующего президента Трампа, а экс-президента Обамы.

Развитие событий, безусловно, требовало большого внимания также со стороны Армении, как в случае худшего сценария- эскалации, так и в случае, так сказать, послепожарной ситуации. Что произошло и к какому внутри- и внешнеполитическому силовому балансу приведут прошедшие несколько дней в Иране? Для Армении это крайне важное обстоятельство, как с точки зрения большой армянской общины в Иране, так и государственных интересов и безопасности Армении.

События в Иране даже стали предметом дебатов в Армении — что выгоднее для Армении, Иран с действующим теократическим порядком, или демократический Иран? Здесь, без сомнения, дебаты могут иметь цивилизационный характер, вокруг закрытых и открытых обществ в целом, однако в самом политическом плане, дебаты о демократическом или духовном исламском Иране далеки от полноценной объективности.

Армении необходим стабильный, прогнозируемый Иран, который одновременно был бы суверенным субъектом региональной политики, центром силы и тем самым — балансирующим фактором, который позволяет обеспечить, например, безопасность Армении на Кавказе и даже ситуацию с более или менее позитивным балансом с точки зрения суверенности.

Эти реалии эффективно обеспечит Иран с нынешним административным и общественным порядком, или Иран демократический? Это вопрос, на который чрезвычайно сложно ответить однозначно, но это не должно быть ключевым вопросом для Армении. Правопорядок в Иране должен обеспечить сам народ Ирана, а главное для Армении, чтобы Иран не ослаб и оставался самостоятельным игроком ви гарантом безопасности регионе.

Для Армении более важно, кто будет у власти в соседней Турции и будет ли серьезный соперник Эрдогану на предстоящих в 2019 году выборах.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452019