Мексика. Бразилия. ЛатАмерика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452032

Выборы в Мексике и Бразилии в 2018 году: поворот влево?

Рафаэль Крода (Rafael Croda), Proceso, Мексика

Мексика и Бразилия — две крупнейших экономики Латинской Америки и самые влиятельные страны региона — в этом году выбирают новых президентов в сходных условиях: и там и там граждане не в силах больше терпеть коррупцию в правительстве, нынешние политики в высшей степени не популярны и люди, согласно опросам, хотят перемен.

Пока что избиратели обеих стран видят гарантами этих перемен кандидатов от левых партий. В Мексике это кандидат от партии левой ориентации «Движение национального возрождения» Андрес Мануэль Лопес Обрадор (Andrés Manuel López Obrador), а в Бразилии — бывший глава государства Луис Инасиу Лула да Силва.

Оба они, согласно опросам, лидируют в президентской гонке. И это несмотря на постоянные кампании по их дикредитации, их собственные политические промахи, а в случае Лулы еще и судебный процесс.

Бразильский экс-президент был приговорен в первой инстанции судьей Сержиу Моро (Sergio Moro) к девяти с половиной годам заключения за «пассивную коррупцию» и отмывание денег. Суд посчитал убедительными доказательства прокуратуры против Лулы да Силва, который был обвинен в получении незаконного вознаграждения в рамках контрактов, подписанных между строительной компанией OAS и государственным нефтяным концерном Petrobras.

Но бывший президент надеется, что приговор будет отменен судом второй инстанции в ближайшие недели, что позволит ему снова участвовать в выборах, запланированных на 7 октября, в качестве кандидата от «Партии трудящихся».

Бывший рабочий-металлург, уже стоявший у руля в Бразилии в 2003-2010 годах, выступает явным фаворитом будущего голосования. Согласно компании Datafolha, за него собираются отдать свои голоса 34% избирателей — в два раза больше, чем за следующего по популярности кандидата от ультраправых Жайра Болсонару (Jair Bolsonaro — 17%).

В Мексике опросы центров Reforma, CGE и El Universal/Buendía & Laredo отдают пальму первенства Лопесу Обрадору, как наиболее популярному кандидату на пост президента — на выборах 1 июля за него собираются проголосовать от 27.8% до 32% избирателей.

Хотя до выборов еще много месяцев и предпочтения могут измениться, показательно, что в опросах общественного мнения в двух наиболее влиятельных странах региона, где к тому же отмечается высокая степень разочарования граждан в нынешних правительствах, лидируют кандидаты от левых партий.

Победа Лулы и/или Лопеса Обрадора не только затормозила бы «поворот направо», который произошел в регионе с момента президентских выборов в Аргентине 2015 года, принесших победу бизнесмену Маурисио Макри, но и склонил бы чашу геополитических весов в Латинской Америке к левому крылу.

Между тем, еще совсем недавно левые движения триумфально шествовали по региону все предыдущее десятилетие: Лула в Бразилии, Уго Чавес в Венесуэле, Нестор Киршнер и Кристина Фернандес в Аргентине, Эво Моралес в Боливии и Рафаэль Корреа в Эквадоре.

Из всех этих правительств удерживается только Моралес в Боливии. В Бразилии у власти правоцентрист Мишел Темер, действия которого одобряют лишь 9% бразильцев.

В Венесуэле правительство во главе с Николасом Мадуро подвергается резкой критике со стороны истинных чавистов вроде бывших министров Хорхе Джордани (Jorge Giordani) и Эктора Наварро (Héctor Navarro) или бывшего прокурора Луисы Ортеги (Luisa Ortega), которые считают, что страной управляет кучка коррумпированных и авторитарных чиновников, ничего общего не имеющих с социалистическим проектом.

И в Эквадоре преемник Корреа, его однопартиец Ленин Морено (Lenín Moreno), отошел от идеалов предшественника, наладил диалог с предпринимательскими кругами и оппозицией и даже критикует венесуэльский режим за «политзаключенных» и «многочисленные жертвы» во время демонстраций против Мадуро.

В Чили правительства более кучно расположены к центру. На президентских выборах в прошлом месяце победил правоцентрист Себастьян Пиньера (Sebastián Piñera), сменив после четырех лет правления социалистку Мишель Бачелет (Michelle Bachelet). Но Чили — страна с крепкими институтами, низким уровнем коррупции и очень надежной моделью развития, а потому весьма чувствительно к оттенкам в политическом руководстве.

Стрелки весов

Региональное влияние Мексики и Бразилии и роль центров силы, которую они играют на латиноамериканском континенте, сильно снизилась в последн6ие годы в силу серьезных внутренних проблем в этих странах.

В Бразилии президенту Дилме Русеф из «Партии трудящихся» Лулы был объявлен импичмент, а 2016 году в результате скандального процесса, подвергнутого критике Организацией американских государств и его генеральным секретарем Луисом Альмагро (Luis Almagro), который посчитал, что оснований для ее отставки не было.

Фоном этих политических баталий послужил сильнейший экономический кризис, в результате которого ВВП упал на 7% за 2015-2016 годы, и коррупционный скандал, известный как Lava Jato (в том числе вокруг коррупционных схем компании Odebrecht), который затронул практически все политические партии страны.

Приход Мишела Темера на пост президента Бразилии, несмотря на обвинения в коррупции в его адрес, завершил «поворот вправо» в Южной Америке.

Это новое соотношение сил в регионе позволило, например, Общему рынку стран Южной Америки (Mercosur), в который входят Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай, проголосовать за исключение Венесуэлы из этой организации в связи с тем, что Мадуро нарушил «демократический порядок», созвав вопреки Конституции выборы в Национальную ассамблею, чтобы удержаться у власти, во что бы то ни стало.

Склонение к левому политическому полюсу таких стран как Бразилия и Мексика снова изменит региональную политическую панораму и будет способствовать укреплению позиций Латинской Америки в таких вопросах как миграционная политика Дональда Трампа и изменение климата.

И в Мексике, и в Бразилии правительства очень ослаблены. Энрике Пенья Ньето стал самым непопулярным президентом страны в истории современной Мексики. Темер едва не был смещен с поста нижней палатой парламента в минувшем августе по обвинению в коррупции.

Вероятно, наибольшее отличие в отношении к коррупции в этих странах состоит в том, что, если в Бразилии общество возмущено грязью, всплывшей на поверхность в результате расследований, то в Мексике это как раз отсутствие подобных расследований.

Но даже при наличии внутренних проблем, что бы ни случилось итоги выборов в Мексике 1 июля и в Бразилии 7 октября будут иметь сильнейшее влияние на ситуацию в регионе.

Мексика. Бразилия. ЛатАмерика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452032