Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 января 2018 > № 2453646

До недавнего времени почти все российские СМИ дружно утверждали, что украинцы и русские — это, по сути, один народ, что причина четырехлетних «недоразумений» лишь в засевшей в Киеве «хунте», и как только она будет сметена (что ей предрекают с правильной регулярностью), то снова будет мир, дружба и любовь. Правда, в последнее время даже на ТВ РФ нехотя признают, что «бандеровской пропаганде» (вообще-то еще и благодаря «спорной» политике РФ в Крыму и Донбассе) удалось вбить клин в отношения между «братьями», и простой сменой лиц в украинской власти теперь вряд ли обойдешься.

Увы, но россияне, еще мечтающие о том, что скоро в отношениях между двумя странами все «будет как раньше», должны знать, что клин действительно вбит (не будем о том, кем именно) и клин этот — ну очень уж здоровенный. Впрочем, таких «мечтателей» и в РФ все меньше. Согласно данным «Левада-центра», 29% опрошенных россиян считают Украину врагом похлеще, чем запрещенное в России «Исламское государство» (5%). Более опасными называют лишь США (68%).

Чего уж тут удивляться настроениям в украинском обществе? Конечно, при этом очень многие своей властью очень недовольны, и у Петра Порошенко в собственной стране рейтинг явно не тот, что у Путина (пусть даже несколько «приписанный») в РФ. Только ведь все это симпатий на Украине ни самому Владимиру Путину, ни России не добавляет. Да, согласно данным социологов Центра Разумкова, «Социс», КМИС и «Рейтинга», абсолютное большинство опрошенных считает первостепенной задачей закончить войну на Донбассе. Причем почти 60% полагают, что вернуть «временно оккупированные территории» можно политико-дипломатическим путем, и лишь 12% не видят другого способа, кроме как военный. Но ведь при этом почти половина (49,5%) убеждены, что после завершения войны отношения с Россией следует поддерживать лишь на минимально необходимом уровне, а 21,8% респондентов считают, что никаких отношений вообще не должно быть.

Для Порошенко мало «реинтеграции» только Донбасса

Взгляды двух братских прежде народов на новейшую историю разошлись до такой степени, что, пожалуй, уже не стоит говорить об их «родственности» — добрые отношения остались в совместном прошлом, а шансы на их восстановление ничтожно малы. В настоящем же: враждебность, зеркальные оценки происходящего, неприязнь, постепенно превращающаяся в ненависть. Украина объявила Российскую Федерацию государством-агрессором, русский язык — языком оккупантов, русскую культуру — чужой, враждебной украинской. Для Киева демонстрация разрыва с бывшей метрополией стала важнейшим политическим козырем — особенно ценным, учитывая дефицит иных серьезных достижений.

Не случайно 5 января Петр Порошенко в соцсетях подвел итоги прошлого года, «попрощавшись с Россией». Уже не в первый раз. Ранее были также цитаты из The Beatles, строчки из Лермонтова про «немытую Россию» и еще много чего в этом духе. Конечно, главные его «сподвижники» в этом процессе (правда, временные — Петра Алексеевича они «любят» лишь чуть больше, чем русских) националисты — последователи Бандеры и Шухевича, жители Западной Украины, многие из которых так и не смирились с присоединением к СССР. Корни инициатив по «декоммунизации», смене прежних исторических трактовок, «старорежимных» топонимов, сносу памятников советской эпохи, фактическому запрету «великого и могучего», официальному празднованию католического рождества — в основном, родом оттуда, от них «пахнет» Карпатами, пока еще украинскими, правда, уже с оттенками польских, венгерских и румынских запахов.

Однако нельзя сказать, что все «недовольные русскими» живут в Западной Украине. Для многих оказалось большим сюрпризом, что в традиционно пророссийски настроенных Харьковской, Одесской, Запорожской и Днепропетровской (в критический момент последняя вообще стала оплотом борьбы с сепаратизмом) областях антироссийские настроения реально гораздо выше, чем можно было предположить. И с каждым днем нежелающих расставаться с общим прошлым, рвать с Россией навсегда становится все меньше. Некоторым пришлись по вкусу «обновленная» бандеровская идеология, кто-то решил, что с европейцами будет жить лучше, а кому-то и вправду досталось «от русских» так, что он не смог этого простить.

«Донбасс будет телепаться, как собачий хвост»

Что именно? Одни потеряли бизнес на Донбассе, другие — собственность в Крыму, у третьих погибли близкие люди, и проблема перешла в разряд личных. Многим по-прежнему противны ультранационалисты, их идеология и герои, но и русским они не могут простить явно не «братский» отжим территорий и провокационную политику в ЛДНР. Их лозунг можно сформулировать примерно так: «Если ты не приемлешь Бандеру — это не значит, что ты должен любить русских „за просто так“, как родственников, простив им преступления, жадность и глупость».

Правда, кое-кто «обиделся» на русских за нерешительность и последующее постыдное участие в войне без погон («Там наши, но нас там нет, а тем более нет военных»). Ведь в начале конфликта многие с нетерпением ждали и самих русских, и их танков. Но вместо помощи увидели, как у них отобрали Крым. А позже, посмотрев во что превратилась жизнь гражданских людей, не пожелавших покинуть дома на Донбассе, и вовсе перекрестились: «Слава богу, до нас не докатилось!»

Проще объясняется нелюбовь к россиянам среди людей военных и членов их семей. Побывавшие в зоне АТО, как правило, для себя врага определили. И у них есть много вопросов к своей власти о происходящем внутри страны, но получение ответов откладывается «на потом», когда будет покончено с «агрессией». Если у кого и возникают сомнения в справедливости целей войны, то они заталкиваются в самые дальние уголки сознания и отметаются как «предательские». Есть Родина, есть угроза, есть присяга, нарушать которую во все времена считалось постыдным. А колебания — они для гражданских. Воин, приняв решение, должен идти до конца.

Европа ищет заглушку для «рупора Кремля»

Естественно, что их точку зрения разделяют их семьи. Какой ребенок поверит рассказу российского ТВ про своего «жестокого папу-преступника»? Правильно — он защитник и обязательно герой. Также как и русский мальчишка будет считать, что его отец отправился в военный поход за правое дело, защищать право донбасских братьев на самоопределение от «злобных укров». Если подсчитать, сколько людей прошло через военную службу за годы конфликта, а также их родственников, то «кровных небратьев» за этот период появилось миллионы.

Также у какой-то части украинцев сегодняшнее отношение к россиянам можно назвать «полунегативным», «несложившимся» или «телезависимым». Посмотрев «русский телевизор» о происходящем на Донбассе, они посылают проклятия в соцсетях в адрес «кровожадных бандеровцев» и «фашистской хунты» (так что российские телепропагандисты не даром своей хлеб едят). Но после украинской передачи «о бесчинствах россиян на Донбассе» такие зрители снова начинают сомневаться, кто же тут на самом деле «фашист».

Не проясняют ситуацию и свидетельства очевидцев. Одни рассказывают о расстрелах простых людей сепаратистами с целью отобрать приглянувшееся имущество (отвезли в поле и убили хозяев добротного дома и дорогого авто), пытках военнопленных в подвалах МГБ в Донецке и Луганске. Другие живописуют, как пьяные и голодные украинские воины выкапывали последнюю картошку в огороде местных пенсионеров, угоняли скот, отбирали товар у предпринимателей и насиловали женщин.

Сколько украинцев станут «москалями»?

Кстати, очень показательна реакция переселенцев и беженцев с Донбасса. В большинстве своем они стараются помалкивать и не давать однозначных оценок, подчеркивая свою аполитичность. Сбежав от войны, они концентрируют усилия на том, чтобы попросту выжить: найти работу, добыть пропитание и устроить будущее своих детей. Вывести их на разговор по душам крайне сложно. Понятно, что критиковать власти им как-то боязно (тем более, ты же добровольно приехал «в Украину», хотя мог рвануть и в другую сторону), но и «подлизываться», во всем обвиняя русских, они в большинстве своем не рвутся. У них какая-то собственная правда о случившемся, понятная только тем, кто почувствовал «прелести» войны на своей шкуре, а не сидя на диване в обнимку с телевизором.

Но среди беженцев есть и категория людей активных, чем-то обиженных. Например, это священники «раскольнического» Киевского патриархата, лишенные своих приходов на территории Донбасса. Не оставшись в сложный момент со своей паствой, «обиженные» объединились с националистами и начали кампанию по отъему храмов в центральной части Украины. Надо сказать, что прихожане в русскоговорящих регионах, естественно, привыкли к ведению службы на русском, так что особого желания «украинизировать» свои церкви из-за языка они не проявляют, но поводы дополнительно размеживаться еще и на религиозной почве все равно находятся.

Огромный скандал разразился в Запорожье. Там мужчина, выбросившись из окна, убил не только себя, но находившегося внизу ребенка. Священник УПЦ МП отказался отпевать мальчика, сославшись на то, что он был крещен в храме Киевского патриархата. Конечно, церковные каноны простому человеку хорошо не известны, но «любви к русским» данный инцидент не добавил, и россиян обвинили в «науськивании» украинских священников против своего же свободолюбивого народа.

«Христианской кротости» Филарета не оценили

«Ответвление УПЦ Киевский патриархат не признано Вселенскими Церквями. Пока раскольники не придут к консенсусу с церковными верхами официального Христианства и не получат благословения — их можно считать самозванцами, они не имеют права проводить обряд воцерковления, — прокомментировал „Росбалту“ эту ситуацию настоятель одного из приходов Каменского. — Причем тут Россия, Москва, Кремль? Это внутренние правила. Ведь ни у кого не вызывает сомнений, что мусульманина должен отпевать мулла, а не раввин. Мне жаль родителей по-христиански, по-человечески, но проведи наш священник процедуру отпевания, она не имела бы силы. Решение крестить младенца в Киевском патриархате было их личным и добровольным, почему они в скорби не обратились к своим духовникам, если считают их праведными? Не было бы никаких недоразумений, а так — только злобу в душах сеют». Кстати, объяснить все это священник корреспонденту «Росбалта» решился анонимно, опасаясь «санкций».

В «утешение» россиянам, все еще верящим в «теорию» о «братских народах», нужно, конечно, рассказать и про украинцев, не желающих расставаться ни с русскими, ни с Россией, ни с общей историей. Такие есть, у них своя трактовка и отношение к конфликту. Можно условно разделить их на две категории: воинствующих и пассивных. Первые активно ломают копья в публичных ристалищах и хают националистов. Вторые — лишь иногда огрызаются на особо агрессивные выходки «активных патриотов». Кроме соцсетей их можно встретить на отдельных митингах и мероприятиях, связанных с советским прошлым, например, на праздновании 9 Мая. Они не стесняются своих убеждений, мечтают о воссоединении, не боятся посещать РФ и сильно огорчаются, встретившись с откровенной нелюбовью и непониманием украинцев в России. Но стоит признать, что особого оптимизма в прогнозе на возобновление братских отношений нет и в этой категории украинских граждан.

Даже убери завтра из накопившегося вороха эмоций и проблем конкретных «виновников» — тех же президентов и министров с обеих сторон — вряд ли сразу исчезнут «галочки» из соответствующих клеток национальной памяти. «Плюсики» еще долго будут бороться с «минусами». Даже несмотря на вчерашнее утверждение Путина на встрече с редакторами в «Комсомолке» по поводу того, что у «народов есть шансы на восстановление отношений». И в том, и в другом лагере всегда найдется желающий сказать: «А помнишь, как ваши?!» Да и до подобного «разбора полетов» еще далеко. Ведь конфликт не погашен, и ни одна из сторон не желает признать себя виновной и реально попытаться решить проблему, убавив воинственный пыл.

Валентин Корж, Днепр, Украина

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 января 2018 > № 2453646