США. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 февраля 2018 > № 2482151

National Interest: Дипскандал вокруг Катара получил новое развитие

США отказались от подхода, который ранее расценивался некоторыми экспертами как поддержка Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна в их дипломатическом противостоянии с Катаром

В январе 2018 года США дали понять, что по-прежнему намерены добиваться примирения между Катаром и другими арабскими государствами. Однако официальные лица США отказались от подхода, который ранее расценивался некоторыми экспертами как поддержка Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна в их дипломатическом противостоянии с Катаром, пишет Пол Дж. Сандерс в статье для The National Interest.

В июне 2017 года Эр-Рияд и его партнеры разорвали дипломатические и транзитные связи с Катаром, начав блокаду. Хотя каждый их участников дипломатического кризиса имеет собственную точку зрения относительно причин, его породивших, однако все они сходятся в том, что существует внешняя угроза, исходящая от Ирана, и внутренняя угроза, исходящая от суннитских исламистских политических сил, включая «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Если немного упростить имеющуюся картину, то Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн пытаются противостоять указанным угрозам, в то время как Катар пытается их использовать в своих интересах.

Если говорить об Иране, то у Дохи не так уж много возможностей для выбора, поскольку обе страны делят между собой крупнейшее в мире месторождение природного газа, известное в Катаре как Северное поле, а в Иране — как Южный Парс. От данного газового месторождения зависит процветание и безопасность Катара, для которого противостояние с Тегераном было бы сопряжено с большим риском. В отличие от Катара, у Саудовской Аравии, например, нет такой необходимости в сотрудничестве с шиитским руководством Ирана.

Взаимодействие Катара с исламистскими группами — это более сложный вопрос. Для маленькой страны, расположенной в неспокойном регионе, важно сотрудничество с многими силами, включая исламистские группы. Саудовская Аравия придерживается противоположной точки зрения, она не просто отказывается от политического взаимодействия с исламистами, а стремится искоренить эти группы на своей территории, поскольку они могут представлять серьезную опасность для внутренней стабильности. Учитывая разницу в территории и численности населения, Саудовская Аравия может оказаться более уязвимой к внутреннему исламистскому давлению, чем Катар.

Суть заключается в том, что при рассмотрении вопросов, связанных с исламистами или Ираном, Саудовская Аравия и Катар руководствуются разными национальными интересами. Со временем этот раскол стал более явным. Поскольку благосостояние Катара непрерывно росло, его лидеры, похоже, стали все чаще задумываться о внешней политике, которая не зависела бы от интересов правящей семьи Саудовской Аравии.

Что касается США, то Вашингтон заинтересован в обеспечении безопасности Катара, поскольку Доха располагает значительными энергетическими ресурсами, при том что более половины экспорта природного газа приходится на союзников США в ЕС и в странах Азии. Катарский газ является альтернативой российскому газу и предоставляет возможность снизить зависимость ЕС от поставок природного газа из России. С другой стороны, в Катаре выразили готовность покрыть значительную часть расходов, связанных с обеспечением американской авиабазы Эль-Удейд, за счет доходов от экспорта энергоресурсов. Недавно Катар согласился расширить американскую авиабазу и закупить в США военную технику, включая 36 истребителей F-15.

На авиабазе Эль-Удейд находятся около 10 тыс. солдат США и расположено центральное командование ВС США. Данная авиабаза необходима для поддержания американских военных миссий в Сирии, Ираке и Афганистане.

Наиболее значимым результатом стратегического диалога между Катаром и США стало совместное заявление, в котором говорится, что «США готовы к совместной работе с Катаром для сдерживания и противостояния любой внешней угрозе, представляющей опасность для территориальной целостности Катара». Совместное заявление — это не договор, поэтому США не связаны юридическими обязательствами. С другой стороны, совместное заявление — это мощный сигнал о том, что США готовы защищать Катар от неспровоцированного нападения.

Для Саудовской Аравии, как и для остальных арабских государств, любые уступки в отношении Катара будут расценены как унижение и проигрыш, поэтому переговоры с Саудовской Аравией не будут простыми. Как бы там ни было, любой вариант разрешения сложившейся вокруг Катара ситуации требует тех или иных уступок от каждого участника дипломатического противостояния. Ключ к проблеме, конечно же, заключается в том, чтобы найти такое решение, которое позволило бы всем заинтересованным сторонам сохранить свое лицо. Процесс урегулирования не обещает быть легким, но администрация Трампа, похоже, положила хорошее начало.

 Максим Исаев

США. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 февраля 2018 > № 2482151