Армения. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 февраля 2018 > № 2486599

Мост между ЕАЭС и ЕС через Армению отвечает национальным интересам России

Перспективы

24 ноября 2017 г. в Брюсселе на саммите программы ЕС «Восточное партнерство» президент Республики Армения (РА) Серж Саргсян подписал Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве с Европейским союзом. Как считает Серж Саргсян, рядовые граждане Армении с течением времени почувствуют результаты этого соглашения, поскольку Ереван в состоянии быстро при содействии ЕС провести реформы.

В данном случае речь идет о реформах в юридической сфере с целью укрепления демократических институтов, обеспечения прав человека и верховенства закона. Как полагают в Ереване, это послужит благоприятным фоном для укрепления политического диалога между Арменией и ЕС, расширения экономического сотрудничества, в первую очередь в области энергетики и транспорта, защиты окружающей среды, а также создаст новые возможности для торговли и инвестиций, повышения мобильности граждан. Последнее предполагает в некоторой перспективе введение для армянских граждан безвизового въезда в страны ЕС.

Однако одно дело — провести эти реформы, инициированные ЕС, или даже изменить форму правления государства (в марте 2018 г. Армения окончательно станет парламентской республикой), а совсем другое — реализовать крайне болезненные реформы в социально-экономической сфере с целью качественного улучшения жизни местного населения. В Брюсселе такую задачу даже не ставят. Там более важно расширить в Армении сферу своего влияния, конечно, за счет РФ. Тем не менее перед подписанием указанного соглашения Москва проявила политическую выдержку, заняв нейтральную позицию, что в полной мере соответствует союзническим отношениям между Россией и Арменией. В частности, по этому вопросу пресс-секретарь МИД России Мария Захарова заявила, что в РФ с уважением относятся к соглашению Армения — ЕС.

Обсуждение перспектив подписания Соглашения о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве РА с ЕС вызвало в Армении относительно умеренный интерес. При этом дискуссии велись не столько о положениях самого документа, сколько о возможной реакции на его подписание со стороны России и других государств-членов ЕАЭС. В рамках этой дискуссии сторонники евразийской интеграции заявляли, что из-за отсутствия противоречий с уже подписанными с Евразийским экономическим союзом документами, после информирования о его содержании государств-членов ЕАЭС, вопрос заключения Соглашения с ЕС находится в компетенции Армении. А противники евразийской интеграции были убеждены, что РФ выступит против подписания этого соглашения и окажет на РА необходимое давление.

К сожалению, в российских СМИ этот вопрос порой носил излишне политизированный характер, что наносило и, что еще хуже, продолжает наносить вред российско-армянским отношениям. Во многом снятию такой напряженности способствовала видеоконференция Константина Затулина, первого заместителя председателя комитета Государственной думы ФС РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками. Эта видеоконференция, которая имела широкое распространение в российских и армянских СМИ, прошла в Москве 19 декабря 2017 г.

Тем не менее следует признать, что Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве РА с ЕС является элементом продолжения политики Запада, в рамках программы «Восточного партнерства» ведущейся для достижения основной цели — постепенного изменения обществ государств-участниц программы под нужные для интересов ЕС стандарты. И экономическая составляющая этой программы является лишь одним из инструментов по ее осуществлению.

Очевидно, что вынужденная замена Соглашения об ассоциации РА с ЕС Соглашением о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве является всего лишь переходом на более низкую скорость в процессе достижения Европейским союзом своей основной цели. В ноябре 2017 года на саммите в Брюсселе это было представлено как переход к «Восточному партнерству разных скоростей», когда сохранение сотрудничества в формате программы важнее достижения желаемых для ЕС, но неприемлемых для Азербайджана, Армении и Белоруссии темпов внедрения «демократических», в трактовке Брюсселя, преобразований.

Конечно, Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве РА с ЕС не имеет того разрушительного потенциала для национальной безопасности Армении и НКР, какое было заложено в Соглашении об ассоциации 2013 г. Главным образом по причине значительно сокращенного экономического блока, реализация положений которого оказала бы непосредственное воздействие на внутреннюю и внешнюю политику Армении, в первую очередь — на весь спектр ее отношений со своим основным военно-политическим и экономическим союзником — Россией. Но этот документ еще более легитимизирует деятельность неправительственных организаций, созданных и действующих при прямой финансовой поддержке или на гранты европейских государств и США, которые своей деятельностью пытаются:

а) переориентировать на Запад экспертное сообщество и политические элиты Армении;

б) создать в обществе страны критическую массу прозападных настроений, которые при помощи подконтрольных СМИ будут отмобилизованы на смену внешнеполитических ориентиров и объективно сложившихся экономических предпочтений Армении.

Помимо этого, указанное соглашение накаляет атмосферу конкурентного обсуждения внешне– и внутриполитических перспектив Армении в рамках ее участия в том или ином интеграционном проекте. Это полностью соответствует задачам, поставленным ЕС в начале февраля 2014 г. в так называемом «Европейском пакете», который стал основой для продолжения сотрудничества со странами «Восточного партнерства». Он был составлен после изучения провала с подписанием Арменией и Украиной Соглашений об ассоциации на Вильнюсском саммите программы в ноябре 2013 г. и имеет значительную составляющую в виде усиления информационной поддержки программы и информационного давления на государства-члены «Восточного партнерства».

При этом в Брюсселе учитывается, что армянское общество расколото по вопросу членства в различных интеграционных объединениях. Так, по западным социологическим данным, которые, конечно, нельзя считать в полной мере объективными, треть жителей страны считают желательным участие Армении в ЕС, еще треть — в ЕАЭС, а 12% — одновременно в обеих организациях. Причем в августе 2016 г. участие Армении в ЕС считали желательным 41% респондентов, а в Евразийском экономическом союзе — всего 25%. Следовательно, за последнее время количество сторонников евразийской интеграции в республике, как минимум, не уменьшилось (в реальности в Армении идея евразийской интеграции пользуется существенно большей поддержкой).

Не менее важен и экономический аспект сотрудничества РА с ЕС. Так, в первом полугодии 2017 г. на страны Европейского союза приходилась треть армянского экспорта и половина импорта. Ереван видит в ЕС важного партнера по получению доступа к современным технологиям. Помимо этого, Армения стремится не допустить того, чтобы Баку и Анкара монополизировали в Европе карабахскую тематику. При этом Франция, где проживает полумиллионная армянская диаспора, вместе с США и Россией выступает в роли сопредседателя Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

Нужно обратить внимание, что Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве Республики Армения с Европейским союзом предусматривает мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта, что предполагает разрешение проблемы политическими средствами в соответствии с принципами и нормами международного права. В этом контексте, как отметила Федерика Могерини, верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности, ЕС «по-прежнему полностью поддерживает посреднические усилия и соответствующие предложения сопредседателей Минской группы ОБСЕ». Но этого явно недостаточно в тех условиях, когда после апреля 2016 г. конфликт в области Нагорного Карабаха уже разморожен.

Было бы неверно думать, что, принимая решение о подписании Соглашения о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве с ЕС, в Армении не учитывали такой неблагоприятный для развития ЕАЭС фактор, как нарастание геополитического противостояния и сохранение (расширение) финансово-экономических санкций США, ЕС, Японии, Канады и ряда других государств против России. Но более важным является то, что Ереван реализует концепцию проведения комплементарной внешней политики. Это предполагает при сохранении основного вектора такой политики в сторону России развивать одновременно другие направления в отношении США и ЕС как дополняющие основной вектор. В частности, Армения старается найти взаимодополняющие возможности между различными интеграционными проектами с целью их взаимного обогащения путем ухода от конфронтационных решений и ситуаций. В рамках такого подхода Армения не могла не подписать указанное соглашение, имеющее для ЕС компенсационный характер и учитывающее стратегический выбор Республикой Армения евразийского вектора экономической интеграции как основного.

Несомненно, что подписанное Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве РА с ЕС имеет более декларативный характер, чем подготовленное в 2013 г. Соглашение об ассоциации Республики Армения с Европейским союзом. Оно составлено по принципу дополнения и непротивопоставления имеющимся обязательствам Армении перед государствами-членами ЕАЭС. При этом в экономическом плане основным отличием подписанного документа от типовых Соглашений об ассоциации (2013 г.), предложенных к подписанию Украине, Молдавии, Грузии и Армении, является отсутствие положения о создании Арменией и ЕС зоны свободной торговли. Именно это вызывало наибольшие опасения и неприятие как у армянских, так и у российских экспертов и политиков.

Помимо этого, Соглашение об ассоциации РА с ЕС предполагало установление таможенной, а в дальнейшем и государственной границы между Республикой Армения и Нагорно-Карабахской Республикой. И в Ереване, и в Степанакерте это воспринималось как прямая угроза собственной национальной безопасности.

Существенный интерес представляет вопрос о закрытии Армянской АЭС, которая сейчас на 40—45% обеспечивает потребности республики в электроэнергии. После комплексного изучения состояния этой АЭС, проведенного с привлечением специалистов Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» и МАГАТЭ, в марте 2014 г. правительством Республики Армения было принято решение о продлении срока эксплуатации ее действующего второго энергоблока до 2026 г. А в марте 2015 г. был создан Совместный координационный комитет по реализации программы по пролонгации работы АЭС. Сейчас координацию этого проекта осуществляет дочерняя структура Государственной корпорации «Росатом» — АО «Русатом Сервис». Окончание работ по продлению срока эксплуатации АЭС запланировано на 2019 г. Правительство РФ уже выделило Армении на эти цели государственный экспортный кредит на сумму 270 млн долл. и грант в 30 млн долл.

В отношении Армянской АЭС в Соглашении о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве РА с ЕС требуется «без промедления утвердить график и план действий для закрытия и безопасного демонтажа станции, учитывая необходимость ее замены новыми мощностями для энергетической безопасности Армении». Однако в подписанном соглашении срок закрытия Армянской АЭС не установлен. Более того, этот вопрос напрямую увязан с параллельным вводом новых энергомощностей, достаточных для поддержания энергетической безопасности страны. Следовательно, Армянская АЭС продолжит свою работу как минимум до 2026 г.

Как считает известный российский эксперт Сергей Маркедонов, подписав с Арменией Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве, ЕС фактически отказался от жесткого противостояния с РФ на постсоветском пространстве. С другой стороны, указанное соглашение готовилось как минимум с 2015 г. и неоднократно обсуждалось и с Россией, и в формате ЕАЭС. При этом представители МИД России и Евразийской экономической комиссии соглашались, что оно не противоречит участию Армении в ЕАЭС.

Несомненно, что в нынешних условиях только Россия может гарантировать безопасность Армении. Но в то же время экономическая и внешнеполитическая диверсификация для Еревана тоже важна. Иначе России придется взять на себя серьезные социально-экономические обязательства в отношении Армении, к чему Москва не готова. Вместо этого Ереван должен стать дополнительной площадкой для диалога между Россией и ЕС.

Таким образом, подписанное Арменией Соглашение о расширенном и всеобъемлющем сотрудничестве с ЕС во многом носит декларативный характер. Оно составлено по принципу дополнения и непротивопоставления имеющимся обязательствам Армении перед другими государствами-членами ЕАЭС. Об этом свидетельствует, например, отсутствие в указанном документе положения о создании Арменией и ЕС зоны свободной торговли. Тем не менее, влияние ЕС в Армении будет нарастать. Россия может противостоять этому единственным способом — создавая на армянской территории мост между ЕАЭС и ЕС. И это полностью отвечает не только российским, но и армянским национальным интересам.

Ноев Ковчег

 Владимир Евсеев

Армения. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 февраля 2018 > № 2486599