Турция. Азербайджан. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 февраля 2018 > № 2491308

Сможет ли Ватикан развести Баку и Анкару по разным углам?

Статус главы азербайджанских католиков повысился

Сорок высокопоставленных дипломатов Ватикана отправляются в Азербайджан для участии в епископской хиротонии священника Владимира Фекете, которая состоится 11 февраля. В 2009 году он был назначен настоятелем миссии sui iuris (предварительной перед апостольской префектурой) в Баку, а с 4 августа 2011 года возглавил апостольскую префектуру Азербайджана с непосредственными подчинением Святому престолу. О решении возвести Фекете в чин епископа в декабре 2017 года объявил папа Римский Франциск. В Баку прибудут секретарь Святого престола по отношениям с государствами архиепископ Пол Галлахер, епископы и архиепископы из Австрии, Словакии, Грузии, России. 13 февраля состоится официальный прием по случаю хиротонии, куда приглашены политики, общественные деятели и чиновники администрации президента Азербайджана.

По всему выходит так, что папа Франциск уделяет особое значение этой мусульманской закавказской республике с маленькой католической общиной. 2 октября 2016 года понтифик посетил Азербайджан. Некоторые западные издания говорили тогда, что этот визит — «ответная пиар-услуга азербайджанским властям», которые «финансируют ряд проектов в Ватикане». Однако спустя какое-то время Франциск пошел на неординарный ход. 7 мая 2017 года он рукоположил десять священников. Одним из них оказался выходец из мусульманской семьи, семинарист Бехбуд Мустафаев. Он являлся выпускником Католической высшей духовной семинарии «Мария — Царица апостолов» в Санкт-Петербурге и лично знаком с понтификом, во время визита папы в Баку сослужил тому как диакон. Мустафаев стал первым католическим священником-азербайджанцем в истории Католической церкви.

А теперь еще и апостольский префект Фекете будет епископом. Конечно, иногда возведение в этот сан бывает карьерным пиком, после которой ждать продвижения уже не стоит. Но вполне возможно и то, что Святой престол преследует какие-то иные цели в Азербайджане и выходит на новый этап, символом чего является хиротония отца Владимира. В мае прошлого года он так говорил о стране своего пребывания: «В Азербайджане проживает около десяти миллионов людей. 90% из них — мусульмане. Но ислам в Азербайджане не имеет ничего общего с террористическими группами, он умеренный и терпимо относится к другим вероисповеданиям. Я часто встречаю людей, которые говорят, что стали мусульманами только потому, что родились азербайджанцами. Они не имеют должного представления о своей религии».

Об этом же говорят и многие эксперты, не имеющие отношения к конфессиональной проблематике. Но все-таки между светским представлением об Азербайджане и церковным есть некоторая разница. Для первого — это государство в Закавказье, бывшая советская республика, которая после обретения независимости в 1991 году подчеркивает свою тюркскую идентичность и избрала Турцию своим стратегическим партнером в рамках концепции «один народ — два государства». Для второго — одна из самых светских стран в исламском мире, население которой составляют на 97% мусульмане, из них 2/3 исповедуют шиизм (в отличии от Турции, где преобладает суннизм), что объясняется «соседним персидским влиянием». При этом «видимое присутствие ислама здесь гораздо ниже того, что можно увидеть в Париже и в других крупных французских городах».

Как замечают наблюдатели, папа Франциск «многое инвестировал в наведение мостов с исламом». До сих пор Ватикан делал ставку в мусульманском мире на шиитский Иран. Это остается и сейчас, но понтифик вместе с тем стал вести активную политику в отношении суннитских стран. Франциск возобновил диалог с каирским суннитским университетом Аль-Азхар, принимал в Ватикане президента Египта Абдул-Фаттаха Ас-Сиси и сам побывал в Египте. В конце прошлого года маронитский патриарх-кардинал Бешара Раи по поручению Святого престола выступил переговорщиком с Саудовской Аравией. Приезжал папа и в Турцию. А на днях уже в Ватикане он дал аудиенцию турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану. И турецкие издания рисуют широкую картину того, чем Святой престол мог бы помочь Анкаре.

Эрдоган то говорит, что Турция хочет вступить в Евросоюз, то публично отказывается от этого, поскольку европейские страны не хотят видеть турок в своих рядах, потому что ЕС — это «христианский клуб». И вот если Ватикан замолвил бы словечко перед «христианским клубом» за Анкару… Но Святой престол держится с Турцией осторожно, она слишком большая, чтобы ее можно было так просто втащить в Европу. Иное дело — Азербайджан. Это «самая светская из мусульманских стран», а о росте в Турции исламизма и возрождении османизма не пишет разве что ленивый. Баку тяготеет к Западу в целом и ЕС в частности больше, чем Турция. Ватикан может оказать ему содействие, подтолкнув тем самым Азербайджан дистанцироваться от Турции. Взамен Святой престол может попросить Баку пойти наконец на примирение с Ереваном, признать Геноцид армян или хотя бы перестать солидаризоваться с Анкарой в его отрицании.

Если Святой престол напомнит Азербайджану о его «иранских шиитских корнях», разведет по разным углам с Анкарой, усилит его внешнеполитический европейский вектор — это будет в плюс не только Католической церкви, но и Армении, возможно, Тегерану. В проигрыше окажется Турция. Что касается России, то стоит помнить, что Ватикан пусть и специфический, но Запад. А у Запада есть свои интересы, отличающиеся от российских.

Станислав Стремидловский

Турция. Азербайджан. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 февраля 2018 > № 2491308