Армения > Электроэнергетика > rosbalt.ru, 5 февраля 2018 > № 2491421

Когда Армения в конце прошлого года помпезно подписала соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве с Евросоюзом, она знала на что идет, поскольку в документе содержалось положение о закрытии атомной станции в Мецаморе, досрочном принятии «дорожной карты» или плана действий по замене АЭС альтернативными источниками генерации электроэнергии. Вероятно, в Ереване рассчитывали, что гром не грянет так быстро, или же вообще — «обойдется», но не тут-то было. Когда Брюсселю чего-то очень хочется, он очень быстро запрягает, и на прошлой неделе заместитель руководителя отдела Восточного партнерства в Европейской службе внешних дел Лоренц Дирк на заседании подкомитета Армения — ЕС заявил, что станцию необходимо закрыть «как можно быстро», поскольку «ее невозможно улучшить настолько, чтобы она полностью соответствовала международным стандартам и требованиям безопасности».

Между тем Мецаморская АЭС вырабатывает 40% электроэнергии, необходимой для потребностей Армении. В настоящее время функционирует только один ее энергоблок мощностью 407,5 МВт. Власти республики постоянно заявляли, что собираются в нынешнем или будущем году начать строительство нового блока мощностью в 600 МВт. Проект оценивается в 5 миллиардов долларов. Часть расходов по его реализации взялась покрыть Россия, обеспечивающая топливом, оборудованием и технологиями действующую АЭС.

АЭС в мире: новоделы и долгострои

Более того, президент Серж Саргсян неоднократно заявлял, что ядерная энергетика является «стратегическим направлением», и оно зафиксировано в долгосрочной, вплоть до 2036 года, программе развития энергосистемы, включающей продление срока работы Мецаморской АЭС до 2027 года и поэтапный ввод в эксплуатацию ее новых блоков. И, кстати, Саргсян особо подчеркнул, что АЭС функционирует в полном соответствии со стандартами МАГАТЭ. Разумеется, все эти планы строились на основе сотрудничества с «Росатомом» и его дочерней структурой — АО «Русатом Сервис». На поверку же выходит, что либо армянские власти лгали о своем ядерном «стратегическом курсе», пуская пыль в глаза собственным гражданам и российским партнерам, либо им так не терпелось подписать соглашение с Евросоюзом, что они согласились на все его условия.

А сотрудничество это, в рамках программы Восточного партнерства, фактически является для России конкурирующим проектом, включая и крайне важную для нее энергетическую сферу. Не исключено, что отныне «погоду» в области энергобезопасности Армении будет «заказывать» уже не «Росатом», а «Евроатом». Но он ничего не сможет сделать, если Армения с закрытием АЭС погрузится во тьму. Да и интересует ли такая «мелочь» Европу?

Между тем угроза энергодефицита, которую армяне уже проходили в годы «становления независимости», серьезно их напрягла. В погоне за «милостями» ЕС они поверили своему министру энергетических инфраструктур и природных ресурсов Ашоту Манукяну, который в преддверии подписания соглашения с ЕС убеждал население, что пугаться нечему: в документе «нет речи о закрытии АЭС», и она будет работать ровно столько, сколько позволят требования безопасности. А затем будет построен новый энергоблок.

Армения перехитрила саму себя?

Но тогда как быть с требованием ЕС «как можно быстро» закрыть станцию и «решением» правительства Армении о продлении срока ее эксплуатации до 2026 года за счет кредита России в 270 миллионов долларов и гранта в 30 миллионов долларов? И с тем, что Армения взяла перед Брюсселем обязательство реформировать свою энергетику, поддерживаемую Россией (а это не только топливо для АЭС, но и природный газ), в соответствии с брюссельским «видением»? Сейчас Армению может спасти от закрытия Мецаморской АЭС только достижение консенсуса между «Евроатомом», участвующим в соглашении, и «Росатомом», лоббирующими каждый свои собственные интересы, а также интересы Брюсселя и Москвы. Но обе эти структуры всего лишь «фрагмент» в истории соглашения Армения — ЕС вообще, а Мацаморской АЭС — в частности.

Суть-то в том, что Ереван стремится к многовекторности во внешней политике, что не такое уж дурное дело. Однако все зависит от геополитических реалий, которые в настоящее время на руку Армении не играют. Да, она является членом Евразийского союза, СНГ и ОДКБ (все — под эгидой России), да к тому же ей удалось подписать «историческое», однако во многом кабальное соглашение с Евросоюзом. Но Москва и Брюссель находятся в состоянии конфронтации, а потому Западу очень хочется увести Армению с российской орбиты, к тому же насолив РФ с Мецаморской станцией, отобрав у нее рычаг влияния или давления на Ереван.

Но что может ЕС предложить Армении в контексте не только ее энергетической, но и военной безопасности? Ведь карабахский конфликт еще никто не «отменил», и фактически его военное решение сдерживает именно Россия. Экономика и энергетика полублокадной Армении тоже завязаны на РФ. Говорить о том, что Россия «отняла у Армении все», не вполне корректно — последняя сама отдала «почти все», поскольку другого варианта выжить у нее в свое время либо не было, либо она не потрудилось его найти. Появился ли он сейчас в лице сомнительного для армянских проблем соглашения с ЕС? Тоже, вероятно, нет, поскольку Ереван сразу же столкнулся с большой проблемой: реальным требованием закрыть АЭС.

Почему россиян называют «оккупантами» в стране ЕАЭС?

Может, до Армении все же дошло, что она, мягко говоря, поторопилась со своими обязательствами перед ЕС по Мецаморской станции, или Ереван получил жесткие инструкции из Москвы? Иначе чем можно объяснить, что буквально на следующий день после озвучивания требования высокопоставленного европейского чиновника Дирка закрыть станцию, правительство Армении на своем заседании одобрило программу комплексных мероприятий по модернизации турбинного цеха АЭС — в рамках проекта по продлению срока эксплуатации станции.

Чудеса, да и только. Интересно, как на ни них отреагирует Брюссель, и покарает ли он Армению, «просевшую» под «Росатом», чтобы не погрузиться во тьму и не вызвать «электрическую революцию» в республике? По идее, ЕС должен воздержаться от искушения наказать Армению, в противном случае у него не останется шансов хоть «немного отобрать» ее у России.

Впрочем, какое решение на самом деле, а не на бумажке, приняло правительство Армении по атомной станции, сказать очень сложно. Ведь в марте в стране состоятся президентские выборы, и правящая партия полна решимости протащить на пост условного главы теперь уже парламентской республики «своего человека». Поэтому до выборов армянская власть будет умасливать избирателей всеми доступными способами.

Ирина Джорбенадзе

Армения > Электроэнергетика > rosbalt.ru, 5 февраля 2018 > № 2491421