Украина. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 9 февраля 2018 > № 2491429

В Киев корреспонденту «Росбалта» довелось отправиться в составе небольшой белорусской делегации на одну из конференций. А поскольку «свидание» с украинской столицей произошло после 15-летней «разлуки», конечно, было интересно увидеть, как же она изменилась за эти годы, и вообще — найти «10 отличий» между Киевом и Минском, Украиной и Белоруссией.

Надо сказать, что разница начинает чувствоваться сразу после пересечения границы. Белорус ее ощущает буквально «собственной задницей»: после зеркально гладких белорусских автобанов на украинских ухабах начинает приплясывать даже многотонный автобус МАЗ.

Автовокзал украинской столицы до зубной боли напоминает аналогичное соружение какого-нибудь Слонима 20-летней давности: грязь, обшарпанное советское здание, много аляповатой рекламы, киоски с китайской мелочевкой, скучающие на лавках бедно одетые люди, столовая под пафосным названием «Кафе». Но кормят там на удивление дешево и вкусно — как и везде в Киеве.

Галичина все же Украина

Рядом с автовокзалом — Демеевский рынок, который сразу возвращает тебя в 90-е, только с вайфаем. Это какой-то местный базар 1995 года в Молодечно. Разрезанная сырая рыба, рядом торгуют детскими игрушками, затем чай-кофе и «самое настоящее» золото от цыган. Под ногами чавкает грязь — на рынке нет даже асфальта. В киосках, заваленных самым дешевым китайским барахлом, — недружелюбные продавщицы «с начесами». Зато все невероятно дешево — цены просто смешные по белорусским меркам.

Но уже через час мы в ресторане «Веранда на Днепре». Дорогое заведение, вышколенные официанты, богато одетые посетители. Быстро понимаешь, что в Украине разрыв между высоко- и низкообеспеченными слоями населения намного больше, чем в Белоруссии. Однако вокруг пафосного ресторана — непролазная грязь. После приветственного обеда отвезти домой нас взялся лично организатор конференции, на которую мы приехали. Было интересно понаблюдать, как наша спортивная BMW стоимостью в четверть миллиона долларов ныряет из одной лужи в другую, рискуя попросту утонуть в грязи недалеко от днепровского берега. Картина, которую в Минске даже представить себе нельзя.

Местные бизнесмены, особенно если это выходцы из других стран, утверждают: украинцы просто не хотят работать. Да, они инициативны, предприимчивы, молодежь постоянно «мутит» какие-то проекты, но в большинстве случаев люди выполняют свою работу спустя рукава, точнее — просто создают видимость. Может, это из-за того, что хотя зарплаты в Украине совсем невелики, но и стоимость жизни низкая, и на хлеб, пусть и без масла, хватает без особых усилий? Любопытно, что украинцы вообще спокойно относятся к деньгам, в смысле к их зарабатыванию. Официанты почти безразличны к чаевым, а в один из вечеров мы не смогли вызвать такси в самый центр города — на Крещатик, где мы жили возле Майдана. Назначали двойной, тройной тариф (в Киеве это возможно через диспетчерскую службу) — но в час пик попросту никто не захотел ехать.

Как уже отмечалась, многие районы Киева чистотой не блещут, но центр довольно ухоженный. Но белорусской «всеобщей чистоты» все равно нет нигде. Теперь — общественный транспорт. В Минске на улицах — исключительно новенькие, блестящие, собственного производства троллейбусы и трамваи, автобусы и электробусы. По сравнению с белорусской столицей, Киев — музей старой коммунальной техники, с трамваями 70-х годов. Но зато проезд опять же намного дешевле, чем в Минске. Метро в два раза, такси — в три-четыре, хотя бензин в Украине значительно дороже белорусского.

Украинцы много рассуждают про «жизнь по-европейски», но на ее обустройство, кажется, нет ни денег, ни желания. Белорусы в этом могут показать своим соседям пример, причем не только в «уборке улиц». Скажем, «безбарьерная среда» для инвалидов. В Минске у любого заведения есть специальные пандусы для колясочников, на станциях метро — для них же специальные лифты. И не дай бог, если такой лифт не работает — будет скандал. В белорусских СМИ и соцсетях тема инвалидов пусть и не в топе, но обсуждается постоянно, в Киеве — даже намека на такое нет. Ни пандусов, ни лифтов, ни специальных знаков, ни публичного обсуждения проблемы. Соответственно, и инвалидов «как бы нет» — на улицах их практически не видно. И это только один, очень частный пример о «европейской жизни».

Самые украинские русские

Зато бросается в глаза какая-то почти абсолютная «внутренняя свобода» украинцев. Если белорус в своей стране захочет «замутить» какой-то проект, то его первая мысль будет — а разрешат ли мне? Вторая — а не посадят ли меня? Украинцам подобное и в голову не приходит, они просто берут и делают. И никто не запрещает, не сажает. Неудивительно, что многие активные белорусы уезжают в Украину «самореализовываться».

Константин Ш. переехал из Минска в Киев семь лет назад. Сперва работал по найму, потом получил гражданство и украинский паспорт, завел свой небольшой бизнес. «Да, здесь есть и коррупция, и вооруженные разборки, и рейдерские захваты, и в тюрьму силовики бизнесмена могут кинуть, — рассказывает он. — Но это все разборки „наверху“. Если ты не долларовый мультимиллионер, ты можешь жить вполне спокойно. Только коррупция в равной мере распространяется на всех, она здесь повсеместно. Но поскольку за взятки тут никого не сажают и не наказывают, то и размер самих взяток невелик. Это своего рода „плата за услуги“, причем вполне приемлемая».

В политике — также почти полная свобода. Мы жили на Крещатике, и на третий день нашего пребывания в Киеве главная улица оказалась перекрыта. Кто-то против чего-то митинговал: то ли автомобилисты против перехода на стандарт Евро-5, то ли Саакашвили что-то организовывал, то ли и то и другое вместе. Полиция совершенно флегматично охраняла собравшихся, и главная ее забота была — не допустить провокаций. Все-таки страна находится в состоянии войны, и это подспудно чувствуется. В Минске собравшихся разогнали бы за 10 минут и, жестоко избив, раскидали бы по тюрьмам. На Украине подобные действия вполне могут спровоцировать очередной Майдан.

Продолжаем искать различия. В общении украинцы — люди намного более открытые и дружелюбные, чем замкнутые в себе и всегда настороженные, ожидающие подвоха белорусы. Украинец охотно расскажет о себе, о своей работе, семье и городе, поделится всем и поможет, чем может. Если человек взялся тебе в чем-то посодействовать, можно быть уверенным — он сделает все от него зависящее.

А еще украинцы не любят торопиться, даже официанты. Зато длительное ожидание в ресторане с лихвой компенсируется необычайно вкусной местной кухней. Кстати, Киев просыпается рано, и воспользоваться общепитом можно уже в 8 утра, чтобы полноценно позавтракать. Для сравнения: в Минске до 11-ти поесть можно или дома, или в одном из немногочисленных круглосуточных ресторанов.

Вообще, специально для белорусов (да и для россиян) неплохо было бы организовывать специальные гастрономические туры в украинскую столицу. Во всяком случае, члены нашей «белорусской делегации» после Киева в минский ресторан точно не скоро пойдут, чтобы не разочаровываться. Вообще, уезжая из Киева после недели пребывания мы также единодушно резюмировали: Минск — город для того, чтобы в нем работать. Киев — для того, чтобы жить.

Денис Лавникевич, Киев-Минск

Украина. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 9 февраля 2018 > № 2491429