Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 7 февраля 2018 > № 2491431

В Северо-Кавказской республике проводится беспрецедентная акция силовиков: через несколько месяцев после назначения нового врио главы Дагестана Владимира Васильева задержали не только чиновников городского уровня, но и премьера с двумя заместителями.

Представители власти начали паковать чемоданы, но, по данным СМИ, до окончания масштабной федеральной проверки был запрещен выезд дагестанских чиновников из страны, а дорожных инспекторов и патрульных полицейских заменили командировочными из других регионов. Главой правительства республики после ареста премьера назначили чиновника из Татарстана. О подоплеке происходящего «Росбалту» рассказали эксперты.

Валерий Соловей, доктор исторических наук, политический аналитик:

«Не припоминаю, чтобы в постсоветскую эпоху происходило что-нибудь подобное той „зачистке чиновников“, которая сейчас идет в Дагестане. Это действительно беспрецедентный случай.

В советскую эпоху — да, такое случалось, особенно в Центральной Азии, да и в Закавказье тоже.

Причины, видимо, связаны с простыми оценками ситуации, — коррумпированность тамошних представителей власти, теперь уже арестованных, может создать серьезные проблемы как на предстоящих выборах, так и в дальнейшем. Наверняка были сделаны негласные социологические замеры и результаты этих наблюдений, видимо, показали, что эти власти могли побудить избирателей проголосовать против Владимира Путина, поддержать на выборах оппозицию».

Денис Соколов, руководитель исследовательского центра RAMCOM:

«То, что сейчас происходит в Дагестане, беспрецедентно для России, но, думаю, в будущем мы подобное еще увидим. Главной причиной смены элит в этом случае стал фактический провал политики прежнего руководителя республики Рамазана Абдулатипова: речь идет и о провале социально-экономической политики; и об исключительном уровне коррупции в республике, которая устроена иначе, чем в других регионах РФ; и о полном провале выборов в Госдуму в 2016 году, когда оказалось, что партия „Народ против коррупции“, (которую с оговорками можно назвать „исламской партией“, поскольку ее поддержало духовное управление мусульман), выглядела лидирующей, пока ее не сняли с выборов. Такую ситуацию, с точки зрения Кремля, можно назвать полным провалом системы управления.

В итоге мы видим, что реализуется давнее решение по смене региональной элиты на представителей федеральной силовой бюрократии. По сути, это введение внешнего управления. Видимо, предстоит тотальная замена местных чиновников на „варягов“ и в других регионах.

В назначении министра экономики Татарстана Артема Здунова на пост премьера Дагестана видна идея послать „варяга“, который близок силовикам. Сейчас для замены чиновников ищут опытных управленцев, которые были бы достаточно понятны и близки силовикам, и при этом имели компетенции, позволяющие управлять в Дагестане. Плюс, видимо, Здунов ранее был знаком главе Дагестана Васильеву».

Дмитрий Солонников, политолог, директор Института современного государственного развития:

«„Чистки“ чиновников в Дагестане — это еще не пик борьбы с коррупцией. „Глубинные работы“ в республике только начались.

Я был в Дагестане в конце лета и видел, что перемены там назрели и перезрели. В народе уже тогда росло недовольство. Надежды, которые жители связывали с приходом Абдулатипова, не оправдались. Уровень коррупции был высок на всех уровнях: это и продажа должностей на госслужбе, и распределение земли с госзаказами, и строительство незаконных производств, и получение незаконных льгот и выплат населением.

В общем, клубок проблем был огромным. Об этом говорили открыто, и пора было что-то делать. Думаю, что при смене Абдулатипова на Владимира Васильева сразу ставилась задача разрешать ситуацию в республике комплексно. Нужна была не разовая точечная операция со снятием одного-двух руководителей, а системная, длительная, многоплановая работа.

Начало антикоррупционной борьбы в Дагестане случайно совпало с президентскими выборами по времени. Любой этап работы можно произвольно привязать к какому-нибудь событию — выборам, празднованию Первомая или к окончанию учебного года. Но это будет неверно, в данном случае речь не идет о PR-е к избирательной кампании.

Назначение чиновника из другого региона — необходимое условие борьбы с коррупцией в Дагестане. Разбором ситуации должны заниматься люди из других регионов, не связанные с местными кланами или центрами силы. В противном случае это будет замена одной группировки на другую, без изменения реального положения вещей.

Мусульманские регионы ментально похожи. Новый премьер Артем Здунов показал себя в качестве успешного менеджера по развитию экономики одной из мусульманских республик — Татарстана. Поэтому логично, что его пригласили для развития экономики в другую мусульманскую республику РФ».

Илья Гращенков, директор Центра развития региональной политики:

«Приглашение на должность премьер-министра Дагестана чиновника из правительства Татарстана означает создание новой „связки“ двух регионов.

Участие Татарстана в формировании нового правительства Дагестана — это своеобразный „жест доброй воли“ из Казани .Он показывает, что глава Татарстана Рустам Минниханов готов участвовать в российских делах, завершает период, когда к главе Татарстана были вопросы из-за прихода времени перезаключения договора о разделе полномочий между федеральным центром и республикой.

Связка Владимира Васильева и Рустама Минниханова демонстрирует, что Татарстан не является „государством в государстве“, а наборот — участвует в создании новых конструкций федерального управления.

„Связка“ Казани и Махачкалы преследует также цель уравновешивания сил на Северном Кавказе. В новой конструкции управления этого округа Дагестан выглядит как некий „противовес“ Чеченской Республике как наиболее влиятельному региону в СКФО.

Назначение Артема Здунова находится и в русле определенной кадровой политики. Мы видим диверсификацию чиновников: люди из команды Минниханова переходят на более сложный участок работы, где они должны показать, что сформированная в Казани система управления может экспортироваться вовне».

Руслан Гереев, директор Центра исламских исследований Северного Кавказа:

«Нынешние назначенцы во власти Дагестана воспринимаются в республике как временные фигуры. В их задачу входит наведение порядка и возвращение стабильности динамике развития региона.

Нельзя сказать, что это „кампанейщина“. Но новые назначенцы все же носят приставку „врио“. Да, сейчас приглашаются на временную работу люди, которые уже показали себя в других регионах, и одновременно идет отбор в управленческие структуры молодежи, на которую мог бы сделать ставку нынешний глава Дагестана Владимир Васильев.

Сам Васильев — тоже временный человек в Дагестане. Если новые назначенцы покажут себя с положительной стороны, то мы бы хотели, чтобы они остались в республике и стали дагестанцами в полном смысле этого слова. Почему бы и нет? Но заявлений о том, что они пришли на постоянную работу, — не было.

Жители Дагестана с пониманием отнесутся к перестановкам во власти. Представители местной элиты вели себя неподобающим образом, из-за чего потеряли доверие — и народа, и федерального центра. Неудивительно, что начались аудиторские проверки в районах, муниципалитетах».

Дмитрий Ремизов

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 7 февраля 2018 > № 2491431