«Деловая Южная Осетия»

— раздел базы данных 1998–2018гг. Polpred.com Обзор СМИ.

Экономика и право. Интернет-доступ на все материалы по стране, 12 месяцев — 49000 руб.
Южная Осетия Новости и аналитика (1658 документов) • Авиапром, автопром  число статей в наличии 1 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 15.10.2018 читателями скачано статей 1Агропром 17 / 82Алкоголь 3 / 20Армия, полиция 205 / 1343Внешэкономсвязи, политика 1066 / 9557Госбюджет, налоги, цены 63 / 559Легпром 5 / 15Леспром 1 / 2Медицина 9 / 10Металлургия, горнодобыча 1 / 1Миграция, виза, туризм 23 / 63Недвижимость, строительство 36 / 118Нефть, газ, уголь 41 / 450Образование, наука 24 / 170Приватизация, инвестиции 13 / 34Рыба 3 / 6СМИ, ИТ 30 / 166Таможня 11 / 59Транспорт 22 / 120Финансы, банки 9 / 106Химпром 1 / 0Экология 6 / 79Электроэнергетика 11 / 50 | Главное | Персоны | Все новости


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Южная Осетия» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 15.10.2018 размещена 101 важная статья, в т.ч. 24 VIP-автора, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны

Погода:


Нерабочие дни:
20.09 День независимости Южной Осетии

.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (12)

Внешняя торговля (5) • Книги (5) • Политика (1) • Туризм, виза (1)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Новости

Полный текст |  Краткий текст


Южная Осетия. США. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754735 Джеймс Койл

The Hill (США): Российское влияние увеличивается за счет уменьшения американского

Автору веб-сайта «Хилл» не нравится внешняя политика России — видимо, потому, что Индия, Турция, Армения и многие другие страны предпочли Москву Вашингтону. Он заявляет, что и на Востоке, и на Западе влияние России растет за счет уменьшения влияния Америки. Поэтому США должны активно восстанавливать связи с мировым сообществом.

Джеймс Койл (James J. Coyle), The Hill, США

В то время как Россия демонстрирует свои военные и основанные на нефтедолларах экономические мускулы, Соединенные Штаты продолжают терять влияние на всем пространстве бывшего советского мира. Под воздействием российской активности и в результате нерадивости Соединенных Штатов столицы Старого мира все больше обращаются в сторону Кремля за помощью. Достаточно посмотреть на добровольное экономическое порабощение Западной Европы за счет ее поддержки строительства газопровода «Северный поток — 2». Его строительство означает, что Европа передает свою экономическую независимость Газпрому в тот момент, когда русский медведь душит Украину, своего южного соперника.

В то же время показанные Россией результаты в Сирии побудили Турцию приобрести российские зенитно-ракетные комплексы С-400. Индия тоже возвращается на кремлевский рынок оружия. Рискуя нарваться на американские санкции, Нарендра Моди, тем не менее, завершает сделку в объеме пять миллиардов долларов по приобретению российского оружия.

Армения и Азербайджан с 1994 года конфликтуют друг с другом по поводу международно признанной азербайджанской территории Нагорного Карабаха. В конце 1990-х годов существовала надежда на то, что Соединенные Штаты будут иметь влияние на две эти воинственные стороны конфликта. В Азербайджане частные компании подписали «Контракт века», который предусматривал поставку каспийской нефти на международный рынок в обход российской трубопроводной системы. Но после того как Соединенные Штаты в 2008 году не смогли значимым образом ответить на вторжение России на территорию Грузии, Азербайджан обратился к Москве по поводу закупки вооружений на сумму, которая, как говорят, составляет шесть миллиардов долларов.

Несмотря на протесты и заверения по поводу неприсоединения, Армения уже давно порабощена Кремлем. Москве принадлежит большая часть командных постов в армянской экономике, и, кроме того, Ереван считает, что Москва играет первостепенную роль в обеспечении независимости Армении. Существовала надежда на то, что недавний приход к власти независимого лидера Николы Пашиняна будет означать, что Армения, возможно, повернется в сторону демократического Запада. Его предшественник Серж Саргсян вышел из переговоров о заключении договора об ассоциации с Европейским Союзом и предпочел присоединиться к ориентированному на Кремль Евразийскому экономическому союзу.

Однако спад в отношениях Армении с Россией продолжается. Осознавая это, Москва в июле 2018 года направила в Ереван вооружений на сумму 200 миллионов долларов. Министр обороны Армении Давид Тоноян похвастался тем, что некоторые образцы поставленного оружия настолько современны, что еще даже не приняты на вооружение в самой российской армии. Во время встречи с российским президентом Владимиром Путиным Пашинян заявил о существовании консенсуса — внутри Армении никто не сомневается в стратегическом характере российско-армянских отношений.

Грузия ведет борьбу против российского военного вмешательства с начала 1990-х годов. Российские войска патрулируют территории сепаратистских анклавов Абхазии и Южной Осетии, и в результате Грузия сталкивается с феноменом «демаркации административной границы» (borderization). Это означает, что Россия переносит пограничные знаки все дальше вглубь территории Грузии. Стратегический трубопровод Баку-Супса еще в июле 2015 года полностью находился на контролируемой Грузией территории. А сегодня на часть его уже находится на тех землях, на которые претендует Южная Осетия.

Несмотря на наличие проблем, Россия и Грузия на регулярной основе проводили двусторонние переговоры, и экономические связи в настоящее время возобновляются. По мнению журнала «Экономист» (Economist), туристические указатели в Тбилиси сегодня чаще можно встретить на русском, а не на грузинском или английском.

Одним из самых ранних примеров постсоветского российского военного вмешательства можно считать небольшую Республику Молдову. Российские военнослужащие воевали на стороне приднестровских сепаратистов в начале 1990-х годов, и они продолжают препятствовать правительству Молдавии в установлении контроля над этим регионом. Вместе с тем, Молдавия также предпринимает шаги, направленные на улучшение отношения с Москвой. Российские туристы продолжают посещать эту страну без необходимости получать визу, а ее президент Игорь Додон выступает за установление более тесных связей с Москвой.

И на востоке, и на Западе влияние России растет за счет уменьшения влияния Америки. Соединенные Штаты должны активно восстанавливать связи с мировым сообществом, и нужно сделать это до того момента, когда русский язык начнет заменять английский как язык торговли.

Джеймс Койл является приглашенным старшим научным сотрудником «Атлантического Совета» (Atlantic Council). Ранее он был директором программ по изучению Ближнего Востока Военного колледжа Армии США (U.S. Army War College), первым секретарем по политико-военным делам посольства США в Турции, а также специальным советником совместных антитеррористических сил ФБР и Нью-Йорка. Кроме того, он автор вышедшей в 2017 году книги «Пограничные войны России и замороженные конфликты» (Russia's Border Wars and Frozen Conflicts).

Авторы публикуемых статей высказывают свое собственное мнение, а не мнение редакции газеты и веб-сайта «Хилл».

Южная Осетия. США. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754735 Джеймс Койл


Южная Осетия. Россия > Медицина. Образование, наука > rospotrebnadzor.ru, 25 сентября 2018 > № 2757344

Об открытии первой лаборатории молекулярной диагностики в Республике Южная Осетия

в г. Цхинвал на базе Комитета Юго-Осетпотребнадзора состоялось открытие первой лаборатории молекулярной диагностики Южной Осетии. Лаборатория была создана при поддержке Роспотребнадзора. В частности специалисты лаборатории прошли обучение на безвозмездной основе в научных учреждениях Роспотребнадзора: Центральном НИИ эпидемиологии и Ставропольском противочумном институте. В дар лаборатории от Роспотребнадзоратакже были переданы генодиагностические препараты для детекции возбудителей 30 различных инфекций.

В церемонии открытия принял участие Президент Республики Анатолий Бибилов.

Роспотребнадзор на регулярной основе оказывает содействие Республике Южная Осетия в обеспечени санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Ранее в 2018 г. специалистами Российской Федерации была оказана помощь в проведении эпизоотологического мониторинга природных очагов инфекционных болезней, обследованы центральные районы республики, проведено исследование полевого материала.

Роспотребнадзор продолжит последовательно развивать сотрудничество с Республикой Южная Осетия в целях охраны здоровья населения.

Южная Осетия. Россия > Медицина. Образование, наука > rospotrebnadzor.ru, 25 сентября 2018 > № 2757344


Абхазия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 сентября 2018 > № 2726104

Carnegie Moscow Center (Россия): Почему российское признание Абхазии и Южной Осетии не принесло никому выгод

26 августа 2008 года Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии, перевернув геополитическую ситуацию на Кавказе с ног на голову. Сегодня, десять лет спустя, очевидно, что никому, в том числе и самой России, это решение выгоды не принесло, полагает автор статьи, опубликованной на сайте Carnegie Moscow Center.

Томас де Ваал, Carnegie Moscow Center, Россия

Десять лет назад война между Россией и Грузией стала чем-то вроде фильма ужасов, в котором самые ужасные предчувствия становятся реальностью. На протяжении двух предшествующих лет Россия запугивала Грузию, постоянно усиливая давление. Михаил Саакашвили вел себя все более опрометчиво, провоцируя русских. А часть администрации президента Буша вместо того, чтобы сдерживать Саакашвили, наоборот, только добавляла напряжения. Все это привело к открытому столкновению в Южной Осетии в ночь с 7 на 8 августа 2008 года.

Тем не менее развязка, наступившая 26 августа 2008 года, оказалась неожиданной. Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии, перевернув геополитическую ситуацию на Кавказе с ног на голову. Сегодня, десять лет спустя, очевидно, что никому, в том числе и самой России, это решение выгоды не принесло.

Прежде всего, признание независимости, по сути, убило всякий смысл в переговорах о статусе этих двух регионов. Да, в рамках женевского процесса четыре раза в год по-прежнему проводятся встречи, в ходе которых заинтересованные стороны могут обсудить текущие вопросы, — но не более того. Это лишь бледное подобие тех переговоров, посредниками в которых выступали ООН и ОБСЕ. Проще говоря, теперь, когда в Сухуме и Цхинвале действуют российские посольства и находятся семь тысяч российских солдат, абхазы и осетины вообще не заинтересованы в том, чтобы обсуждать с Грузией вопросы признания и безопасности.

В результате в августе 2008 года Грузия утратила всякие шансы на возвращение Абхазии и Южной Осетии под свой контроль. Конечно, можно сказать, что это произошло гораздо раньше, еще во время войн 1991-1993 годов. Но до тех пор, пока обе республики оставались серыми зонами между Грузией и Россией, все равно сохранялась вероятность того, что удастся достичь какого-то компромисса относительно их статуса. В чисто человеческом плане ситуация сегодня такова, что у четверти миллиона грузин, лишившихся крова в Абхазии в 1993 году и в Южной Осетии в 2008 году, нет никаких надежд вернуться домой.

У Абхазии и Южной Осетии положение тоже незавидное. Одного взгляда на карту достаточно, чтобы понять, что Южная Осетия, отделенная от России Кавказским хребтом, жизнеспособна только как часть грузинского экономического пространства. До первой авантюры Саакашвили в 2004 году грузины и осетины свободно ездили через границу, а конфликт вполне можно было решить. Закрытие границы добило и без того скромную экономику Южной Осетии, а ее население сейчас составляет всего около тридцати тысяч человек.

В Абхазии шутят, что «раньше у нас была независимость, а теперь есть признание». Действительно, в начале 2000-х годов у непризнанной республики были амбициозные, хотя и не очень осуществимые планы выстраивать отношения не только с Россией, но и с ЕС, пускай и без международного признания (основным документом стал план «Ключ к будущему», подписанный абхазским президентом Сергеем Багапшем в 2006 году). В Абхазии работали многие международные организации, была полевая миссия ООН, туда регулярно приезжали западные дипломаты.

Признание независимости со стороны России решило проблему безопасности Абхазии. Благодаря притоку российских денег республика стала богаче. Однако международные организации и дипломаты уехали, Абхазия оказалась в изоляции, а после украинского кризиса там уже никто не вспоминает про ЕС. Теперь самое большое здание в центре Сухума — это новое российское посольство. Все дороги ведут Абхазию к тому, чтобы стать фактически частью России, — абхазские элиты этого не хотят, но могут лишь несколько замедлить процесс.

Что касается России, то в 2008 году она явно рассчитывала на большее. Есть основания полагать, что решение о признании было принято Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым в минуту эйфории без особых консультаций. Говорят, что министр иностранных дел Сергей Лавров предупреждал о нежелательности такого шага.

Объявляя о признании обеих республик, Медведев упомянул Косово. Судя по всему, расчет делался на то, что для Абхазии и Южной Осетии последует ответная волна признаний по аналогии с косовским прецедентом. Реальность оказалась куда печальнее — даже белорусский президент Александр Лукашенко, ближайший союзник Путина, отказался последовать примеру России. В 2014 году на одной из пресс-конференций Лукашенко рассказал, что оказался под сильным давлением как со стороны России, так и со стороны ЕС, и аргументы Хавьера Соланы, тогдашнего представителя ЕС по иностранным делам, оказались убедительнее.

В итоге Абхазию и Южную Осетию признали только союзники России, не имеющие никакого отношения к региону (Никарагуа, Венесуэла и, позднее, Сирия), и островное государство Науру, готовое продавать свое право признавать другие государства тому, кто больше предложит.

Так что же, в конце концов, получила Россия? Двух довольно плутоватых сателлитов, которые проявляют большие бюджетные аппетиты, но не отвечают особой благодарностью. Абхазия по-прежнему противится требованиям России разрешить продажу собственности иностранцам — читай, россиянам. Осетины имели наглость выбрать «неправильного» президента в 2011 году, и потребовалось приложить немало усилий, чтобы провести повторное голосование.

При этом Россия практически потеряла Грузию. Да, НАТО не намерено принимать в свои ряды Грузию до тех пор, пока абхазский и осетинский конфликты остаются нерешенными. Но так было и десять лет назад. С 2008 года Грузия развивает тесное военное сотрудничество с США и теперь меньше нуждается во вступлении в НАТО. Москву же, которая не имеет с Тбилиси дипломатических отношений, грузины по-прежнему демонизируют как оккупанта. Ей остается лишь наблюдать за тем, как Грузия расширяет экономические и политические связи с ЕС и обсуждает совместное будущее с кем угодно, кроме России.

Иногда Путина называют шахматистом. Но его решение о признании двух республик привело к патовой ситуации всех, включая и его самого.

Абхазия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 сентября 2018 > № 2726104


Абхазия. Южная Осетия. Грузия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 3 сентября 2018 > № 2721574

Почему российское признание Абхазии и Южной Осетии не принесло никому выгод

26 августа 2008 года Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии, перевернув геополитическую ситуацию на Кавказе с ног на голову. Сегодня, десять лет спустя, очевидно, что никому, в том числе и самой России, это решение выгоды не принесло

Десять лет назад война между Россией и Грузией стала чем-то вроде фильма ужасов, в котором самые ужасные предчувствия становятся реальностью. На протяжении двух предшествующих лет Россия запугивала Грузию, постоянно усиливая давление. Михаил Саакашвили вел себя все более опрометчиво, провоцируя русских. А часть администрации президента Буша вместо того, чтобы сдерживать Саакашвили, наоборот, только добавляла напряжения. Все это привело к открытому столкновению в Южной Осетии в ночь с 7 на 8 августа 2008 года.

Тем не менее развязка, наступившая 26 августа 2008 года, оказалась неожиданной. Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии, перевернув геополитическую ситуацию на Кавказе с ног на голову.

Сегодня, десять лет спустя, очевидно, что никому, в том числе и самой России, это решение выгоды не принесло.

Прежде всего, признание независимости, по сути, убило всякий смысл в переговорах о статусе этих двух регионов. Да, в рамках женевского процесса четыре раза в год по-прежнему проводятся встречи, в ходе которых заинтересованные стороны могут обсудить текущие вопросы, – но не более того. Это лишь бледное подобие тех переговоров, посредниками в которых выступали ООН и ОБСЕ. Проще говоря, теперь, когда в Сухуми и Цхинвале действуют российские посольства и находятся семь тысяч российских солдат, абхазы и осетины вообще не заинтересованы в том, чтобы обсуждать с Грузией вопросы признания и безопасности.

В результате в августе 2008 года Грузия утратила всякие шансы на возвращение Абхазии и Южной Осетии под свой контроль. Конечно, можно сказать, что это произошло гораздо раньше, еще во время войн 1991–1993 годов. Но до тех пор, пока обе республики оставались серыми зонами между Грузией и Россией, все равно сохранялась вероятность того, что удастся достичь какого-то компромисса относительно их статуса. В чисто человеческом плане ситуация сегодня такова, что у четверти миллиона грузин, лишившихся крова в Абхазии в 1993 году и в Южной Осетии в 2008 году, нет никаких надежд вернуться домой.

У Абхазии и Южной Осетии положение тоже незавидное. Одного взгляда на карту достаточно, чтобы понять, что Южная Осетия, отделенная от России Кавказским хребтом, жизнеспособна только как часть грузинского экономического пространства. До первой авантюры Саакашвили в 2004 году грузины и осетины свободно ездили через границу, а конфликт вполне можно было решить. Закрытие границы добило и без того скромную экономику Южной Осетии, а ее население сейчас составляет всего около тридцати тысяч человек.

В Абхазии шутят, что «раньше у нас была независимость, а теперь есть признание». Действительно, в начале 2000-х годов у непризнанной республики были амбициозные, хотя и не очень осуществимые планы выстраивать отношения не только с Россией, но и с ЕС, пускай и без международного признания (основным документом стал план «Ключ к будущему», подписанный абхазским президентом Сергеем Багапшем в 2006 году). В Абхазии работали многие международные организации, была полевая миссия ООН, туда регулярно приезжали западные дипломаты.

Признание независимости со стороны России решило проблему безопасности Абхазии. Благодаря притоку российских денег республика стала богаче. Однако международные организации и дипломаты уехали, Абхазия оказалась в изоляции, а после украинского кризиса там уже никто не вспоминает про ЕС. Теперь самое большое здание в центре Сухума – это новое российское посольство. Все дороги ведут Абхазию к тому, чтобы стать фактически частью России, – абхазские элиты этого не хотят, но могут лишь несколько замедлить процесс.

Что касается России, то в 2008 году она явно рассчитывала на большее. Есть основания полагать, что решение о признании было принято Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым в минуту эйфории без особых консультаций. Говорят, что министр иностранных дел Сергей Лавров предупреждал о нежелательности такого шага.

Объявляя о признании обеих республик, Медведев упомянул Косово. Судя по всему, расчет делался на то, что для Абхазии и Южной Осетии последует ответная волна признаний по аналогии с косовским прецедентом. Реальность оказалась куда печальнее – даже белорусский президент Александр Лукашенко, ближайший союзник Путина, отказался последовать примеру России. В 2014 году на одной из пресс-конференций Лукашенко рассказал, что оказался под сильным давлением как со стороны России, так и со стороны ЕС, и аргументы Хавьера Соланы, тогдашнего представителя ЕС по иностранным делам, оказались убедительнее.

В итоге Абхазию и Южную Осетию признали только союзники России, не имеющие никакого отношения к региону (Никарагуа, Венесуэла и, позднее, Сирия), и островное государство Науру, готовое продавать свое право признавать другие государства тому, кто больше предложит.

Так что же, в конце концов, получила Россия? Двух довольно плутоватых сателлитов, которые проявляют большие бюджетные аппетиты, но не отвечают особой благодарностью. Абхазия по-прежнему противится требованиям России разрешить продажу собственности иностранцам – читай, россиянам. Осетины имели наглость выбрать «неправильного» президента в 2011 году, и потребовалось приложить немало усилий, чтобы провести повторное голосование.

При этом Россия практически потеряла Грузию. Да, НАТО не намерено принимать в свои ряды Грузию до тех пор, пока абхазский и осетинский конфликты остаются нерешенными. Но так было и десять лет назад. С 2008 года Грузия развивает тесное военное сотрудничество с США и теперь меньше нуждается во вступлении в НАТО. Москву же, которая не имеет с Тбилиси дипломатических отношений, грузины по-прежнему демонизируют как оккупанта. Ей остается лишь наблюдать за тем, как Грузия расширяет экономические и политические связи с ЕС и обсуждает совместное будущее с кем угодно, кроме России.

Иногда Путина называют шахматистом. Но его решение о признании двух республик привело к патовой ситуации всех, включая и его самого.

Thomas de Waal

Абхазия. Южная Осетия. Грузия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 3 сентября 2018 > № 2721574


Эстония. Южная Осетия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 августа 2018 > № 2720326

Delfi (Эстония): Эстония и Южная Осетия — близнецы-сестры

В исторической судьбе этих двух малых стран так много общего, что наши руководители должны бы сердечно поздравить народ Южной Осетии с первым юбилеем независимости, который отмечается 26 августа, пишет автор эстонского издания Delfi. Однако в риторике эстонских политиков этой республики и этого народа вообще не существует.

Андрей Бабин, Delfi.ee, Эстония

В исторической судьбе этих двух малых стран так много общего, что наши руководители должны бы сердечно поздравить народ Южной Осетии с первым юбилеем независимости, который отмечается 26 августа. Точнее, в этот день республика празднует День признания независимости первой страной — Россией: таков итог российско-грузинской войны в августе 2008 года. А принята Декларация о национальном суверенитете Южной Осетии (вне Грузии, но в составе СССР) была еще 20 сентября 1990 года — эта дата тоже является в республике государственным праздником.

Понятно, что такое поздравление со стороны Эстонии сегодня — из области фантастики. Потому что сначала надо признать независимость Южной Осетии, а это тоже пока невозможно. Ведь не может же Эстония, даже если бы очень хотела, заявить о признании раньше, чем это сделают ведущие страны Запада.

Таков выбор эстонского народа в лице избранной им власти, сделанный уже в момент обретения независимости: разворот лицом к Западу и, соответственно, противоположным местом к восточному соседу, глубокая интеграция в западное пространство, полная и безоговорочная поддержка ведущих стран Запада во всем.

Поэтому вроде бы даже нет смысла обращать внимание на отдельно взятые заявления наших политиков, включая первых лиц, в рамках этого выбора. Но когда цинизм двойных стандартов настолько ошеломляющий, игнорирование лежащих на поверхности реалий и элементарной логики настолько демонстративно-вызывающее, что вообще не обращать внимания не получается.

История сложных взаимоотношений югоосетин и грузин, в которой, как водится, у каждой стороны своя правда, насчитывает не одно столетие. Возьмем последние сто лет — и увидим, как много общего в истории Эстонии Южной Осетии. Впервые независимость ЭР была провозглашена в 1918 году. И в этом же году началось вооруженное сопротивление югооосетин, оказавшихся вследствие краха Российской империи в пределах провозглашенной тогда же Грузинской демократической республики.

Не хотели югооосетины находиться в составе этой республики. Как и в составе Грузинской ССР, образованной в феврале 1921 года. Но они там оказались. Как и Эстония в 1940 году в СССР — тоже, как считается, вопреки воле большинства народа, в результате оккупации. И если официальные документы, свидетельствующие о добровольном желании Эстонии войти в семью народов СССР, сегодня многими расцениваются как фарс, то в случае включения Южной Осетии в состав ГССР в качестве автономной области не было и фарса. Было просто волевое решение правительства советской Грузии, с которым народ Южной Осетии вынужден был смириться, так как на то была воля и Москвы.

Москва, говорите, русифицировала Эстонию? А Тбилиси грузифицировал Южную Осетию, насаждая грузинский язык и ущемляя осетинский. И это еще вопрос, кто ущемлял больше.

Эстония полвека страдала под гнетом советской империи, чуть ли не на пятьсот лет отстала в развитии от соседней Финляндии, и только наглые кремлевские пропагандисты, мечтающие о возрождении СССР, смеют утверждать, что Эстония считалась передовой республикой с развитой промышленностью, сельским хозяйством, наукой и культурой? Южная Осетия в это же время в составе «империи» грузинской реально была отсталым аграрным придатком.

В Эстонии в марте 1991 года был референдум о независимости. И и в Южной Осетии спустя 10 месяцев (в период вновь обострившегося, с жертвами, противостояния с Грузией), состоялся аналогичный референдум: более 98 % принявших участие проголосовали за независимость от Грузии и вхождении в состав РФ (в Эстонии было 78 % за выход из СССР).

Наконец, как у нас, так у них были приняты Декларации о суверенитете. В Южной Осетии даже два раза принимали — сначала в сентябре 1990 года, а затем уже после развала СССР, в декабре 1991-го.

Обе страны добились желанной цели. Но у нас это произошло сразу после провозглашения и без всяких потрясений, а Южная Осетия получила независимость вследствие короткой, но кровопролитной войны только в 2008 году. Эстония страдала, как теперь утверждается, под гнетом советской империи, а для Южной Осетии такой же империей была грузинская. В чем разница? Только в размерах.

Казалось бы, Эстония как никто должна понимать Южную Осетию и проявлять с ней солидарность. Однако в риторике наших политиков этой республики и этого народа вообще не существует. Есть только «оккупированная территория». Наряду с еще одной — Абхазией (которая имеет схожую историю взаимоотношений с Грузией и тоже пережила в начале 1990-х жестокую войну с грузинами). Есть со стороны Эстонии полная поддержка Грузии с требованием восстановления ее территориальной целостности. Поддержка как такой же жертвы тоталитарного советского режима. И действительно, есть схожие черты в исторической судьбе двух стран. Так, грузинские коммунисты провозгласили у себя советскую власть благодаря поддержке Красной армии (этот день, 25 февраля, с недавних пор в Грузии отмечается как День советской оккупации), и эстонские коммунисты сами признавали, что решающим фактором установления советской власти в республике явилось присутствие, хотя и пассивное, Красной армии.

А разве нельзя поддерживать Грузию, но насчет целостности помалкивать, уважая выбор народов, проживающих на утраченных ею — по вине самих же бывших грузинских правителей — территориях? Как мы рассчитываем на уважение со стороны международной общественности своего выбора. Ну, не желают они сосуществовать вместе с грузинами в одном государстве! Тем более после этих ужасных войн. Нет, видимо, так нельзя.

Ну, хорошо, пусть формально пока не признавать независимость этих республик, но хотя бы на словах выразить понимание их устремлений можно? Тоже нельзя? А почему? Грузинские друзья обидятся? Западные партнеры бровь нахмурят? Тогда, господа, вы и в самом деле несчастные люди.

Кстати, легко требовать территориальной целостности из Таллина или Брюсселя. А пусть, допустим, тот же наш министр иностранных дел, который недавно в очередной раз озвучил позицию Эстонии касательно российско-грузинского конфликта, выступит с таким заявлением в Южной Осетии или в Абхазии. Поскольку доводилось бывать там и там, могу себе представить бледный вид Миксера, когда он услышит реакцию местных в ответ на свое требование осчастливить их воссоединением с Грузией…

Впрочем, как уже сказано, позиция нашего государства не может быть иной до тех пор, пока не дадут отмашку поменять ее ведущие западные союзники.

А вот нам, простым людям, никто не указ, кроме совести и здравого смысла. Не надо нам ни на кого оглядываться: кого хотим — признаем и поздравляем, кого не хотим — не признаем и не поздравляем. Так что, желая добра народу Грузии и мудрости ее руководству, сейчас я поздравляю народ Южной Осетии с первым юбилеем независимости.

А признал независимость этой республики я уже давно. В эти же дни ровно десять лет назад, когда был в изувеченном Цхинвале и слушал свидетельства местных жителей о том кошмаре, который они пережили во время грузинской безумной агрессии. И слова благодарности России за то, что пришла на помощь в один из самых трагических моментов в истории этого народа.

Эстония. Южная Осетия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 августа 2018 > № 2720326


Южная Осетия. Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 августа 2018 > № 2714682

Eurasianet (США): Жители Южной Осетии не уверены, что им отмечать в десятую годовщину признания Россией их независимости

Очередная годовщина признания независимости Южной Осетии проходит в республике на фоне ожиданий экономического роста, говорится в материале Eurasianet. По мнению жителей этой страны, жизнь стала намного безопасней, а благодаря помощи России постепенно восстанавливается разрушенная в ходе войны инфраструктура. Что же касается отношения к Грузии, то память о совместном существовании стирается из памяти людей.

Ирина Келехсаева, EurasiaNet, США

26 августа Южная Осетия празднует десятую годовщину своей (определенной) независимости. В 2008 году, вскоре после войны с Грузией, Россия стала первой страной, официально признавшей эту крошечную республику независимым государством.

Несмотря на то, что большая часть международного сообщества считает Южную Осетию частью Грузии, это территориальное образование намеревается отпраздновать годовщину обретения им определенной независимости. Программа праздничных мероприятий включает представление с участием 2 тысяч 500 артистов, лазерное шоу и концерт российских звезд эстрады, сообщил в интервью местному телевидению советник президента Давид Газзаев. Если считать еще и около 500 сотрудников службы безопасности, привлекаемых к участию в мероприятии, в нем будут непосредственно задействованы около 10 процентов от общей оцениваемой численности населения территории.

Руководство республики направило приглашения высокопоставленным представителям ряда иностранных государств, в основном России и нескольких других стран и образований, вслед за Москвой официально признавших Южную Осетию.

В списке гостей — президент Венесуэлы Николас Мадуро, президент Никарагуа Даниэль Ортега, а также лидеры непризнанных республик: Нагорного Карабаха, Донецкой и Луганской народных республик. Самым ожидаемым гостем является сирийский лидер Башар Асад: Сирия стала последним государством, признавшим Южную Осетию.

Однако никто из перечисленных глав государств пока не подтвердил свое участие, но стало известно, что один из предполагаемых важных гостей — российский президент Владимир Путин — не приедет. Между тем Путин пригласил президента самопровозглашенной Южной Осетии Анатолия Бибилова и его абхазского коллегу Рауля Хаджимбу на встречу в Москву (Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии в один и тот же день, и Абхазия также празднует это событие 26 августа). Югоосетины, которые относятся к Путину с гораздо большим пиететом, нежели чем к Бибилову, с сожалением отмечают, что президент России дважды с 2008 года посетил Абхазию, но ни разу не приезжал в Южную Осетию.

Неясно, будет ли у югоосетин настроение праздновать. Несомненно, что десятилетие спустя многие жители Южной Осетии все еще испытывают благодарность к России за поддержку — не только дипломатическую, но финансовую и военную. И они непоколебимы в своем нежелании быть частью Грузии.

«С точки зрения простого обывателя жить определенно стало лучше, — сказал заместитель начальника управления при де-факто президенте по внутренней политике Алан Джуссоев. — Точнее, стало безопаснее. Люди больше не спрашивают: долетит ли сюда артиллерийский снаряд из Грузии?»

В результате войны граница между Южной Осетией и собственно Грузией практически полностью закрыта. По прошествии времени воспоминания о Грузии постепенно стираются из памяти людей, отметил Джуссоев. «Раньше люди знали, кем были президент Грузии и министр внутренних дел. Но сейчас, уверяю вас, 90 процентов граждан уже не интересуются этим и не знают этого», — сказал он.

Тем не менее, многие жители Южной Осетии накануне годовщины испытывают некоторое разочарование, т.к. не все сложилось, как хотелось бы. «Признание Россией нашей независимости стало для меня огромным подарком, — сказала Зарина, 49-летняя жительница Цхинвали, столицы территории, попросившая не указывать ее фамилию. — Но мне кажется, что 10 лет — достаточно долгий срок, чтобы начать что-то строить. Но глядя на то, что происходит, мои надежды гаснут».

Россия вкладывает значительные средства в свой протекторат. Новостной сайт «Медуза», ссылаясь на официальные документы правительства России, сообщает, что Москва ежегодно вкладывает в Южную Осетию около шести миллиардов рублей (порядка 88 миллионов долларов). Что в расчете на душу населения вдвое больше, чем Россия инвестирует в Крым, и в 10 раз больше, чем она тратит на Северную Осетию.

На российские деньги строятся новые жилые дома, школы, дороги и другие инфраструктурные объекты, разрушенные во время войны. Однако жители Южной Осетии жалуются, что работы были выполнены российскими компаниями, и предоставленная финансовая помощь не способствовала развитию экономики и промышленности самопровозглашенной республики, которая продолжает зависеть от российских субсидий. «Независимость означает, прежде всего, экономическую независимость», — отметила журналистка из Цхинвала Фатима Турманова.

«Мы рассчитывали, что через 10 лет мы будем наблюдать рост экономики, но этого не произошло, — сказала Зарина. — Поэтому нет оснований надеяться, что в ближайшие 10 лет произойдут какие-либо существенные изменения».

Несмотря на то, что в Южной Осетии 26 августа будут праздновать признание независимости Россией, для многих ее жителей независимость не является конечной целью: они надеются, что это шаг на пути к интеграции с Северной Осетией и, следовательно, Россией. Югоосетинские политики неоднократно призывали к присоединению к РФ, хотя сама Россия не спешит официально принять территорию в свой состав.

Сам Бибилов выступает за интеграцию с Россией, и на пресс-конференции в конце прошлого года он даже сравнил позицию сторонников независимости с позицией грузин. «Я — убежденный сторонник вхождения Южной Осетии в Россию, — сказал он. — При этом я уважаю мнение тех, кто выступает за сохранение независимого статуса. Но те, кто поддерживает независимость Южной Осетии, должны задуматься над тем, почему их точка зрения совпадает с позицией Грузии, которая также противится вхождению республики в состав России».

Для Джуссоева разница несущественная. «Большая часть населения республики хочет войти в состав России, а другая часть — не меньшая — хочет жить в независимом государстве, — сказал он. — Однако я бы большого различия между ними делать не стал […], потому что для меня важнее всего безопасность, и она обеспечивается». В любом случае он не рассчитывает на то, что интеграция с Россией произойдет «в среднесрочной перспективе, скажем, в течение 10 лет».

Воссоединение с Северной Осетией — это «вековая мечта» всех осетин, сказала журналистка Турманова. «И это не просто риторика. Но, к сожалению, это зависит от международной политической конъюнктуры. Это не наш выбор».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Южная Осетия. Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 августа 2018 > № 2714682


Абхазия. Южная Осетия. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 26 августа 2018 > № 2714761

10 лет свободы: куда идут Абхазия и Южная Осетия

10 лет назад Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии

26 августа исполняется ровно 10 лет со дня признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Республики связаны с Россией прочными узами, Москва вложила в их экономику немало средств. При этом, оставаясь лояльными России, они по-разному видят свою государственность.

26 августа Абхазия и Южная Осетия с размахом отмечают свою независимость. В Южной Осетии проходит фестиваль в форме исторической реконструкции. В понедельник, 27 августа, в Цхинвале состоится Второй международный осетинский рок-фестиваль Iron Rock, где примут участие рок-музыканты с Северного Кавказа, из Абхазии, а также самопровозглашенных ДНР и ЛНР.

На торжества в Южную Осетию прибыло более 600 иностранных гостей. Главы Донецкой и Луганской народных республик Александр Захарченко и Леонид Пасечник с супругами отметят этот праздник в компании посла Сирии в России Рияда Хаддада и делегацией из Науру. Будут и гости из Италии и Нагорного Карабаха. В Абхазии тем временем будет проводиться музыкальный фестиваль, фотовыставка, а также выступления фольклорных коллективов.

Независимость Абхазии и Осетии признало всего несколько государств. Самые крупные из них — союзники России Никарагуа и Венесуэла.

Недавно это сделала и Сирия, после чего Грузия разорвала с ней дипломатические отношения. Однако, похоже, Дамаск это не пугает. Посол Сирийской Арабской Республики (САР) в России Рияд Хаддад заявил, что в скором времени страна откроет свое посольство в Южной Осетии.

Накануне празднований президенты Абхазии Рауль Хаджимба и президент Южной Осетии Анатолий Бибилов были приняты в Кремле президентом России Владимиром Путиным. «Это важное, если не сказать историческое, событие в жизни республики и немаловажное для Российской Федерации», — сказал российский лидер, обращаясь к Хаджимбе.

Обращаясь к президенту Осетии Бибилову, Путин охарактеризовал события 10-летней давности как «тяжелые», «….но, тем не менее, несмотря на все сложности, а сложностей всегда много, республика развивается, мы стараемся делать все для того, чтобы обеспечить и безопасности Республики Южная Осетия, поддержать экономически», — подчеркнул российский лидер.

Признать после Саакашвили

Россия, которая долгое время не признавала отколовшиеся от Грузии республики, сделала это сразу после конфликта с Грузией в августе 2008 года.

Как объяснил недавно премьер Дмитрий Медведев, который в те годы занимал пост президента РФ, признание государственности Абхазии и Южной Осетии было связано во многом с личностью грузинского президента Михаила Саакашвили.

«С учетом того, что во главе Грузии в тот период стоял такой несбалансированный в психическом смысле человек, как Михаил Саакашвили, другого варианта просто не было», — рассказывал премьер в интервью «Коммерсанту».

Другой причиной, как объяснял премьер, было желание обеспечить защиту обоих республик от возможного грузинского нападения. Однако был и другой резон — признание исключало возможность для Грузии в ближайшем будущем стать членом НАТО. Альянс не горел желанием принимать в свой состав страны с нерешенными территориальными конфликтами.

Спустя 10 лет ситуация в Абхазии и Южной Осетии спокойная — руководство нынешней Грузии не стремится вернуть республики военным путем и обращает на них меньше внимания. Вместе с тем ситуация вполне может измениться, если на выборах 2019 года в Грузии победят сторонники экс-президента Саакашвили.

Правда, недавно тема Абхазии и Южной Осетии вновь стала объектом обсуждения в Грузии. Тбилиси подал на Москву иск в Европейский суд по правам человека, обвинив ее в оккупации территории и притеснении этнических грузин.

Зависеть от России

Стоит отметить, что обе республики жили в статусе де-факто независимых государств с начала 90-х годов. После распада СССР они оказались втянуты в конфликт с Тбилиси. В 1990 году первый президент независимой Грузии Звиад Гамсахурдия отнял у Южной Осетии автономию.

Это стало причиной грузино-южноосетинского конфликта, последствия которого только начинают осознаваться грузинским обществом. «По отношению к осетинам во времена Гамсахурдиа были допущены катастрофические ошибки, и сегодня в Грузии идет медленное переосмысление доли собственной вины», — рассказывал ранее «Газете.Ru» грузинский политолог Георгий Канашвили.

Сегодня оба государства во многом зависит от России, которая вкладывает в них немалые средства — за годы независимости Абхазии Россия отправила в эту страну 36,8 млрд руб.

Немало средств получает и Южная Осетия. По данным Счетной Палаты России, с 2008 по 2013 год Москва направила в Южную Осетию более 45 миллиардов рублей, львиная доля из этих денег — бюджетные средства.

Кроме средств, получаемых из России, главной строчкой доходов для Абхазии является туризм. В последние годы страна стала одним из самых популярных мест отдыха для российских туристов наравне с Финляндией и Турцией. В 2016 году республику посетило более 1 млн туристов. Однако в 2017 году турпоток сократился на 30%. Туроператоры отмечают, что несмотря на климат и завораживающие пейзажи Абхазии трудно выдержать конкуренцию с соседним Сочи и даже Крымом, куда Россия сегодня вкладывает огромные средства.

Несмотря на вложения в инфраструктуру и определенные улучшения оба государства еще долгие годы будут дотационными, однако в состав Грузии уже вряд ли вернутся в обозримом будущем. При этом Абхазия и Южная Осетия видят развитие своей государственности по-разному.

Если для Абхазии во главе угла стоит независимость, то власти Южной Осетии не скрывают, что хотели бы присоединиться к Северной Осетии — республике в составе России. В начале августа президент Южной Осетии Бибилов заявил, что если осетинский народ не объединится, то «получится, как с русскими и украинцами».

Однако Москва пока вряд ли готова к такому шагу, и ее руководство вполне устраивает сегодняшний статус-кво, который вполне позволяет защитить оба государства от возможных вооруженных акций со стороны Грузии.

Абхазия. Южная Осетия. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 26 августа 2018 > № 2714761


Россия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 августа 2018 > № 2713947

Признание независимости Южной Осетии со стороны России было наиболее надежным способом обеспечить безопасность осетин, заявил югоосетинский президент Анатолий Бибилов.

"Признание было лучшим и наиболее надежным способом гарантировать безопасность нашего народа от новых попыток агрессии и уничтожения со стороны Грузии", — рассказал Бибилов, выступая на собрании по случаю 10-летия признания независимости республики.

По его словам, других действенных способов "обуздать невменяемых грузинских фюреров" не было и не могло быть.

Как указал Бибилов, только признание независимости Южной Осетии и Абхазии могло поставить крест на реваншистских амбициях Грузии и "на долгий срок закрыть вопрос о вхождении Грузии в Североатлантический блок, которое бы неизбежно еще более накалило обстановку".

Бибилов подчеркнул, что принятое Россией решение было не только логичным, но и абсолютно правильным.

Очередное обострение конфликта Грузии с Южной Осетией произошло в августе 2008 года. Многие, в том числе нынешний посол России в Южной Осетии, бывший командующий миротворцами Марат Кулахметов, связывали эту эскалацию с приходом к власти в Грузии Михаила Саакашвили, который решил взять на себя роль "собирателя грузинских земель".

В ночь на 8 августа 2008 года Грузия обстреляла из установок залпового огня "Град" Южную Осетию, грузинские войска атаковали республику и разрушили часть ее столицы Цхинвала. Россия, защищая жителей Южной Осетии, многие из которых приняли гражданство РФ, ввела войска в республику и после пяти дней боевых действий вытеснила грузинских военных из региона. Москва 26 августа 2008 года признала суверенитет Южной Осетии.

Россия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 августа 2018 > № 2713947


Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 августа 2018 > № 2720384

Анатолий Баранкевич: под крыло Грузии Южная Осетия не вернется никогда

В воскресенье Южная Осетия отмечает десять лет с момента, когда Россия признала независимость республики. О героях августовского конфликта 2008 года, о том, как развивалась республика после "пятидневной войны", о внутренней политике Южной Осетии и России в интервью РИА Новости рассказал один из главных борцов за югоосетинскую независимость, бывший секретарь Совбеза Южной Осетии Анатолий Баранкевич.

– Вы были одним из главных защитников Цхинвала в августе 2008 года – занимали тогда должность секретаря Совета Безопасности Южной Осетии и с оружием в руках сражались на улицах югоосетинской столицы. Расскажите о тех пяти днях войны.

– Было много ребят, мужчин, женщин, которые геройски сражались и выполняли свои обязанности в городе в то время.

Кое-что расскажу. Прежде всего я хотел бы отметить героическое поведение персонала больницы. Вы в курсе, что ни медсестры, ни санитарки, ни врачи не покинули больницу и в течение трех суток в подвале больницы провели около 300 операций? Под обстрелом они вытаскивали больных, эвакуировали в подвал раненых. А на хлебозаводе люди пекли под обстрелом хлеб, чтобы снабжать город. Это тоже большой подвиг.

Очень поразил поступок председателя парламента Гассиева Знаура Николаевича. Восьмого числа, когда весь город горел, я шел с ребятами по городу и обнаружил его рядом с его домом. Дом горел. Он и его жена в халате. Тогда дорога через Квернет (село в Цхинвальском районе Южной Осетии – ред.) была свободна, можно было свободно доехать до Джавы (населенный пункт к северу от Цхинвала – ред.). Я предложил Знауру Николаевичу машину, охрану. И от мне ответил: "Анатолий Константинович, я не умею стрелять из гранатомета, я стар для того, чтобы воевать, но если ребята будут знать, что я здесь, им будет гораздо легче, я отсюда со своей старухой никуда не поеду". После этих слов у меня встал комок в горле. Вот это был настоящий подвиг человека, которому было 83 года. Он жертвовал собой ради тех, кто вел бой.

Я приехал в город из командировки 7 августа в 4.00 утра. Все говорило о том, что скоро начнется война. Я предложил руководству объявить мобилизацию, занять позиции, поставить командирам задачи, отработать взаимодействие. Но тогда шли переговоры – представители Грузии были в Цхинвале, они заверяли, что войны не будет, потом было выступление Саакашвили. Люди как-то поверили. А мне сказали, давай мы не будем этого делать, потому что мы можем спровоцировать грузинскую сторону на боевые действия. Но Саакашвили обманул. И в 23.45 начался обстрел города.

– А если бы югоосетинские власти последовали вашему совету о мобилизации, что-то пошло бы иначе?

– Я думаю, что грузинской стороне было бы гораздо тяжелее действовать, потому что была бы прочнее оборона, и потери у них были бы гораздо больше. Но получилось, как получилось. В 23.45 началась артиллерийская подготовка – по городу без разбора: по школам, по больнице, по детским садам, по жилым домам. Беспорядочная стрельба, "Град", всевозможные артиллерийские установки. Утром появились штурмовики. Я находился с президентом (Эдуардом Кокойты – ред.) на командном пункте, который располагался в подвальном помещении парламента. Перекрытия в парламенте были деревянные, и когда начался обстрел в ночь на восьмое, мы заняли свои места, начали работать. То там, то тут стали возникать пожары. И в этой ситуации героически действовали пожарные. Идет обстрел с одной стороны – с другой стороны тушат. Начинается с обстрел с той стороны, они здесь тушат. Это помогло продержаться командному пункту еще несколько часов.

Ночью председатель правительства (Юрий Морозов – ред.) убыл в Джаву, чтобы организовать встречу МЧС, скорой помощи, российских войск. Президент остался. А через пару часов он тоже перебазировался в Джаву. Но в городе остались кроме меня министр обороны, глава МВД, председатель КГБ, руководитель внешней разведки, глава администрации президента. Многие члены правительства, администрации президента остались на своих местах, работали, воевали в отрядах. Пожар распространялся, потушить его было невозможно. Вода, которой пожарные поливали огонь, лилась вниз и была уже кипятком. Я зашел в кабинет президента, увидел там телефон и попытался выйти на связь с Москвой. До этого я поддерживал связь с руководством Северо-кавказского военного округа. Я знал, что командующий миротворцами, генерал Кулахметов (Марат Кулахметов – ред.) тоже докладывает обстановку, но он докладывал по своей линии, по миротворческой.

– А примерно во сколько президент уехал в Джаву?

– Где-то часа в два, в три ночи, наверное. Он забрал с собой прокурора, замминистра обороны.

– Чем это объясняется?

– Я не знаю. Может, ему сказали эвакуироваться, чтобы он выдвинулся в Джаву.

– А с кем вы связались, когда позвонили по телефону из кабинета Кокойты?

– Я вышел на "Рубин" – это узел связи такой в Москве, который соединяет с высшими должностными лицами, Минобороны, правительством, президентом. С президентом не получилось, председатель правительства тоже был на выезде. Потом меня соединили с секретарем Совета Безопасности (Николаем Патрушевым – ред.). Только начался разговор, как был обстрелян узел связи, и она прервалась. Только я представился – и разговор прервался.

– Когда вы сообщили в Россию о том, что Грузия начала массированную атаку?

– Это было минут через 15 после начала обстрела. Но это я сообщил военным. А руководству России я доложил с помощью СМИ. Там были НТВ, Первый канал – я дал интервью, они сразу это передали в Москву, и в нем я просил руководство России помочь, как можно быстрее организовать ввод войск, если Грузия не остановит свои действия.

– То есть Москва в первую очередь узнала о событиях в Южной Осетии от военных?

– Ну, в первую очередь она, конечно, узнала об этом от Кулахметова. Я пробовал пользоваться мобильником. Но получалось так, что только позвоню с мобильного где-то, через какое-то время туда летят снаряды.

Когда связь в здании правительства пропала, мы вышли из командного пункта. Мной было принято решение идти в миротворческий городок к генералу Кулахметову, чтобы оказать содействие в обороне, наладить координацию с отрядами, которые остались и обороняли город. Когда мы туда добрались, уже рассвело. Я предложил: давай соберем ребят вокруг, сядем и будем отбивать атаки, если они последуют. Но если бы так сделали, то мы бы нарушили всевозможные конвенции, договоренности – на территории миротворцев нельзя было присутствовать кому-то кроме миротворцев с оружием. Я это понимал, и нам пришлось выйти из миротворческого городка.

Мы уже знали, что большие потери в российском миротворческом батальоне – его расстреливают из артиллерии, из танков, а у них никаких средств для борьбы нет, только легкое стрелковое оружие. Такая же участь могла постигнуть и сам штаб миротворцев. Узел связи, кстати, был именно там. И когда был налет – там были прямые попадания в него. То есть, у них уже все было пристреляно, они знали все координаты. Грузинские миротворцы же все эти данные собирали. И было принято решение выйти из миротворческого городка и занять оборону напротив городка на случай, если туда пойдут грузинские военные и танки. Это была одна задача.

Вторая задача заключалась в том, чтобы удерживать единственную свободную дорогу на Квернет. Она так и осталась свободной до прихода российских войск. По ней наши войска без потерь вошли в Цхинвал. Первым, кстати, входил батальон "Восток".

Третья задача состояла в том, чтобы скоординировать действия отрядов. Четвертая задача была психологическая – чтобы люди видели, что я тоже остался в городе. Я не скрою, что к концу восьмого числа уже пошли разговоры, что Россия, по всей видимости, на помощь не придет. Пришлось пресекать эти разговоры. Необходимо было оказывать медицинскую помощь раненым и больным. Пришлось мне держать связь с Москвой. Поэтому я взял эти обязанности на себя. Мы заняли оборону. И где-то до обеда, часов в 10.00 8 августа грузинские танки уже подходили к миротворческому городку.

Ребята на улице Героев, в гостинице "Алан", на привокзальной площади вели бой, но танки прорвались и подходили к миротворческому городку. Первый танк вышел на перекресток рядом с миротворческим городком. У меня был гранатомет и две гранаты к нему. Я выстрелил по нему – шагов 130. Бог помог, граната попала, и через некоторое время этот танк сдетонировал. Вслед за ним шли еще два танка – ребята их подбили. Так захлебнулась грузинская атака. После этого мы собрались рядом с привокзальной площадью во дворах, распределились на отряды. Нынешний президент был с одним отрядом, я взял шефство над ребятами из министерства обороны. Задача была выйти к комплексу правительственных зданий.

Если бы эти правительственные здания, центр города грузинские войска взяли и развесили там свои флаги, а также подъехали наблюдатели от ОБСЕ, то потом было бы тяжело их выбить и по политическим мотивам, и по военным – если бы они закрепились в центре города. К счастью, этого не произошло. Я с ребятами вышел к комплексу правительственных зданий. Одну попытку их спецназ предпринял – три "скорпиона" подъехали туда до нашего подхода. Они вылезли, а там остались ребята из погрануправления, они встретили спецназовцев огнем и те быстро ретировались. Больше попыток захвата этого здания не было. Было решено организовать второй командный пункт под типографией.

Восьмого числа город практически весь очистили. Была небольшая передышка, но потом опять начались обстрелы и 9 августа опять на окраинах города закипели бои. Но теперь уже нам помогала российская авиация. А в первый раз она появилась где-то 8 августа в обед. Активные боевые действия завершились у нас к вечеру 9 августа.

Вместе со мной был министр обороны Южной Осетии Василий Лунев. В ночь с 8 на 9 он поехал в сторону Джавы, чтобы доложить обстановку руководителям группировки российских войск и завести войска безопасной дорогой. По пути он перевернулся, разбил голову, но все равно добрался, доложил. И утром 10 августа войска начали входить в город.

В ночь с 9 на 10 было очень странное событие. Какие-то провокаторы ходили по подвалам и убеждали людей, что надо выйти на привокзальную площадь для эвакуации из Цхинвала во Владикавказ, что подойдут автобусы, и они повезут. Кто-то делал это целенаправленно. Я считаю, что это делалось специально. Когда бы собралось много народу, туда грузины могли бы нанести артиллерийский удар. До сих пор не разобрались, кто это делал. Я выходил на связь, предупреждал всех, чтобы никто не выходил, потому что шли обстрелы города, это было очень опасно, говорил, что никто не приедет. Но часть людей пришла. Я побежал на площадь, убедил их возвращаться обратно.

– Удалось ли понять, какие цели в городе ставили себе грузинские военные?

– Одной из задач был штаб миротворцев, комплекс правительственных зданий.

– Выходили ли на связь с вами грузинские высокопоставленные чиновники, военные? Вам предлагали сдаться?

– Нет. Со мной со стороны Грузии никто не выходил на связь.

Был такой курьезный случай. Сбили летчика над Цхинвалом. И связался со мной командир отряда ополченцев. Гамлет такой. Мы, говорит, поймали грузинского летчика, разрешите расстрелять. Я говорю, обожди. Точно грузин? Ну, похож на хохла, говорит. Как это так, говорю, не трогать, привести ко мне. Привели. Я говорю, вы кто. Летчик ответил, что замкомандира эскадрильи такой-то. Я говорю, у вас документы есть? Он достал из ботинка. Оказалось, российский летчик.

– Как вы оцениваете путь развития, который прошла Южная Осетия за 10 лет после признания независимости?

– Сделано очень много. Город похорошел. Дороги сделали практически по всей республике. Провели газ, электроэнергию. Но хочу сказать, что можно было сделать и гораздо больше. Средства были выделены немалые. Часть средств куда-то пропала. Организация строительных работ была не на высшем уровне. Но в общем сделано очень много. Хотелось бы, чтобы за хищения, которые были, кто-то ответил, чтобы было неповадно. Но основной объем работ сделан. И дай бог, чтобы Цхинвал и вся республика дальше строились, укреплялись, становились краше, сильнее.

– Как военный человек, можете сказать, возможно ли в Южной Осетии повторение конфликта с участием Грузии или даже НАТО?

– Пока там находятся российские войска, пока существует договор между Россией и Южной Осетией, никакого вмешательства со стороны Грузии и НАТО не будет. Никогда. Российская база и российские пограничники – это гарант безопасности Южной Осетии. Никакой войны не будет, пока они там. Главное, чтобы отношения Южной Осетии и России ни при каких условиях не ухудшались.

– По вашим ощущениям, есть угроза того, что югоосетинский народ могут развернуть против России?

– Сегодня есть всевозможные попытки со стороны Грузии. Работают грузинские спецслужбы. Идет информационная работа. Что очень сильно тут мешает, так это разобщенность в обществе. Сейчас надо всем бросить свои амбиции, претензии на высшие посты и взяться за руки и за работу, объединиться.

– Россия как-то готовилась заранее к агрессии Грузии против Южной Осетии? Было ли понятно, что это произойдет и случится именно в августе?

– Каждая страна предусматривает всевозможные варианты. Перед нападением Грузии на Южную Осетию в России проходили учения "Кавказ". Учения закончились, и войска ушли. Когда они ушли, Грузия начала агрессию. Грузия, наверное, посчитала, что Россия не решится ввести свои войска. Она думала, что Америка, Запад помогут ей. Думаю, что допускалась возможная агрессия со стороны Грузии, но до конца не верилось.

– Насколько я знаю, у вас был конфликт с тогдашним президентом Южной Осетии, и в 2008 году вы покинули республику. Чем вы занимались с тех пор? Что делаете сейчас?

– Я работал в Москве. Был заместителем министра регионального развития РФ Дмитрия Козака. Он меня пригласил туда. Он сказал, что я буду ответственным за восстановление Южной Осетии. Главное, чтобы не растаскивали деньги, и нормально шло восстановление. Потом Козак стал вице-премьером, министром стал Виктор Басаргин. На заседании правительства мою кандидатуру не утвердили, так как Эдуард Джабеевич (Кокойты – ред.) был категорически против. Мне сказали, извини, это политика. Давай ты побудешь полгода помощником потом опять замом. Я говорю, а чем заниматься? Мне говорят, Южной Осетией, но без выезда туда. Я говорю, а через три года будет команда "становись", и спросят, куда девались деньги? Я написал рапорт и уволился. Потом работал в Волгограде. А сейчас отдыхаю на пенсии. Офицер запаса. Если родина прикажет, поеду куда-нибудь. Занимаюсь общественной работой в организации "Боевое братство".

– А с чем было связано такое отношение Кокойты к вам? Политическая ревность?

– Я не знаю, честное слово.

– В Сирию не ездили?

– В Сирию пока не ездил, хотя, честно говоря, напрашивался. Но посмотрим. Конечно, хотелось бы, чтобы там все побыстрее закончилось.

– На выборах президента Южной Осетии в 2011 году вы были доверенным лицом кандидата Аллы Джиоевой. Вы не планируете в каком-то качестве возвращаться в политику Южной Осетии?

– Нет. Категорически нет. Пусть югоосетинский народ сам решает эти вопросы. Я уже обжегся на этом.

– Что вы имеете в виду под "обжегся"?

– Может быть, не стоило мне столь активное участие в предвыборных кампаниях принимать.

– Вы планируете как-то помогать развитию Южной Осетии?

– Как я это могу сделать?

– Ну, вы уважаемый человек…

– Если честно, мне никто даже не позвонил в годовщину 8 августа оттуда. Приглашения никакого нет и, по всей видимости, не будет. Поэтому никакого участия, думаю, не будет.

– Насколько я знаю, вы пробовали выдвигаться в депутаты Госдумы седьмого созыва от партии "Патриоты России". Насколько вас интересует российская внутренняя политика и планируете ли вы в ней участвовать?

– Посмотрел всю эту "политическую кашу". Больше, наверное, таких моих попыток не будет. Тяжело. Если родина скажет, тогда посмотрим.

– Если скажет, не откажетесь?

– Не откажусь, потому что еще смогу какую-то пользу людям принести. Сделал бы все возможное, чтобы как-то помочь людям, помочь в развитии родины.

– Каким вы видите будущее Южной Осетии? Войдет ли она в состав России, станет ли самодостаточным государством, может ли вернуться к Грузии?

– Под крыло Грузии она никогда не вернется. Это 150 процентов. Какой она будет, решать самим жителям Южной Осетии. Как они решат, так и будет. Как бы то ни было, я от всего сердца желаю, чтобы республика развивалась, и никогда эти ужасы войны не повторялись на ее территории, чтобы был мир, чтобы на столе всегда были три пирога, чтобы у людей было единство. Хотелось бы низко поклониться тем, кто героически защищал Южную Осетию, кто трудится там, простым людям.

Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 августа 2018 > № 2720384


Германия. Южная Осетия. Абхазия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 25 августа 2018 > № 2714765

Заходи дорогая, гостем будешь: что увидела Меркель в бинокль

Меркель посмотрела в бинокль на российских военных‍ в Южной Осетии

Канцлер ФРГ Ангела Меркель с территории Грузии понаблюдала в бинокль за российской военной базой в Южной Осетии. Также на встрече со студентами государственного университета Грузии в Тбилиси Меркель заявила, что считает Абхазию и Южную Осетию «оккупированными территориями». Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов пригласил Меркель посетить республику как гостью — «через дверь, а не через сады».

Канцлер ФРГ Ангела Меркель, находящаяся с двухдневным визитом в Грузии, посетила село Одзиси, расположенное на границе с Южной Осетией, где наблюдала за российскими войсками на военной базе на южноосетинской территории.

Для немецкого лидера в грузинском селе была установлена смотровая площадка. Глава правительства ФРГ осматривала российские войска в бинокль, передает ФАН.

Ранее на встрече со студентами государственного университета Грузии в Тбилиси Меркель заявила, что считает Абхазию и Южную Осетию «оккупированными территориями».

Отреагировав на такую новость, президент Южной Осетии Анатолий Бибилов пригласил Ангелу Меркель посетить республику, а не подглядывать за жизнью осетинцев. «Мы гостей принимаем, когда они входят через дверь. Мы приглашаем госпожу Ангелу Меркель через дверь, а не через сады», — сказал Бибилов.

Он также выразил уверенность в том, что немецкий лидер через бинокль смогла увидеть развитие Южной Осетии и то, куда сконцентрировано внимание пограничного контроля на границе республики.

«Думаю, она увидела, какие прекрасные здания есть у пограничного управления ФСБ РФ и в каких прекрасных условиях они выполняют свои служебные обязанности», — сказал Бибилов.

Также президент предположил, что Меркель будет передавать свой опыт «тем, кто в нем нуждаются, а конкретно, наверное, Республике Грузия».

Тремя днями ранее министерство юстиции Грузии обратилось в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с иском против России, которая якобы оккупировала территорию страны и притесняет этнических грузин, передает НСН.

Как уточнялось в сообщении ведомства, в Грузии считают Россию виновной в нарушении таких статей Европейской конвенции по правам человека, как вторая (право на жизнь), третья (запрет пыток), пятая (право на свободу и безопасность), восьмая (право личной и семейной защищенности) и 13-я (право на эффективное средство правовой защиты).

Кроме того, российскую сторону обвинили в том, что она скрывает виновных в гибели сотрудника силовых структур Грузии Арчила Татунашвили, произошедшей в Южной Осетии, а также подтасовала результаты медицинской экспертизы, связанной с этим делом.

В начале нынешнего месяца Вашингтон призвал власти России отвести войска с территории Абхазии и Южной Осетии на позиции, которые они занимали до событий 2008 года, заявила официальный представитель Госдепартамента США Хизер Науэрт.

Она также подчеркнула, что руководство США поддерживает территориальную целостность Грузии в рамках «международно признанных границ».

Грузия в ночь на 8 августа 2008 года обстреляла из установок залпового огня «Град» Южную Осетию. Грузинские военные вошли в Цхинвал, а затем были вытеснены из него российской армией. Москва признала суверенитет Абхазии и Южной Осетии. После этого дипотношения России и Грузии были разорваны.

Позднее глава внешнеполитического ведомства Абхазии Сергей Шамба рассказал, что грузинская сторона угрожала нападением на Южную Осетию за два месяца до вооруженного конфликта в августе 2008 года.

По его словам, в июне 2008 года по ходу встречи представителей двух стран в Стокгольме грузинская сторона заявляла о намерении «навести порядок в Южной Осетии», а также выражала уверенность в превосходстве вооружения грузинской армии, «которое им дали американцы», над российским.

Шамба отметил, что Грузия была хорошо готова к войне, а ее армия в некоторых аспектах превосходила российскую. «Например, коммуникационные вещи, радиосвязь современная. Рассчитывали они на то, что это уже не та армия, которая была в 1992 году», — сказал дипломат.

Бывший глава абхазского МИДа также выразил уверенность в том, что Грузия рассчитывала на военную помощь НАТО и США, когда начинала военную операцию в Южной Осетии. В свою очередь американская сторона, по мнению Шамбы, надеялась вмешаться в конфликт после того, как Грузия разовьет наступление.

Стоит отметить, что в Южной Осетии расположена 4-я гвардейская военная база Сухопутных войск Вооруженных сил России. Это стратегически важный для Москвы объект российского военного и геополитического присутствия на Кавказе, созданный для помощи в укреплении и защите государственной независимости частично признанной Республики Южная Осетия и российских интересов в Закавказье. База расположена в городе Цхинвал и поселке Джава.

Германия. Южная Осетия. Абхазия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 25 августа 2018 > № 2714765


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 августа 2018 > № 2712852

Президент России встретился в Кремле с Президентом Южной Осетии Анатолием Бибиловым.

В.Путин поздравил А.Бибилова с десятилетием независимости Южной Осетии.

* * *

В.Путин: Уважаемый Анатолий Ильич! Уважаемые друзья!

Очень рад вас видеть и приветствовать в Москве. Совсем скоро, послезавтра, исполняется десятилетие признания государственной независимости Республики Южная Осетия со стороны Российской Федерации.

Мы все знаем и хорошо помним, с чем это было связано и как происходили эти тяжёлые события десятилетней давности. Тем не менее, несмотря на все сложности, а сложностей всегда много, республика развивается. Мы стараемся сделать всё, для того чтобы обеспечить безопасность Республики Южная Осетия, поддержать экономически.

Хотел бы отметить, что растёт товарооборот, причём хорошими темпами, 24–25 процентов. Осуществляются инвестиционные проекты, в том числе в рамках известной поддержки со стороны России. И, в общем, есть результаты, имею в виду, например, строительство – и она, по-моему, уже введена в строй – детской больницы, хирургический комплекс республиканской больницы, дорожная сеть развивается. Есть и другие направления нашего сотрудничества, в том числе в сфере жилищно-коммунального хозяйства и жилищного строительства.

В общем, работа идёт. Наверняка проблем больше, чем удалось решить. Тем не менее отношения развиваются, и республика укрепляется, укрепляет своё положение.

Хочу поздравить Вас с десятилетием и пожелать Вам и всему народу Южной Осетии благополучия и процветания.

А.Бибилов: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович.

В первую очередь позвольте поздравить от себя лично и от делегации с Днём государственного флага Российской Федерации и поблагодарить за приглашение в Москву, тем более это очень значимо в преддверии десятой годовщины признания Российской Федерацией государственности Республики Южная Осетия.

Хочу сказать, что признание Республики Южная Осетия для Южной Осетии является событием исторического масштаба. Именно после принуждения к миру и после признания Республики Южная Осетия народ Южной Осетии начал жить в абсолютно другом формате – формате стабильности, мира и процветания.

Сегодня дети Южной Осетии не вздрагивают от взрывов снарядов, сегодня идёт развитие республики. И конечно же, мы знаем, какую огромную роль Вы лично принимаете в этом и какая политическая роль была Вами проявлена фактически во всех событиях, происходящих в Республике Южная Осетия. Конечно, за это Вам огромное спасибо.

На сегодняшний день в Республике Южная Осетия введены десятки тысяч квадратных метров площадей социальной сферы, в том числе образование, медицинское обслуживание населения. На сегодняшний день развивается инфраструктура Республики Южная Осетия. И всё это, конечно, благодаря Российской Федерации, за что вам огромное спасибо.

Я имею огромную честь сегодня сказать Вам слова искренней благодарности и признательности от имени народа Республики Южная Осетия за то, что сегодня в Южной Осетии спокойно, за то, что сегодня Южная Осетия развивается. Спасибо Вам огромное.

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 августа 2018 > № 2712852


Белоруссия. Южная Осетия. Абхазия. ЕАЭС. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 22 августа 2018 > № 2715935

Встреча на ринге: что Лукашенко хочет от России

В Сочи запланированы переговоры Путина и Лукашенко

Александр Лукашенко встретится в Сочи с Владимиром Путиным. Белорусский лидер намерен обсудить с российским президентом весь спектр накопившихся проблем – от газа и «санкциоки» до вооружений. В Кремле встречу подтверждают, но вместо темы переговоров анонсируют только посещение «спортивного мероприятия».

Президент Белоруссии Александр Лукашенко направился с визитом в Россию, сообщила пресс-служба белорусского лидера. Запланированы переговоры с президентом Владимиром Путиным в Сочи.

Конкретной информации о темах переговоров белорусская сторона не сообщает. Но дает понять, что Лукашенко хотел бы переговорить по всему спектру взаимоотношений двух стран. А также обсудить «взаимодействие в интеграционных объединениях» и международную повестку.

В Кремле подтвердили предстоящую в среду встречу. «Сегодня с рабочим визитом в Сочи прибывает президент Белоруссии Александр Лукашенко, и президент [Путин] продолжит рабочий день контактами с главой Белоруссии», — сообщил пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков.

Но повестку Песков не обозначил, сообщив только, что «поздно вечером они вместе — главы России и Белоруссии — посетят спортивное мероприятие».

Для зачистки шероховатостей

Предыдущая встреча Путина и Лукашенко прошла 15 июля. Возможность новой встречи обсуждалась 23 июля во время телефонного разговора Лукашенко и Путина. Тогда главы государств договорились продолжить взаимные усилия в интересах сохранения «позитивной динамики взаимодействия». На самом деле, взаимодействие двух стран в последнее время находится чуть ли не под угрозой разрыва. По крайней мере, об этом можно судить из резких заявлений Лукашенко в адрес России.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков также признал наличие проблем в контактах с Белоруссией.

«Белоруссия — наш ближайший союзник и экономический партнер. Объем отношений во всех сферах настолько велик, что эти отношения не могут осуществляться и существовать без шероховатостей. Это рабочие шероховатости, которые урегулируются», — сообщил Песков.

Он добавил, что лидеры для того и встречаются, чтобы, в том числе, снять возникшие проблемы

Словесный артобстрел с перечислением всех претензий к Кремлю и призывов не допустить развала Евразийского экономического союза - уже почти устоявшаяся традиция перед очередным визитом Лукашенко в Россию.

Так, 10 августа Лукашенко заявил, что Россия ведет себя как варвар по отношению к Белоруссии. Повод — якобы имевшая место недобросовестная конкуренция на фоне отказа Москвы выдавать новые кредиты на латание дыр в госбюджете Белоруссии.

«У нас сейчас тяжелый период — россияне ведут себя варварски по отношению к нам», — заявил белорусский лидер во время рабочего визита на ОАО «Гомсельмаш». Он добавил, что в рамках ЕАЭС россияне «выполнять свои обязательства не хотят», а это создает неконкурентную ситуацию. Он имел в виду, что Россия «всячески поддерживают, субсидирует» своего производителя сельхозтехники «Россельмаш», а «Гомсельмаш», такого же производителя техники для АПК, игнорирует.

По словам Лукашенко, Москва упрекает Вашингтон и западные страны в создании «неконкурентного преимущества», хотя при этом сама ставит Минск в такие же условия.

«От нас требуют чего-то, как будто мы вассалы у них», — подытожил глава Белоруссии, добавив, что ситуация станет темой его разговора с президентом Путиным.

Упреки в развале ЕАЭС Кремль слышит от Лукашенко все чаще. Ранее белорусский лидер заявлял, что Москва «в хвост и в гриву» пинает союзнический договор.

«Нельзя уподобляться россиянам»

Чего конкретно хочет от Москвы белорусский лидер не является секретом. Можно назвать как минимум три основания для наступления очередного «ледникового периода» между странами-партнерами и эпатирующих публику заявлений Лукашенко.

Это проблема прозрачности границ Евразийского экономического союза для граждан третьих стран, реэкспорт санкционных продуктов в Россию и налоговый маневр в нефтяной сфере, который планирует совершить Россия в следующем году. По поводу пограничной темы Лукашенко резко высказался месяц назад, 1 июня, при посещении погранзаставы «Дивин». Тогда он посоветовал России определиться с форматом присутствия своих пограничников на белорусско-российской границе и предупредил о готовности закрыть ее.

«Нам нельзя уподобляться россиянам. Они сами не понимают, чего хотят и что они делают на белорусско-российской границе», — негодовал Лукашенко.

Нефтепродукты – основа батькиного счастья

Проблема №2 — «санкционка», то есть речь идет о продуктах питания, запрещенных к ввозу в Россию из Европы и ряда других стран, которые ввели санкции против РФ. Белоруссия не признает российское эмбарго на продукты питания из той же Европы. Более того, белорусские контролирующие органы смотрят сквозь пальцы на реэкспорт европейских товаров в Россию. В итоге поставки «белорусских киви», «белорусской семги» и «белорусского хамона» в нашу страну резко выросли.

Наконец, негодование Лукашенко вызывает грядущий «налоговый маневр». С 2019 по 2025 год Россия будет поэтапно снижать экспортную пошлину на свою нефть с нынешних 30% до нуля (одновременно увеличится налог на добычу этого сырья). Белоруссия уже сейчас получает нефть почти беспошлинно. Часть российской дешевой нефти Минск реэкспортирует на Запад, в частности на Украину. При поставках в Белоруссию пошлины на нефть и нефтепродукты записываются в белорусский, а не в российский бюджет. В итоге белорусский бюджет заработает в этом году порядка $2,5 млрд или около 5% ВВП.

Если для Белоруссии нефть станет стоить столько же, сколько и для глобальных покупателей, Лукашенко лишится нефтяной субсидии.

Вот этот камень преткновения в российско-белорусских отношениях — нефтепродукты — можно считать основным. Вместе с проблемой выдачи очередных траншей открытой для Белоруссии кредитной линии на многие миллиарды долларов.

Россия, как известно, приостановила предоставление кредитов Белоруссии и собирается ограничить беспошлинные поставки сжиженного газа и нефтепродуктов с четвертого квартала 2018 года. Москва при этом ссылается на потери своего бюджета, сообщило издание Reuters со ссылкой на протокол изменений к двухстороннему межправсоглашению и пояснительную записку «Белнефтехима».

По данным агентства, российская сторона намерена отказать Минску в предоставлении госкредита на 2019 год, а также очередных кредитных траншей контролируемого Россией Евразийского фонда. По этой причине «временно заблокировано перечисление Белоруссии двух траншей кредитной линии ЕФСР (Евразийского фонда стабилизации и развития), а также приостановлено предоставление в 2019 году Белоруссии госкредита до $1 млрд».

Долги Россия не прощает, выдает новые кредиты, которыми та расплачивается по предыдущим займам. Например, в прошлом году правительство России одобрило выдачу Белоруссии кредита на $700 млн. Деньги были выданы «на цели погашения и обслуживания в 2017 году госдолга Белоруссии перед Россией».

Так что негодование Лукашенко вполне прагматично и обычно заканчивается уступками Москвы. Но это еще не все поводы для раздражения в адрес России, отмечает первый замгендиректора Центра политтехнологий Алексей Макаркин. Москва не может простить Минску того, что он не признал независимость независимость Южной Осетии и Абхазии и присоединение Крыма к России.

Между тем, геополитика и проблемы военного взаимодействия также может быть предметом дискуссий двух лидеров на встрече в Сочи.

По крайней мере, во время телефонного разговора 23 июля Путин подробно проинформировал Лукашенко о нюансах российско-американских отношениях, в том числе об итогах переговоров с Дональдом Трампом в Хельсинки. В том числе о контроле над вооружениями и продлении Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-III) между Россией и США, срок действия которого истекает в феврале 2021 года. Белоруссия «прикрывает» западные рубежи Евразийского союза и самой России и предмет для разговора тут явно имеется. Будут ли итоги встречи в Сочи обнародованы, неизвестно. Неудивительно, что Кремль проанонсировал только совместный культпоход лидеров на «спортивное мероприятие».

Белоруссия. Южная Осетия. Абхазия. ЕАЭС. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 22 августа 2018 > № 2715935


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2696002 Дмитрий Медоев

Дмитрий Медоев: мы предупреждали, что Грузия готовится к войне

В августе 2008 года, когда началась война в Южной Осетии, Дмитрий Медоев был полномочным представителем республики в России. Затем стал первым югоосетинским послом в Российской Федерации. Сегодня он — глава МИД Южной Осетии. В интервью РИА Новости Медоев рассказал, как начинались события десятилетней давности, что предпринимали власти республики до и в первые часы конфликта, а также о недавнем признании Южной Осетии со стороны Сирии.

— Расскажите, как для вас начиналась "пятидневная война"?

— Эта война, впрочем, как и любая другая, имеет свою предысторию. После неудавшегося блицкрига лета 2004 года, когда грузинские "коммандос" потерпели фиаско и бежали из Южной Осетии, режим Саакашвили начал в спешном порядке переоснащать свою армию. Делалось это при материальной и финансовой помощи стран НАТО во главе с Соединенными Штатами. Цель была одна — реванш за поражение и главное — установить контроль над Южной Осетией, а за тем и Абхазией. Начались поставки новых видов вооружений, вновь сформированные грузинские батальоны включались в различные международные операции — Ирак, Афганистан.

Началась подготовка к новой войне. Мы предупреждали об этом, в том числе и с европейских площадок. Так, в мае 2008 года мне довелось выступить на собрании одной из парламентских групп в Европарламенте, где были озвучены наши аргументы по этому вопросу и высказаны опасения по поводу силового развития ситуации в регионе.

Но, к сожалению, случилось то, что случилось. Хорошо помню те напряженные августовские дни. Второго августа 2008 года, прямо во время переговоров и подписания протокола о сотрудничестве между Южной Осетией и Московской областью поступила информация об артиллерийском обстреле нашей территории со стороны Грузии. Это были два выстрела из системы залпового огня. Усилилась работа грузинских снайперов, были убиты несколько сотрудников югоосетинского МВД.

День седьмого августа выдался наиболее напряженным. Чувствуя это, мы несколькими днями ранее запланировали пресс-конференцию в Москве. В 23:40 мне позвонили из Цхинвала и сказали, что со стороны Грузии начался массированный ракетно-артиллерийский обстрел города и районов республики. В полночь я уже был на Первом канале, где провел всю ночь в прямом эфире, а в 10:00 началась пресс-конференция. А в обед я улетел в Осетию из Внуково.

— Со стороны Грузии звучали заявления о том, что якобы российская техника была в республике еще до 8 августа, а в республике заранее знали о том, что война будет. Как вы это прокомментируете?

— То, что война неизбежна, в правительстве Южной Осетии, несомненно, знали и предпринимали всевозможные меры оборонительного и гражданского характера. В частности, началась эвакуация женщин и детей из наиболее опасных участков.

— Десятая годовщина признания независимости Южной Осетии будет отмечаться 26 августа. Расскажите об этом поподробнее.

— Несомненно, это особая дата в новейшей истории Южной Осетии, историческое событие, которое открыло новую страницу осетино-российских отношений. Создалась реальность, которой скоро также будет 10 лет. Однако мы хорошо понимаем, какими непростыми были те августовские решения российского руководства, но единственно верными, по оценке самого президента Путина.

Народ Южной Осетии всегда будет высоко ценить помощь России, которая пришла на помощь в те тяжелые дни, помнить подвиг и самопожертвование солдат и офицеров российской армии, павших в те дни, освобождая Осетию от грузинских оккупантов.

— Ожидаются ли контакты между лидерами Южной Осетии и России? Когда?

— Между лидерами двух наших стран с самого начала сложились добрые и деловые отношения, в прошлом году состоялся официальный визит президента Анатолия Бибилова в Москву. Несомненно, эти контакты продолжатся и будут крепнуть в дальнейшем. Они необходимы, ведь темпы взаимодействия растут и порой требуют решений на высшем уровне. Не является исключением и текущий период — преддверие 10-летия признания государственной независимости Южной Осетии Российской Федерацией.

— В мае этого года состоялось признание Южной Осетии со стороны Сирии. Как произошло это событие?

- Это случилось 29 мая — в этот день в 1992 году был принят Акт о государственной независимости Южной Осетии. Думаю это весьма символично! В конце июля состоялся официальный визит президента Бибилова в Дамаск, это действительно весьма значимое событие как для Южной Осетии, так и в международной жизни в целом. Было подписано четыре важных документа, которые составят основу двусторонних отношений. На встрече с президентом Сирийской Арабской Республики Башаром Асадом Анатолий Бибилов выразил признательность за этот важный и ответственный шаг.

Думаю, ни для кого не будет новостью, что мы с самого начала войны в Сирии поддержали действия законного правительства этой страны в борьбе с силами международного терроризма, равно как и действия России в этом направлении. Результат известен — на сирийскую землю постепенно возвращаются мир и спокойствие. Мы верим, что народ Сирии преодолеет поствоенные трудности и восстановит нормальную жизнь в стране.

— Вы только что вернулись из Турции. Чему была посвящена ваша поездка?

— Это был праздник осетинской культуры, организованный нашей турецкой диаспорой. Четвертого августа в одном из престижнейших концертных залов Стамбула Cemal Reşit Rey Konser Salonu при полном аншлаге прошел фестиваль осетинской культуры. В программе была выставка осетинских художников, причем как севера, так и юга Осетии, дегустация осетинских блюд, презентация осетинского костюма, великолепный концерт ансамбля "Алан" и прекрасный детский ансамбль осетинского танца из Турции "Барс".

Мы расширяем географию нашего присутствия на международной арене, это необратимый процесс. Примечательно, что в этот же день в итальянском городе Пезаро в центральном парке было высажено ореховое дерево как символ мира в память о жертвах грузинской агрессии августа 2008 года. В эти дни траурные мероприятия пройдут во многих городах мира.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2696002 Дмитрий Медоев


Россия. Южная Осетия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700764

Россия, Южная Осетия и Грузия - не примирившиеся

Тилко Грис | Deutschlandradio

После войны 2008 года у Грузии больше нет доступа к Южной Осетии, считающей себя и признанной Россией независимым государством. Несмотря на попытки примирения, отношения между тремя странами отравлены по сей день, считает журналист Deutschlandfunk Тилко Грис.

О том, кто развязал пятидневную войну, до сих пор ведутся жестокие споры. Комиссия из историков, юристов, политических и военных аналитиков изучила по поручению Евросоюза ход конфликта и пришла к выводу: войну начала Грузия.

В общей сложности в результате войны погибли около 850 человек, более 100 тыс. стали беженцами. Начало боев стало эскалацией "долгого периода растущей напряженности, провокаций и конфликтов", говорится в докладе.

Южная Осетия еще задолго до этого хотела большей автономии. Неоднократно происходили бои с грузинскими войсками. Москва, в свою очередь, давно воспринимала устремленность правительства в Тбилиси в направлении НАТО и ЕС как нарушение своей зоны влияния, передает издание.

Россия, Южная Осетия и Грузия до сих пор не примирились, продолжает автор статьи. И страдают от этого в первую очередь мирные жители. Так, в поселке для беженцев Шавшвеби людям очень нелегко: вода здесь подается только по определенным часам, хорошая работа в дефиците. Сейчас, летом, многие беженцы могут работать на полях за 20 лари в день, что составляет около 7 евро. Зимой остается только ждать следующего лета, повествует Грис.

По словам Наполеона Милоравы, директора грузинской благотворительной организации Charity Humanitarian Centre Abkhazeti, интеграция беженцев из Южной Осетии сложна во многих отношениях. В частности, среди них, согласно статистике, больше распространены заболевания, у них ниже уровень образования.

"Одна из наших главных задач - дать местному населению чувство безопасности, подорванное в конфликте 2008 года, - говорит один из членов Миссии наблюдателей ЕС в Грузии (МНЕС). - Мы можем делать это на грузинской стороне и охотно занимались бы этим и на стороне Южной Осетии, но нам не разрешено ездить ни в Южную Осетию, ни в Абхазию. При этом, согласно "соглашению из шести пунктов" о прекращении огня, заключенному в 2008 году, миссии наблюдателей ЕС должно быть разрешено въезжать на эту территорию".

Это, наряду с размещением военного персонала на 19 военных базах, является нарушением плана мирного урегулирования, который был подписан и Москвой, отмечает журналист.

Миссия ЕС ведет свою деятельность с октября 2008 года, сейчас в ней насчитывается около 200 наблюдателей из 23 стран-членов ЕС. На внедорожниках они патрулируют так называемую "административную демаркационную линию". О границе речи быть не может, так как Евросоюз не признает Южную Осетию и Абхазию самостоятельным государствами.

При этом, как заявляет руководитель миссии Эрик Хёг, Москва, пренебрегая "соглашением из шести пунктов" о прекращении огня, с 2009 года превращает демаркационную линию в границу. "С тех пор мы наблюдаем создание военных баз вдоль демаркационной линии. Речь идет о том, чтобы контролировать людей, товары и машины, то есть, в сущности, создать фактическую границу", - заявил Хёг.

Грузинские СМИ постоянно сообщают о том, что в районе демаркационной линии от грузинской территории постепенно отделяются новые квадратные метры земли: фермеры больше не могут возделывать свои поля, деревни делятся на части. Со стороны Южной Осетии демаркационная линия закрыта для людей и транспорта.

Эксперты считают, что спецслужбы Южной Осетии работают под руководством российских спецслужб. Влияние России велико и в финансовой сфере: согласно запланированному бюджету, расходы Южной Осетии в этом году составят около 7,7 млрд рублей. Около 86% этих денег заплатит Россия. При этом влияние Грузии систематически ограничивается: недавно в школах отменили преподавание на грузинском языке, сообщает Грис.

В апреле Кетеван Цихелашвили, министр Грузии по вопросам примирения, выступила с новым проектом, который, хотя и не признает статус отделившихся республик, должен облегчить жизнь регионов. В частности, жители Южной Осетии, так же, как и граждане Грузии, должны получить возможность использовать льготные условия в товарообмене с ЕС, с которым заключено Соглашение об ассоциации, говорится в статье.

Вступление в Евросоюз и НАТО по-прежнему остается целью Грузии, подчеркивает автор статьи. Кроме того, Грузия делает ставку и на военное сотрудничество с США, которое остается нерушимым и при администрации Трампа. Как регулярно показывают опросы общественного мнения, западный курс правительства в Тбилиси по-прежнему пользуется широкой поддержкой у населения.

Спустя десять лет после войны политические отношения между Грузией, Южной Осетией и Россией остаются напряженным. "В лице Южной Осетии Россия нашла для себя не признанный международным сообществом и затратный объект для финансовой помощи и на долгий срок настроила против себя большинство населения Грузии. Сама Грузия надолго потеряла доступ к двум своим регионам. Решения в ближайшее время не предвидится. Одним из немногих признаков, которые могут пообещать некоторую разрядку, является рост количества туристов из России. Возможно, в долгосрочной перспективе это смягчит обоюдную отчужденность", - полагает Грис.

Россия. Южная Осетия. Грузия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 августа 2018 > № 2700764


Грузия. Южная Осетия. США. ЮФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698839

Эдипова война. Как президент Грузии шел за своим Крымом

Глеб Павловский

Вынудив Россию к военной постановке с человеческими жертвами, президент Грузии показал урок наихудшей импровизации, в которую может кинуться российская система. В 2008 году мы посетили панораму своего вероятного будущего

В российско-грузинской войне 2008 года, так называемый «Пятидневной», есть подвох. Неясно даже, кто ее начал, а в России за сомнительную честь ее авторства по сей день спорят президенты Медведев с Путиным — тогдашний с нынешним. Патриот Грузии вечно доказывает, что Саакашвили не отдавал первым приказ атаковать свой же Цхинвали. Патриот России возводит в триумф операцию против слабейшего противника, еле выигранную с напряжением всех сил. А за что воевали? Независимость Южной Осетии не выглядит ярким трофеем.

Читая историю Пятидневной войны, ощущаешь странно пересекающееся дежавю. Кто тут за что сражался? Грузия 2008 года ведет себя, как Россия 2014-го. Саакашвили бросил военный вызов президенту Медведеву, как Путин Крымский — президенту Обаме со всем блоком НАТО. Пятидневная война похожа на бой в зеркалах политических сыновей Путина с их отцом.

Политика Саакашвили после «революции роз» — путь героических имитаций. Первая из них сама революция, с занятием неохраняемого здания парламента и вывозом Шеварднадзе в Москву. Затем у нового президента возник трудный выбор, кого далее имитировать?

В мозгу Саакашвили царил Путин и его великолепный пиар — в начале 2000-х он был иконой большого стиля для постсоветской Евразии. Даже оппозиционный Кучме Ющенко начинал свою борьбу как «украинский Путин». Мечтал стать Путиным и Саакашвили — но для этого, всем известно, надо восстановить территориальную целостность железной рукой. А руки не было!

В управлении экономикой дилетант Саакашвили наспех собрал сильную команду и развязал ей руки. Это была его главная и единственная удача. Не без пиара возник яркий театр модернизирующейся страны, рая для инвесторов. Советские государственные руины в Грузии истончились до чистейшей коррупции, и государство могли строить с чистого листа. Но с армией было хуже, оставались кое-какие советские вооружения, весьма устаревшие. Их модернизировали, докупая врассыпную (кажется без особого смысла) более современные и тоже советские бронегаджеты у Украины и Чехии. Все вместе сшили на живую нитку почти одним дизайном. Ярчайшей дизайнерской репликой стало умопомрачительное европеизированное обмундирование грузинских солдат.

Саакашвили шел по путинскому эталону — монтировал американское из советского. Готовясь к войне будущего, он создавал дилетантски правдоподобный макет, неспособный воевать ни с кем. Похоже было на боеготовность к войне против НАТО телеканала «Россия».

Государствообразным организациям, как российская и грузинская системы, лучше всего дается правдоподобие. Поглощая чудовищную долю бюджета (до 8-9%), грузинская армия выглядела весьма правдоподобно. В грезах Саакашвили возникала могучая современная сила, которая нанесет молниеносный удар по российской.

Саакашвили сдерживали, Москва попыталась применить «мягкую силу». Развернули масштабные антигрузинские санкции, ударившие по грузинской торговле и по грузинам в России. Они оказались малодейственны по той же причине, что американские против Путина — популист Саакашвили был мономан и «жил в параллельной реальности», как сказала бы Ангела Меркель по другому поводу.

Казалось, о чем вообще могла идти речь при таком неравенстве потенциалов? О блицкриге в прямом смысле слова — создании достаточного преимущества сил на короткий момент в неожиданном месте. Понимая это, в Кремле сильно нервничали. В то время русские не собирались воевать, и почти забыли, как это делается. Воспоминания о неостывшей Чечне подавляли страсти, выраженные мемом «можем повторить»: в сытой демобилизованной Москве «нулевых» никто не рвался повторять Кавказскую войну. И Саакашвили на это делал ставку. Его стратегия выглядит суицидальной, но она такой не была: она была азартной, как сегодня российская стратегия. На деле президенту Грузии так же мало нужны были Абхазия с Осетией, как Путину Советский Союз. Саакашвили нужен был только материальный символ начатого воссоединения земель. Оттого уже приготовившись к вторжению в Абхазию, он выбрал крохотную чисто символичную Южную Осетию.

Цхинвали должен был стать Крымом президента Саакашвили. Но не стал.

Президент Медведев пустил в ход выражение «принуждение к миру», сам не зная, насколько был прав. Принуждение далось российским военным нелегко. Войска наносили удар за ударом по собственной авиации, и большинство ее потерь приходится отнести на собственный счет. Еще один великий бой призрачной войны был морским. Грузинские катера хаотически метались среди российских кораблей, по ним палили. Но как со стрельбой по булгаковскому волшебному коту, никто ни в кого не попал: лучший результат той злосчастной proxy-войны.

Европеизированная Грузия Саакашвили, как и модернизированная грузинская армия были лишь пиар-эффектами. Но первая модель оказалась жизнеспособна, а вторая — муляжом. Августовский крах Тбилиси лишь отчасти военный, он прежде всего психологический. Крах пиар-государства, подобного российской системе, но поменьше и победней. Стратегия азартной военной импровизации слабыми средствами могла выиграть лишь по счастливой случайности. Она и провалилась лишь оттого, что президент Медведев не смел позволить себе отступить, как вероятно отступил бы еще раз сильный Путин. Саакашвили войдет в историю Грузии не показушными стеклянными полицейскими участками, а как Карл XII в Швеции — разгромом ненужной армии, отбросившим грузинскую нацию, во благо для нее — к счастливому геополитическому ничтожеству.

Лишь поздней из мемуаров советников Буша в России узнали, что в августе 2008-го Белый дом обсуждал идею военной защиты Тбилиси, с включением США в конфликт. Крейсер-тезка американского посла в России «Макфол» вошел в Черное море, дефилируя в фарватере сочинской резиденции президента Медведева с «Томагавками» на борту. Но в этот момент на счастье России на Америку рухнул мировой финансовый кризис. В сочетании с президентскими выборами в США он уберег Москву 2008 года, дав ей несколько лет мирной передышки — которой Кремль не воспользовался. Если Саакашвили пристроил к удачно сымитированной модернизации бесполезный муляж грузинской армии, то Путин развернул единственную понятную ему модернизацию — военную. В России десять лет спустя к муляжу экономики пристроена отменно модернизированная министром Сердюковым армия.

Вынудив Россию к военной постановке с человеческими жертвами, Саакашвили показал урок наихудшей импровизации, в которую может кинуться российская система. В 2008 году в Грузии мы посетили панораму своего вероятного будущего. И если боевой азарт Кремля сохранится на нынешнем уровне, в Москве изжуют еще не один галстук.

Грузия. Южная Осетия. США. ЮФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698839


Абхазия. Южная Осетия. Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > ved.gov.ru, 8 августа 2018 > № 2702204

Финансовая помощь со стороны России

Российская Федерация давно оказывает финансовую поддержку Абхазии и Южной Осетии. Объемы этой помощи были различны по своему количественному и даже смысловому значению, находясь в зависимости от текущих геополитических процессов и событий на постсоветском пространстве. Российская финансовая помощь зависит от социально-экономической ситуации в самих республиках.

С 2008 года, после вооруженного конфликта и признания независимости республик Российской Федерацией, финансовые потоки, направляемые из России для стабилизации социально-экономической ситуации в этих республиках, увеличились.

Вплоть до сегодняшнего дня Южная Осетия получает от России финансовую помощь в количественном объеме больше, чем Абхазия. И это при том, что население Южной Осетии составляет менее 50 тыс. человек, а население Абхазии – около 250 тысяч.

Дело в том, что различен потенциал экономик двух республик, который во многом определен как еще советским наследием, так и естественными географическими особенностями. Большинство опрошенных специалистов по региону едино во мнении, что экономический потенциал Южной Осетии на порядок ниже, чем у Абхазии. Это объясняется наличием у последней более выгодного географического положения (выход к морю) и обладанием соответствующей инфраструктурой (туристическая индустрия, морской порт).

Доля российской помощи в бюджете Республики Абхазии составляет от 50 до 70%. Например, в 2017 г. общий объем бюджета Абхазии по доходам составлял 8,066 млрд рублей. Финансовые поступления в нем от России составили 4,716 млрд рублей. При этом Россия является основным кредитором Абхазии, долг которой уже неоднократно реструктуризировался российскими властями. Однако некоторые выплаты по кредитам абхазское правительство все же производит, например, в 2017 г. России было выплачено 273,798 млн рублей.

Российская финансовая помощь Абхазии и Южной Осетии оказывается на безвозмездной основе и официально состоит из двух основных частей:

1. Финансирование инвестиционной программы (Инвестиционная программа содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия/Южная Осетия) – эти средства направляются на восстановление инфраструктуры республик.

2. Финансирование текущей деятельности (социально-экономическое развитие) – средства из этой части идут на выплату пенсий, зарплаты бюджетникам, медицинское страхование и другие социальные нужды. Отметим, что большинство (более 90%) жителей Южной Осетии имеют российские паспорта и соответственно получают все льготы и пенсии от России. Также и в Абхазии у большинства населения есть российские паспорта, которые позволяют рассчитывать на российские социальные стандарты.

Кроме того, как уже отмечалось выше, Россия оказывает безвозмездную помощь по обеспечению безопасности республик, охране границ и т.д.

Газета «Республика Абхазия»

Абхазия. Южная Осетия. Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > ved.gov.ru, 8 августа 2018 > № 2702204


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2696003 Эдуард Кокойты

Эдуард Кокойты: встреча со мной стала бы для Саакашвили последней в жизни

Эдуард Кокойты был во время конфликта 2008 года президентом Южной Осетии, располагал всей полнотой информации о трагических событиях тех дней. В интервью РИА Новости он рассказал, как начиналась "пятидневная война", кого он считает ответственным за ее развязывание, о своем отношении к Михаилу Саакашвили, признании Россией независимости республики, а также о своих политических планах.

— Эдуард Джабеевич, расскажите, пожалуйста, про события ночи с седьмого на восьмое августа 2008 года?

— Говорят, что время лечит. Интересно было бы найти то лекарство, которое бы нас излечило от боли, которую нам нанесли наши соседи. Хотел бы выразить слова поддержки всем гражданам нашей республики, всем семьям, которые потеряли своих родных. Это борьба нашего народа за независимость, поэтому мы всегда будем помнить этих людей. Что касается событий августа 2008 года, то мы делали все для того, чтобы не было этой войны. Я имею в виду согласованные действия руководства Южной Осетии, Абхазии и РФ.

Обострение ситуации началось с приходом к власти Михаила Саакашвили и активизацией США, ЕС и других стран НАТО на территории Грузии. Говоря о событиях 2008 года, нужно помнить и том, что США, ЕС и страны НАТО, которые поддерживали и вооружали Грузию, несут такую же ответственность, как и Грузия.

— Вы принимали непосредственное участие в отражении агрессии. Расскажите, как развивались события?

— Мы отслеживали ситуацию. Грузинская сторона постоянно нагнетала обстановку в течение нескольких месяцев перед войной. Более агрессивно начали вести себя грузинские миротворцы, уже не выполняя свои непосредственные обязанности. Под предлогом частых ротаций грузинских миротворцев они натаскивали все новые и новые подразделения в зоне предполагаемых боевых действий. Грузинская сторона всячески пыталась выйти из Дагомысских соглашений и пыталась спровоцировать ситуацию. Но мы делали все, чтобы эту напряженность нейтрализовать. Мы делали все в соответствии с той обстановкой, которая была на тот период. Наша самая главная задача была скрытно готовиться к своей защите, чтобы не спровоцировать Грузию.

Когда они начали обстреливать город Цхинвал и села, мы даже не открывали некоторое время ответный огонь, чтобы не дать повода обвинить в будущем Южную Осетию. Мы знали, что с передовыми подразделениями грузинских вооруженных сил находится большое количество западных и российских либеральных журналистов, которые использовали бы малейшую возможность, чтобы обвинить Южную Осетию в развязывании войны.

Дальнейшее развитие ситуации показало, что Грузия осуществляла не просто вооруженную агрессию против Южной Осетии, но и информационную агрессию против России. Мы действовали правильно и грамотно. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить ваших коллег — российских журналистов. Рискуя своей жизнью, они достойно противостояли информационной агрессии западных СМИ и смогли донести правду до российской и мировой общественности.

— Получается, в Южной Осетии заранее готовились к нападению Грузии?

— Мы, безусловно, отслеживали ситуацию и пытались это сделать дипломатическим путем. Мы активизировали свою работу в рамках Смешанной контрольной комиссии. Но грузинская сторона уже все для себя определила. Поэтому было тяжело с ними говорить. Нами отслеживалось все: передвижения грузинских военных, в каких местах проводились учения, сколько американских советников, какие подразделения принимали там участие, в том числе — из Украины. Мы знали, что под предлогом учений там собирается сброд международных преступников, которые совершили это преступление против нашего народа.

— Во время "пятидневной войны" с вами кто-то из официальных лиц Грузии связывался?

— Отдельные подразделения грузинских миротворцев 7 августа начали покидать свои позиции, многие штабные работники, которые были с российскими, югоосетинскими миротворцами, начали под разными предлогами покидать штаб.

Затем территорию республики начала покидать миссия международных наблюдателей. Это все говорило о том, что они все были прекрасно проинформированы и прекрасно знали, что будет агрессия. Они перестали фиксировать нарушения с грузинской стороны и реагировать на наши обращения. Они покинули зону действий. Нас они не предупреждали. Поэтому у нас такое недоверие к ОБСЕ. Я думаю, наступит когда-то время, и мы, я так думаю, сможем подать в международные суды и на ОБСЕ, которая практически способствовала этому преступлению против нашего народа.

С учетом того была достигнута договоренность о том, что при посредничестве сопредседателя СКК от российской стороны Попова Юрия Федоровича 8 августа в 12:00 в городе Цхинвал возобновятся переговоры, что на словах было поддержано Саакашвили. Более того, он выступил 7 августа вечером с телевизионным обращением и заверил всех, что он принял решение о выводе своих подразделений с линии соприкосновения. Поэтому начало массированного обстрела Цхинвала мы восприняли как очередную грузинскую провокацию. И то, что нам объявили войну, мы узнали по телевизору. После чего я проинформировал командующего Смешанными миротворческими силами генерала Кулахметова о том, что мною как верховным главнокомандующим был отдан приказ об открытии ответного огня. То, что мы первое время не открывали огонь, ввело в заблуждение в грузин, уверовавших в свою быструю победу. И в результате был сорван первый штурм, а войска агрессора понесли серьезные потери. При этом грузины бросали на поле боя не только своих раненых и убитых, но и западных и грузинских журналистов, сопровождавших агрессоров. Наши военные оказывали им первую медицинскую помощь, а затем вывозили их из зоны боевых действий.

Так что грузинские матери, которые потеряли своих детей во время этой войны, пусть благодарят Саакашвили и старшего воинского начальника Грузии, генерала Мамуку Курашвили, который по телевизору заявил, что Грузия начинает войну против Южной Осетии и он по поручению верховного главнокомандующего начинает наводить конституционный порядок. Никаких контактов с грузинскими официальными лицами не было.

— Вы после конфликта хоть раз разговаривали с Саакашвили?

— Михаил Саакашвили — это международный преступник. Я никогда с ним ни по телефону, ни в какой-либо другой форме не общался. И, кстати, до войны тоже.

— И не встречали его никогда в жизни?

— Нет, конечно. Попался бы, наверное, это была бы его последняя встреча в жизни.

— Вы можете вспомнить, кто первым доложил в Москву о начале боевых действий, с кем вы говорили?

— Все все прекрасно видели. Мы в первую очередь рассчитывали на собственные силы. Там было кому докладывать: там были российские миротворцы. Для координации наших дальнейших действий у меня состоялся телефонный разговор с начальником Генштаба МО РФ Макаровым, который проинформировал меня о том, что высшим руководством Российской Федерации принято решение о вводе российских войск в Южную Осетию. С этого момента началась операция по принуждению грузинских агрессоров к миру.

— Как вы прокомментируете заявления со стороны Грузии о том, что якобы российская техника была в Южной Осетии еще до 8 августа?

— Так могут говорить те, кто проиграл. Они прекрасно знали, что никакой российской техники на территории Южной Осетии не было. Я даже представителей ОБСЕ пригласил вместе со мной проехаться. Мы доехали до Рокского тоннеля, они пристально рассматривали все. И они не то что военную технику, ни одного человека в камуфляжной форме не видели. Что еще раз было подтверждено непосредственно наблюдателями ОБСЕ непосредственно перед началом военных действий. А российские подразделения, полки тяжело спрятать в горах. Так что это все ложь. И потом Грузии надо себя оправдать в том, что они никак не смогли сломать народ Южной Осетии. Им стыдно.

А российским военным хочется только сказать слова искренней благодарности. Ведь они вступили в неравный бой с грузинской армией. Ведь российские войска прямо с марша вступали в бой. В то время как грузинские войска под видом миротворцев соорудили фортификационные сооружения и тщательно изучили территорию боевых действий.

— Мне приходилось читать в социальных сетях размышления о том, что вы, якобы, покинули место боевых действий в трагические дни августа 2008 года. С какой целью распространяется эта ложь?

— Больных людей я комментировать не собираюсь. Конечно, я слышал такие утверждения. Это было выгодно тем людям, которые Южную Осетию даже не считали своей родиной, гражданство получили после 2008 года. Интересно, где были эти "герои", когда я с бойцами службы Госохраны и подразделений Минобороны расчищал боями коридор для беспрепятственного прохождения колонны 58 армии Северокавказского военного округа МО РФ. Я так и сказал тогда командующему 58 армией генералу Хрулеву, что не хочу, чтобы русская мать надевала траур по сыну, убитому в Южной Осетии, не для того она его растила. Эти скоординированные с командованием российских вооруженных сил действия позволили избежать потерь от так называемого дружественного огня. Я до сих пор вспоминаю с восхищением и глубоким уважением профессионализм, мужество и хладнокровие российских генералов: командующего сухопутными войсками МО РФ Болдырева, командующего войсками Северокавказского военного округа МО РФ Макарова и командующего 58 армией Хрулева.

Бред недалеких и лживых людей даже не хочется всерьез комментировать. Наверное, для них было бы лучше, если бы я был убит на улицах Цхинвала или где-то под бомбежкой. Но их надежды не оправдались. Где я был и какие действия предпринимал как верховный главнокомандующий, видели те, кто с оружием в руках защищал Южную Осетию.

— Когда и при каких обстоятельствах вы узнали о том, что президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о признании Южной Осетии и Абхазии?

— Нас пригласили в Совет Федерации. Кстати, многим кажется, что Россия в любом случае бы признала Южную Осетию и Абхазию. Но это не так. Ведь и в самой России очень много грузинских лоббистов, очень много прозападников и либералов, которые в свое время нам с Сергеем Васильевичем (Багапшем — ред.) чинили очень много сюрпризов, препятствий. Готовились разные проекты о вхождении республик в состав Грузии. Говорили, что если мы не согласимся на разные условия, будут и определенные санкции по отношению к нам и непосредственно по отношению ко мне и Сергею Васильевичу, что прекратят определенное финансирование. Проекты создания конфедерации с Грузией в Москве были. И нам предлагали. Но мы с Сергеем Васильевичем их жестко отмели.

— В каких структурах были такие лоббисты?

— В разных структурах. Были и в правительстве, и в администрации президента РФ такие люди. И сейчас есть те, кто до сих пор сочувствует Грузии, до сих пор проводит свою прозападную линию. Но российских патриотов в РФ гораздо больше и они намного влиятельнее. Благодаря этому мы и победили.

Возвращаясь к вашему вопросу — мы были в Совете Федерации. Нас проинформировали, что верхняя палата Федерального собрания РФ будет просить президента Медведева о признании независимости Южной Осетии и Абхазии. Я подумал, что это какой-то такой политический маневр со стороны РФ, чтобы показать всему Западу, что Россия готова признать нас. И когда мы сидели, и с трибуны Совфеда звучали слова в поддержку нас, я посмотрел на Знаура Гассиева (бывший спикер парламента Южной Осетии — ред.). Вижу, у него слезы на глаза навернулись. Он меня обнял и говорит: даже если и не признают, такого все равно никогда не было. Сергей Васильевич обратил на это внимание. Я его за руку взял и говорю "Сергей Васильевич, мне кажется, мы сейчас с тобой в сказке находимся". Мы не ожидали решения о признании.

Хочу также рассказать о том, как мы узнали, что нас признала Россия. Я давал интервью в студии Russia Today. И вдруг услышал снаружи шум, крики на осетинском. Попросил прервать запись. Там сотрудники моей охраны радуются. Стоит Маргарита Симоньян. И она подбегает и говорит, только что президент РФ Дмитрий Медведев издал указ о признании Южной Осетии и Абхазии. И в первую очередь я подумал, что это передача розыгрыш. Я как сидел, так и остался сидеть дальше, эмоций никаких не проявил. Потом шепнул одному из сотрудников охраны на ухо, спрашиваю, мол действительно это так? Он подтвердил. Тогда я уже осознал исторический момент, что Россия признала нас.

— Что республике удалось сделать за 10 лет?

— Самое главное — это признание со стороны РФ. Удалось немало восстановить. Но ко многим вызовам мы оказались не готовы. Нам нужно серьезно заниматься строительством своего государства, чтобы не подводить РФ, чтобы показать всему миру, что Россия поступила абсолютно правильно, и это было единственно верное решение. К сожалению, этому сегодня мешают многие. У грузин появились реваншистские настроения.

— Вы верите, что возможен реванш со стороны Грузии в отношении Южной Осетии?

— Я не верю. Я не хочу войны ни для осетинского, ни для абхазского, ни для российского, ни для грузинского народов. Есть реалии, с которыми нужно считаться. Грузии необходимо признать свое поражение и не стоит надеяться, что у них получится благодаря так называемой мягкой силе развернуть развитие наших государств в сторону Грузии. Да, мы готовы к добрососедству, но не более того.

— Как вы оцениваете внешнюю политику Южной Осетии в период после вашего президентства?

— Помимо помощи в восстановлении я также признателен руководству РФ за реализацию концепции внешней политики России от 30 ноября 2016 года. В ней в частности говорится, что в числе приоритетов России остается содействие становлению Республики Абхазия и Республики Южная Осетия как современных демократических государств, а также содействие укреплению их международных позиций. И нам нужно действовать в этом ключе совместно с РФ и доказывать всему международному сообществу, что Россия приняла единственно правильное решение, признав республики Южная Осетия и Абхазия. Такой подход будет способствовать укреплению мира и стабильности в Закавказье.

— Расскажите, чем вы сейчас занимаетесь?

— Я занимаюсь работой своего фонда, своей семьей, своими детьми.

— А чем занимается ваш фонд?

— Это Международный фонд Эдуарда Кокойты. Мы оказываем помощь молодежи, больным из Южной Осетии. Мы вообще стараемся не афишировать это, не пиариться.

— Вы планируете возвращаться в большую политику?

— А я из политики никуда не уходил. Конечно, буду и дальше действовать, потому что вижу, что тех усилий, которые сегодня есть у Южной Осетии, недостаточно для того, чтобы активно реализовывать те возможности, которые есть у нашего государства.

— Вы планируете бороться за президентское кресло?

— Для меня должность не самоцель. Я буду бороться за будущее и стабильность Южной Осетии.

— Но вы не исключаете, что будете принимать участие в следующих президентских выборах?

— Не исключаю.

— А в парламентских выборах в следующем году?

— Я буду принимать самое активное участие и в парламентских выборах и в дальнейшей политической жизни Южной Осетии. Я хочу просто послать сигналы некоторым людям, которые (в ходе выборов в Южной Осетии — ред.) в 2017 году лишили народ Южной Осетии возможности свободного выбора. Во время предстоящих парламентских выборов пусть они хорошо подумают, прежде чем выносить какие-то законы, нарушающие конституцию. Хватит опять мудрить и чинить препятствия свободному волеизъявлению избирателей, рассчитывая на ангажированные и незаконные действия подконтрольных им судебных и правоохранительных органов. Думаю, для этих людей это все может обернуться плачевно.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2696003 Эдуард Кокойты


Россия. Южная Осетия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > rosbalt.ru, 8 августа 2018 > № 2700149 Вадим Бровцев

Ровно 10 лет назад, 8 августа 2008 года, грузинская армия начала обстрел столицы Южной Осетии, Цхинвала, развязав вооруженный конфликт, названный позже Пятидневной войной. О том, какие уроки были извлечены той трагедии, рассказывает Вадим Бровцев, с 2009 по 2012 год работавший председателем правительства и и. о. президента Южной Осетии.

— Вадим Владимирович, что произошло за десятилетие после той войны? Какие уроки можно извлечь из тех событий?

— Ночью 8 августа 2008 года регулярные части грузинской армии обстреляли Цхинвал, другие населенные пункты Южной Осетии, а также блокпосты международных миротворцев. В то время для России и ряда других стран встал вопрос о том, что необходимо предпринять в таких условиях, чтобы не допустить массового уничтожения мирных жителей. Наша страна взяла на себя защиту братского югоосетинского народа.

Десять мирных лет показали, что «югоосетинский конфликт» был одним из переломных моментов в развитии современных международных отношений и повлиял на их дальнейшее развитие. Уроки конфликта и последующее признание Россией независимости Южной Осетии имеют историческое значение. Россия продемонстрировала, что она возвращается на свой исторический путь развития — путь справедливости, достоинства и чести, в том числе, в решении международных проблем. Наша страна встала на защиту югоосетинского народа, предотвратив его физическое уничтожение.

Прошедшее десятилетие показало, что в регионе установлена система безопасности, позволяющая народам мирно сосуществовать. Более того, «принуждение к миру» агрессора создало условия для восстановления реинтеграционных процессов, складывающихся в этом регионе столетиями.

Война Грузии против Южной Осетии ярко высветила и деградацию так называемых западных ценностей, особенно свободы слова. Грузинская агрессия большинством западных СМИ и политиков была преподнесена предельно лживо. Вслед за этим против России были применены методы «гибридной войны». Но прошедшее десятилетие показало их провальность и то, что правда всегда побеждает ложь. А правда — на стороне России.

— Как республика справилась с послевоенной разрухой?

— Россия не только защитила югоосетинский народ, но и оказала ему огромную поддержку в преодолении последствий агрессии во всех сферах и продолжает это делать по сей день. Все отмеченное является отражением современного вектора политики России, возрождающей важнейший принцип во взаимоотношениях между людьми, который можно выразить емким словом «справедливость».

Николай Степанов

Россия. Южная Осетия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > rosbalt.ru, 8 августа 2018 > № 2700149 Вадим Бровцев


Грузия. Южная Осетия > Армия, полиция > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698840

«Мы должны быть благодарны войне». Как Южная Осетия строит свою независимость

Игорь Залюбовин

По итогам военного конфликта с Грузией Россия признала Южную Осетию независимым государством. В благодарность осетины выложили валунами на дне долины у горы Сохс надпись: «Спасибо, Россия!» С тех пор прошло десять лет. Корреспондент «Сноба» отправился в республику, чтобы изучить, как и из чего строится югоосетинское государство

От редакции: грузино-югоосетинский конфликт длился с перерывами 19 лет — с 1989 по 2008 год. «Пятидневная война» стала последним крупным столкновением этой войны и фактически дала непризнанной республике независимость. Вопрос о том, кто начал эту войну, является открытым до сих пор. Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили настаивает, что российская 58-я армия прошла Рокский тоннель до начала артиллерийских ударов по Цхинвалу, что было расценено грузинской стороной как акт агрессии. С другой стороны, длившееся почти год независимое расследование «комиссии Тальявини» при ОБСЕ посчитало Грузию виновной в агрессии, отмечая при этом многочисленные провокации с российско-осетинской стороны, предшествующие атаке на Цхинвал в ночь с 7 на 8 августа 2008 года. Позднее глава комиссии Хайди Тальявини подала в отставку; некоторые увидели в этом подтверждение того, что выводы комиссии были ошибочны. Данный текст не является попыткой установить степень виновности одной или другой стороны.

Цхинвал. Вечер перед грозой

По вечерам я смотрю телевизор: в развороченной несколькими войнами гостинице — только один канал, российский «Первый». Патриотическое телешоу сменяется патриотическим телешоу; когда я отворачиваюсь, на стекло балкона, через который видна ржавая телебашня в цветах осетинского флага, падает тень. Каждый раз, когда я вижу, как быстро она скользит по стеклу, мне на долю секунды становится не по себе, и лишь затем я осознаю, что тень — моя. Война окончилась десять лет назад, но по вечерам сумрак приносит сюда воспоминания о ней — по крайней мере, так говорят местные.

Сегодня особенно тихо.

Продавщица из продуктового магазина по соседству, осетинка лет пятидесяти, советует мне закрыть на ночь окна: будет гроза. Пока я кладу в пакет минеральную воду и сигареты, она рассказывает, что война забрала у нее сына и дочь: их убило залетевшей в дом гранатой, и с тех пор она боится открытых окон.

Глупый страх. Как стекло может защитить от войны? Особенно от войны длиной в двадцать лет?

— Но ведь от грозы спасет, — она пристально и спокойно смотрит мне в глаза.

Десять лет назад по улице Героев шли грузинские танки; сейчас здесь изредка проезжают автомобили — тонированные «Приоры», старенькие мерседесы и БМВ. Для города со средней зарплатой в 15 тысяч рублей и высокой безработицей тут много иномарок. «БМВ ведь лучше, чем БМП», — грустно шутит старик-таксист, не отрываясь от игры в нарды. С привокзальной площади уходят автобусы на Владикавказ и в местные селения — Ленингор, Джаву, Квайсу. Железную дорогу, когда-то соединявшую конечную станцию Цхинвал с Грузией, разобрали еще по окончании первой войны в 1992 году. Попытка восстановить сообщение предпринималась грузинами в 2004 году, но после укладки четырех километров из пяти работы свернули — железная дорога так и не дошла до Цхинвала. Помешало ухудшение отношений и последовавшие за ними столкновения, длившиеся с 2004 по 2008 год.

К лету 2008 года столкновения между осетинами и грузинами резко активизировались. Штурм начался 7 августа 2008 года, около полуночи. За четыре с половиной часа до того в эфире всех грузинских телеканалов президент Грузии Михаил Саакашвили обратился к осетинам с длинной речью, в которой назвал их «соотечественниками» и заявил о прекращении огня с целью начать переговорный процесс. Сотрудник цхинвальского ОМОНа с позывным «Большой» вспоминает этот вечер в разговоре со мной: «Мы неделю просидели на своих позициях, не мылись, не спали. И после этого обращения, в котором было даже несколько слов по-осетински, мы, конечно, решили пойти домой. А ночью по нам заработали “Грады”».

Тамарашени. Свадьба

Седой музыкант в темных очках надрывает голос: «Тем, кто выжил в Цхинвале... Офицеры, осетины, ваше сердце под прицелом, за Осетию, свободу — до конца!» На бывшей окраине села Тамарашени, основанного царицей Тамарой, бывший командир югоосетинского ОМОНа Мераб Пухаев женит сына Ибрагима. При грузинах тут росли виноградники, теперь стоит несколько десятков двухэтажных типовых коттеджей, выстроенных разорившимся ныне строительным гигантом «Су-155» при содействии экс-мэра Москвы Юрия Лужкова. Название под стать — микрорайон Московский.

Специально для свадьбы зарезали четырехлетнего быка; его мясо вываривается в четырех огромных котлах поодаль; часть уже сваренной туши, вместе с рогами и копытами, стоит во главе стола, на метрового радиуса блюде. Там сидят самые уважаемые люди: старшая родня жениха. Родня невесты празднует свадьбу отдельно, в ее родовом селе. Раз в десять минут пожилой осетин говорит в микрофон длинные тосты, он произносит их на осетинском языке, и, хотя это традиционные тосты, одновременно они похожи на все прочие, что произносятся на свадьбах по всему миру — грузинских, абхазских, русских, американских. «За родителей», «за счастье», «детей», «новую семью», «мир», «любовь» и снова «за счастье».

Около полуночи над микрорайоном бьет фейерверк. Пожалуй, единственные люди, кто не обращает на него особенного внимания, — несколько сослуживцев Пухаева; они воевали за Южную Осетию всю свою взрослую жизнь, с 1989 года по 2008 год. Фейерверки их мало интересуют по понятным причинам; они горячо обсуждают что-то на осетинском языке, кажется, локальную политику. На свадьбу должен был приехать местный президент Анатолий Бибилов, но его нет. Омоновцы поднимают бокалы.

— Я хочу поднять тост за нашего верховного главнокомандующего, — говорит один из них. — За нашего президента! Владимира Владимировича Путина!

— Нас никто не заставляет, — кивает мне другой омоновец. В его голосе звучит легкое смущение.

— Да это ж все вам скажут, вот пройдите, спросите — подхватывает третий. Он огромного роста (поэтому все зовут его Большой) и похож на грузина. Большой обижается, когда я спрашиваю его об этом сходстве. Подходит жених, Ибрагим, он тоже омоновец, действующий. Все встают. Большой говорит:

— Я хочу выпить за свою мечту. Я мечтаю, чтобы Южная Осетия стала частью России.

После еще нескольких тостов мы садимся в белую «Ниву» Большого. За те несколько дней, что я нахожусь в Южной Осетии, я еще ни разу не ездил здесь с трезвым водителем. Большой пил на свадьбе наравне со всеми, но ведет машину ровно. Мы катим вдоль черных полей. Его друзья молча курят. Я смотрю в окно: «Саакашвили назвал свою операцию “Чистое поле”», — вспоминаю я полные злой иронии слова таксиста Алана, возившего меня сюда, в бывший грузинский анклав, накануне. Через села проходит главная дорога, связывающая расположенный у самой грузинской границы Цхинвал с Рокским тоннелем, за которым — Россия. Когда-то здесь жили грузины — они контролировали дорогу и не давали осетинам ездить по ней; осетинам пришлось построить объездной путь через село Зар (дорога называется Зарской). «Они убивали здесь наших, и мы в ответ сожгли здесь все», — кричал мне таксист Алан прямо в ухо, пока мы продирались через заросшее поле и колючки к маленькой церкви — едва ли не единственной постройке, оставшейся от Тамарашени, Курты, Кехви и Ачабети — четырых грузинских сел, где до 2008 года проживали несколько тысяч этнических грузин. Когда я открыл дверь церкви и навел фотоаппарат, чтобы запечатлеть интерьер, Алан загородил проход: «Не надо, это все-таки святое место».

Цхинвал. Монолог матери

Министерство культуры Южной Осетии делит с посольством Абхазии здание действующей республиканской библиотеки. Министр Жанна Зассеева очень расстроена: за пять минут до нашей встречи какой-то грузинский историк прислал на почту министерства 30-страничное письмо с обоснованием, что осетин как нации не существует. Четыре года, вплоть до самой войны, Зассеева ездила на попутках из дома в Джаве на работу в Цхинвал через грузинский анклав в надежде, что грузины остановят ее машину. Она и сама не может объяснить, что бы она сказала им, говорит, что просто хотела посмотреть им в глаза.

«Это звери, настоящие звери, — говорит она. В ее глазах появляются слезы. — В 2004 году они убили моего сына Гену. Он дежурил с ополченцами на горе Паук (стратегическая высота, расположенная над Цхинвалом). Осколком ему перебило позвоночник, и он не смог уйти. Грузины взяли его в плен, возили и показывали его как зверя — из-за светлых волос, из-за русской внешности. Они хотели доказать, что русские воюют за осетин. Ему выкололи глаза, переломали руки». Ее голос дрожит, но она продолжает рассказывать: «И все же, наверное, он хотел жить. Его закапывали живьем, а он пытался выбраться, до последнего старался».

После гибели сына Зассеева с головой ушла в дела. Помимо работы в министерстве культуры она стала инициатором проведения «Бессмертного полка» в республике и старается помочь матерям, чьи дети погибли во время конфликта. На «Бессмертный полк» Зассеева берет с собой фотографии тех, кто погиб при защите Цхинвала. «Многие говорили, что я сошла с ума. Но я фотографию сына не приносила, мне было стыдно. Мне было важно, чтобы как-то очнулись те, кто из дома не выходит. Те, кто сидит среди фотографий своих детей и плачет. Матери, отцы. Вот был мальчик, его звали Батик, Батраза. Ему было 11 лет, в его теле нашли 17 пуль. Его мать вообще не вставала. Я позвонила ей и отругала: лежите и ждите, когда Бог вас заберет к себе. Да он вас в ад кинет! Я ее так сильно отругала, хотя я ее в глаза даже не знала. Мне было стыдно перед ней, но все-таки я поступила правильно. На следующий день она пришла ко мне, мы поговорили».

В первые сутки «пятидневной войны» Зассеева отправила из Джавы в Северную Осетию полторы тысячи детей. Когда кончились автобусы, она сажала их в попутные машины. «Сейчас я бы на такое не решилась, — говорит она. — Но дети доехали до границы, ни один не потерялся». Ее собственная дочь в это время была в Цхинвале. «Как говорят у нас: обжегся на супе, — она ищет правильное слово, — на борще, и на воду дует. Я очень боялась, что с дочкой тоже что-то случится. Дом разбомбили, там были все фотографии Гены, у нее, в шкатулке. Мы потом убеждали МЧС, что у нас золото осталось в этом доме. На самом деле мы хотели найти эти фотографии, но, конечно, это было бесполезно. Главное, что она сама осталась жива».

Война еще не кончилась, а Зассеева ходила по городу и расписывала местные заборы мелом: «Спасибо, Россия!» «В благодарность российским военным, — объясняет она. — Но этого было мало, хотелось что-то еще сделать». В 20-х числах августа ополченцы вместе с ней отправились к Рокскому тоннелю. Такую же надпись решили оставить в долине, на дне ущелья. «Вниз машина не могла доехать. Ребята тащили, катили огромные камни вручную. Но они тогда были как перышки гусиные для нас. Мы выложили этими камнями “Спасибо, Россия!” И через несколько дней звонят — говорят, сейчас пилот пролетел, кто это написал “Спасибо, Россия!”? Меня все время спрашивают: кто придумал? Это не важно ведь, кто придумал. Это как стихи ночью. Что-то бессознательное».

Владикавказ. Президент и водитель

Чтобы попасть в Южную Осетию, мне пришлось позвонить ее президенту. Это все, что нужно знать о том, какая это маленькая страна. Въезд в республику мне в последний момент запретили в местном КГБ. «Отказано компетентными органами без объяснения причин», — сообщили в письме из Госкомитета информации и печати республики. Не зная, кто еще может решить мой вопрос, я все-таки дозвонился до Анатолия Бибилова. Он был в Сирии с официальным визитом, в ответ на признание Башаром Асадом независимости Абхазии и Южной Осетии. Мы договорились встретиться с президентом на следующий день во Владикавказе.

Оказавшись там, я целый день натыкался на его кортеж из пяти машин, сопровождаемый невероятным количеством охраны. Как мне пояснили потом, обычно президент возит с собой в четыре раза меньше телохранителей; но в Сирии требовалась особая безопасность — охрану просто не успели сократить по приезде. Мы встречаемся в гостевой резиденции на окраине Владикавказа — там останавливаются высокие чины, когда приезжают в Северную Осетию.

Президент рассказал мне, каково руководить республикой, которую не признают в мире: «Я не понимаю, что за двойные стандарты? Почему Косово, допустим, можно, а Южной Осетии нельзя? Почему Боснии можно, а Абхазии нельзя? Почему Черногории можно, а ДНР или ЛНР нельзя? Мы же понимаем, что это насильно переданные Грузии территории Южной Осетии! И только за желание жить на своей земле каждые десять-пятнадцать лет убивали нашу интеллигенцию. В 20-е, 30-е, 50-е годы! В 1920-м году было 50 тысяч беженцев, из которых 20 тысяч погибли на перевалах. Сколько осетин погибло за то, чтобы жить в своем государстве? А когда в Грузии начались эти националистические движения, когда появился Гамсахурдия и просил вымести всех железной метлой, когда пошли эти убийства, теракты, когда на Зарской дороге убили беженцев? Я понимаю, осетины — железные люди, но терпеть это кто будет?»

Пресс-секретарь напоминает президенту: через два часа самолет в Москву, пора собираться. В Москве президент Бибилов желанный гость — как объяснили мне сразу несколько собеседников, знакомых с ситуацией. Баллотироваться на выборах 2016 года хотел Эдуард Кокойты — легендарный в республике человек, стоявший у власти в Южной Осетии на протяжении всех нулевых, но в Кремле решили иначе и попросили Кокойты отдать свои голоса Бибилову. Перед тем как попрощаться, Бибилов дает секретарю распоряжение: объяснить в местном КГБ, что политика президента — пускать в страну всех журналистов.

— Даже если это враг, пусть едет, смотрит, — уточняет он, весело косясь на меня.

Через несколько минут мы мчимся по скоростному шоссе в сторону Владикавказа. Меня везет одна из машин, сопровождавших президентский кортеж. Водитель жалуется мне:

— Анатолий Ильич вообще-то мужик хороший. Но очень мягкий. Нельзя так на Кавказе. Он со всеми хочет встречаться, только дай пообщаться с народом. Это хорошо, конечно. Демократ. Это даже прямо-таки замечательно. Но знаешь, что я тебе скажу. Может грубо, да, надеюсь, Ильич на меня не обидится. Есть у меня товарищ, он полковник, и у него любимая поговорка такая: «Мягким *** жену не построишь». И вот я когда смотрю на Ильича, часто вспоминаю эту поговорку.

Цхинвал — Рока. Без чего нет Осетии

23 ноября 1989 года к Цхинвалу подъехали сотни «Икарусов» и тысячи легковых автомобилей: по меньшей мере 15 тысяч грузин прибыли к городу. Среди них находились советские грузинские милиционеры, которые должны были координировать то, что вошло в историю под названием «поход на Цхинвал». 30-летний этнограф Коста Кочиев шел домой из института. «Я услышал, что мужская часть города собирается у въезда в город, чтобы не пустить грузин. Я человек совсем не военный, но отправился туда, потому что понимал, что будет, если такая толпа войдет в город. Оружия у нас было очень мало, и поэтому люди начали выламывать из ограды парка железные прутья — руками. Я не знаю, как это вообще можно было это сделать. У меня в руках ничего не было. Так, глядя друг на друга, мы стояли почти сутки, после чего грузины ушли».

Это стало первой стычкой грузин с осетинам в новейшей истории. «С нее, пожалуй, и идет отсчет югоосетинской государственности», — считает Кочиев. Примерно тогда же знакомые в местном парламенте стали просить Кочиева составлять официальные письма и обращения — с целью привлечения внимания к ситуации. Через год в Южной Осетии был создан свой МИД, куда Кочиева позвали на постоянную работу. «В войне я не участвовал, но, как и многие другие, шаг за шагом создавал наше государство», — рассказывает Кочиев. В 1993 году он, будучи специалистом по геральдике, участвовал в разработке символики новой страны — предложил свой вариант герба Южной Осетии — «с барсом, изображенным на фоне гор», но из-за того, что «эскиз был так себе», депутаты парламента выбрали орла, нарисованного профессиональным художником. «Я пытался донести им, что барс — наш национальный символ и правильнее выбрать именно его». Через три года депутаты все-таки приняли решение заменить орла на барса, но в спешке просто взяли североосетинский герб, на котором тоже изображен барс, и добавили к нему надпись «Южная Осетия». «Тогда я был уже против, потому что из-за этого пришлось менять все печати. А барс, надо сказать, выглядит не очень. Его надо бы довести до ума. Но я уже не хочу этим заниматься».

***

«Нынешней Осетии не было бы без Рокского тоннеля», — говорит Батраз Харебов, в 1970-х занимавшийся геологической разведкой на месте будущего тоннеля. «Еще в 20-е годы говорили: “Осетины хотят пробить дорогу в Россию, а ключи положить себе в карман”». Самый первый тоннель хотели построить в 1920-е годы местные крестьяне, среди них был отец Батраза. «Все это было, конечно, абсолютно нереально. Держались на энтузиазме: люди резали скот, чтобы кормить работников. Из инструментов — только кирка, специалистов нет. Да и куда его бить — непонятно. В общем, все это заглохло». В 30-е годы проект тоннеля разработал осетинский революционер Рутен Гаглоев, но в 1937 году его репрессировали. «Снова разговоры пошли в шестидесятых. Грузины были сильно против, но в итоге решение было принято в нашу пользу, что до недавнего времени казалось мне очень странным, ведь они были куда влиятельнее, — говорит Харебов. — Но есть версия, что строительство пролоббировал министр обороны Устинов: из-за тогдашних событий на Ближнем Востоке тоннель все-таки решили строить, ведь это кратчайший путь туда».

Летом 1971 года студента Харебова позвали в геологическую партию проводить изыскания, которые велись два года. По итогам геологи дали заключение, что строить тоннель можно. Через десять лет, в один из дней осенью 1982 года Харебов услышал: сегодня тоннель будет пробит. «Я побежал к директору института отпрашиваться, но он меня не отпустил. Тогда я сказал, что пусть меня увольняют, но я все равно поеду. Был жуткий холод, внутрь нас не пускали, мы стояли несколько часов ждали снаружи. А потом раздались крики — это из Северной Осетии кто-то в дырку лезет, — вспоминает Харебов. — Вышел какой-то чумазый тип, его начали обнимать, целовать. Никто не хотел оттуда уходить. Заняли всю деревню, и до самой ночи мы там просидели. Директор нам ни слова, конечно, не сказал».

Лена Ванеева схоронила на первой югоосетинской войне трех сыновей. Осетины помнят их и сегодня, правда, больше по кличкам — Парпат, Коломбо, Агент. В честь ее среднего сына Парпата — Алана Джиоева — в Цхинвале назван единственный в городе проспект. На доме, в котором он когда-то жил, — его портрет. Парпата считают создателем вооруженных сил Южной Осетии и неформальным лидером республики — многие мои собеседники уверены, что именно ему обязаны своими назначениями тогдашние первые лица зарождающейся страны. В 1992 году Парпат воевал в Абхазии и Ингушетии; патриотические югоосетинские сайты пестрят заметками о том, какая дисциплина была в его отрядах и сколько разнообразных подвигов он совершил. Многие, кто принимал участие в первой войне, знали его лично — и охотно говорят о его храбрости, часто вспоминают о подарках, которыми он старался завалить цхинвальских детей на Новый год. Менее охотно, но вполне откровенно, вспоминают и о случаях бандитизма со стороны его формирований — насилии, заказных убийствах и грабежах.

Отпечатанный на стене дома, он смотрит на современный Цхинвал. В нескольких километрах оттуда в небольшой квартирке его тети я разговариваю с его мамой и отчимом. Им обоим за семьдесят. У них трудная жизнь: у обоих кредиты. Лене отдавать свой всего полгода, ее мужу — еще четыре года. Мы пытаемся говорить о сыновьях, родине, государственности, но разговор то и дело перескакивает на другое: «Донесите, пожалуйста, что у нас нет жилья, мы ютимся в маленьком доме под Владикавказом. Мой сын и его братья воевали за эту страну, а в итоге мы, старики, не имеем здесь ничего». — «Скажите, что мы просто бомжи здесь», — добавляет ее муж, воспитавший всех троих братьев Джиоевых.

Братья не успели разбогатеть — всех их убили. Причем свои. В 1992 году — Агента, в 1993 году — Парпата, в 1994 году — Колорадо. Лена знает только убийцу среднего сына — это тогдашний командир цхиванвальского ОМОНа Темо Сиукаев. Он застрелил Парпата прямо на базе омоновцев из-за того, что люди Джиоева убили другого командира ОМОНа. На похороны Парпата пришел весь Цхинвал.

В конце нашего разговора, я спрашиваю Лену: стоила ли гибель трех ее сыновей существования целой республики?

Она только грустно улыбается мне в ответ.

Ленингор — Раздахан — Никози. Живые и мертвые

От Цхинвала до Ленингора — три перевала в сторону Тбилиси, 80 километров. До 2008 года эта территория контролировалась Грузией, теперь здесь Южная Осетия. В районе сохранили грузинские школы — правда, в ближайшее время преподавание будет вестись на русском, а грузинский будут изучать как второй язык. Впрочем, осетинский язык преподается на таких же условиях — «первый после русского».

Войны в Ленингоре не было. Может быть, поэтому тут по-прежнему живут грузины — примерно пополам с осетинами. В нескольких километрах — единственный пункт пропуска между Южной Осетией и Грузией — Раздахан. Трое пограничников, измученных солнцем и скукой, прячутся в тени. «Нарушителей у нас толком нет, никаких контрабандистов тоже, — объясняет мне один из них. — Раз в полчаса приедет маршрутка из Тбилиси, еще через полчаса — в обратную сторону». Переход открыт только для жителей приграничных сел, имеющих на противоположной территории родственников: у них есть специальные разрешения. Прочим гражданам нужно подавать заявку на въезд, но такое случается очень редко, поясняет таможенник.

Контрабандистам же — в основном это мелкие перевозчики грузинских товаров — нет смысла ходить через пункт пропуска и платить пограничникам взятки. «Можно сделать это через другие приграничные села, где контроль меньше, — объяснил мне человек из местных криминальных кругов, попросивший не называть его имени. — Если очень надо съездить в Грузию, то вызываешь такси, платишь пять косарей и спокойно едешь, например, через осетинское село Орчосан. Там палева меньше. Да там сами менты грузинские возят продукты, потому что их магазины ближе. Возят-то старикам, кто еще в селах сейчас живет! Но это что, разве контрабанда?»

В самом Ленингоре и окрестных селах сегодня около 4 тысяч жителей. Дед Мишико живет тут всю жизнь. «Биджо, ты человек молодой и не понимаешь. Послушай меня. Были, конечно, и у нас тут стычки. Погромы были даже при Гамсахурдии, но это были пришлые люди, бандиты. Осетины и грузины косили под гамсахурдистов и били тех и других. Недавно даже хотели памятник поставить — жертвам агрессии. Я, правда, так и не понял даже, чьей к кому. То ли осетин против грузин, то ли наоборот. На хер все это, биджо. Чего нам воевать. С детства знаем друг друга. А мне на эту политику все равно и давно. В 2008 году мы стали территорией Южной Осетии — до этого были территорией Грузии. Но ничего не изменилось. Я не люблю русских, не люблю осетин, да и грузины тоже так себе народ. Грузины мучали осетин, осетины мучали грузин. Кто теперь разберется? Я сам такой старый, что уже лет двадцать почти как мертвый».

***

1 декабря 2006 года в селе Курта, расположенном в грузинском анклаве, прошла инаугурация президента Южной Осетии Дмитрия Санакоева — бывшего министра обороны Республики. В тот момент он был, пожалуй, самым ненавидимым осетином в мире. Санакоев, конечно, не стал полноценным президентом — его выбрали живущие на неподконтрольных осетинам территориях анклава грузины как альтернативу избранному в то же время на остальной югоосетинской территории Эдуарду Кокойты. За пределы анклава, который контролировали грузины, Санакоев не выезжал, хотя формально его резиденция располагалась в Цхинвале, так как село Курта переходит в одну из цхинвальских улиц и как таковой границы между двумя населенными пунктами нет. «Тбилиси тогда активно искал своего кандидата, и Санакоев попался. Никто не понимал: как же так, министр обороны и согласился стать предателем, — рассказывает Алан Джуссоев, чиновник из администрации президента Бибилова. — По слухам, он сильно проигрался в карты. По замыслу Саакашвили, его бенефисом должны были стать события 2008 года, в которых Санакоев, как ставленник Грузии, был бы главным действующим лицом интеграции Южной Осетии, захваченной грузинскими войсками».

Здание санакоевской администрации по-прежнему стоит в селе Курта. Целых окон в нем нет, фасад разбит, внутри — коровий навоз. С этой точки открывается вид на весь бывший грузинский анклав. Двухметровый осетин Автандил, ветеран югоосетинских войск, неловко переминается с ноги на ногу: ему не очень удобно ходить из-за четырех ранений, полученных еще в 90-е годы. Автандил вспоминает последний бой в своей жизни, который случился 10 августа 2008 года — за район ТЭКа. Район отрезан от Цхинвала мостом, этот мост от грузинских танков защищало подразделение Автандила. В одном из подвалов в ТЭКе у него пряталась вся семья. «Когда подошли танки, я подумал о том, что если они пройдут, то моего сына убьют. Я подумал, что не смогу это пережить. Я подумал, что проще мне умереть раньше. И тогда я пошел на танки». Когда он приблизился к ним, танки развернулись и поехали обратно. Автандил подумал, что он умер и все вокруг — иллюзия. Но танки развернулись, потому что в город вошли русские части.

«А теперь, — говорит он, рассматривая здание санакоевской администрации, — я чувствую, что меня предали. Не какие-то враги, а свои. Те, за кого я воевал. А ведь если бы не война, если бы не мы, ничего бы этого не было. Мы должны быть благодарны войне за то, что появилось наше государство. Злость и любовь нас сплотила тогда. Сейчас мне платят пенсию — в семь раз меньше, чем должны. Потому что если будут платить мне сколько должны, то придется платить еще сотне таких, как я. Я обил все пороги, и президент Бибилов в курсе моей ситуации. Но вот уже больше года я не могу решить свою проблему. Я никому не нужен — для них было бы лучше, чтобы я вообще был мертв», — говорит Автандил и задумчиво умолкает.

***

Вечером я прошу таксиста отвезти меня в село Земо Никози. В 2008 году за село шли бои — теперь здесь только обугленные, никому не нужные дома. Узнав, что я собираюсь пройтись по местному грузинскому кладбищу, таксист крутит пальцем у виска: «Там могут быть мины. Осетины ставили мины на кладбищах, на случай если грузины захотят кого-то навестить».

Я иду по кладбищу, прохожу в самую глубь. Последние могилы датированы 2008 годом. Все они сильно заросшие. Виноград обвивает могильные плиты и заборы. Лет через десять все зарастет окончательно. Впрочем однажды на этих костях и минах (если они действительно есть) кто-то обязательно возведет новые дома. Вне зависимости от того, на чьей они будут территории и какими политическим целями это будет обосновано. На костях рано или поздно обязательно появляются новые государства.

Грузия. Южная Осетия > Армия, полиция > snob.ru, 8 августа 2018 > № 2698840


США. Южная Осетия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2695997

Война 08.08.08: главная ошибка Запада

Десятилетие "пятидневной войны" вовсе не из-за августовского новостного затишья стало заметным информационным поводом в России. Интервью участников, воспоминания и анализ тогдашних событий заполнили медиапространство страны, потому что слишком уж значимыми и масштабными оказались последствия того короткого локального военного конфликта, который сам по себе не тянул на глобальный размах.

Когда обсуждают эти последствия, обычно делают акцент на уроках, которые извлекло российское руководство из конфликта вокруг Южной Осетии. Их было множество, но чаще всего вспоминают геополитические и военные.

С одной стороны, операция Тбилиси против Цхинвала оказалась той точкой, когда Москва не просто осознала, что геополитически отступать больше нельзя, но и смогла отстоять (причем и в военном, и в политическом аспекте) свою позицию вплоть до радикального шага в виде признания Южной Осетии и Абхазии. А с другой стороны, именно та военная операция окончательно обнажила, что с российской армией надо что-то делать, что храбрость и мужество солдат очень скоро не смогут больше компенсировать глубокую организационную и технологическую отсталость Вооруженных сил страны.

Плоды, извлеченные из тех уроков, Россия пожинает уже несколько лет, и преувеличить их значение невозможно. Во многом благодаря выводам и решениям, принятым по итогам 08.08.08, Москва смогла вернуть себе статус ключевого геополитического игрока мира.

Но ирония судьбы заключается в том, что ничуть не меньшее — а может быть, в чем-то даже большее — влияние на судьбу мира оказали ошибки, совершенные тогда обеими сторонами. Речь, разумеется, не о Грузии, которая оказалась просто разыгранной картой в глобальной геополитической партии, а о реальных игроках — России и Западе.

Среди удивительных особенностей "пятидневной войны" чаще других называют то, насколько молниеносно успокоилась тогда международная ситуация вокруг нее. После первого негативного отклика на действия России на Западе очень быстро пошел откат. Уже спустя несколько недель мир делал вид, что ничего особенного не произошло, да и в целом конфликт в Южной Осетии никак не повлиял на отношения России со странами Запада и их лидерами.

К тому же Москва смогла без особых проблем доказать свою правоту партнерам по мировой арене, в результате чего международная комиссия, расследовавшая причины конфликта, возложила ответственность за начало боевых действий на грузинскую сторону.

Спустя десять лет, после бесчисленных провокаций, обвинений, скандалов, инсинуаций и прямой лжи, что приняла на себя Россия за последние годы, подобная реакция Запада на тогдашние действия нашей страны выглядит неправдоподобной.

Представляется, что именно в этой странной — по нынешним меркам — реакции Запада на "пятидневную войну" и таятся причины, в итоге существенным образом повлиявшие на то, куда пришел мир к настоящему моменту.

Российская военная операция в Южной Осетии стала для России важнейшей точкой отсчета, которая, с одной стороны, подтвердила в ее собственных глазах статус страны как ключевой региональной державы, а с другой — заставила приступить к важнейшим трансформационным процессам внутри страны.

Однако на Западе произошедшее в августе 2008 года восприняли совершенно иначе — как последние геополитические конвульсии "агонизирующей экс-державы": невелико достижение справиться с Грузией, но зато вы посмотрите на ужасное состояние российской армии. Еще немного, и она окончательно прекратит свое существование, а там и России останется недолго.

Как следствие, та удивительно рациональная и мягкая — опять-таки в нынешних реалиях — реакция международного сообщества была, по существу, нежеланием тратить силы на добивание и так умирающего мастодонта. В этом просто не видели смысла.

Впрочем, ошибку допустил тогда не только Запад.

У нас западная реакция на "пятидневную войну" была интерпретирована с точки зрения традиционных, многовековых правил международной политики: сыграна еще одна геополитическая партия, выигрыш — хотя и несколько неожиданно для остальных — остался за Москвой, а прочие игроки признали результаты. Традиции, церемонии, дипломатические правила, политес большой мировой политики и формальное закрепление результата в виде официального документа — все так, как и должно быть.

Именно поэтому для нашей страны неожиданным стало обнажение реального отношения к ней со стороны Запада в ходе событий последних лет, начало которым положил украинский кризис. С 2014 года России пришлось осознать и принять, что нет больше никаких правил, что любые обещания могут быть нарушены уже на следующий день, что подписи великих держав не стоят даже бумаги, на которой они проставлены, а кровавые провокации и фантасмагорическая ложь стала расходным элементом ежедневных процессов.

Совсем не случайно Владимир Путин регулярно припоминает Европе подписанный ее министрами иностранных дел документ, который должен был урегулировать конфликт между украинскими властями и майданом, но был отправлен в корзину уже на следующий день. Именно это соглашение стало для Кремля символом перехода Запада в отношениях с Россией к игре вообще без всяких правил.

Справедливости ради — наша ошибка в интерпретации реакции Запада на конфликт в Южной Осетии не стала критической. Разумеется, неприятно — и даже болезненно — осознавать, что реальность куда более сурова, чем казалось, и вместо боксерского матча ты вынужден участвовать в грязной уличной драке "все на одного". Но есть во всем этом и утешающий момент.

В отличие от России, Запад совершил по-настоящему роковую ошибку, не поняв, что на самом деле значила для нее "пятидневная война".

Можно только догадываться, каким путем пошла бы история, если бы США с партнерами все поняли правильно, осознали, что на самом деле это первые признаки возрождения великой державы, и обратили всю свою мощь на сокрушение России еще тогда, в 2008 году (отметим в скобках — той, куда более слабой России). Можно только предполагать, справилась бы наша страна, российское общество и государство с тем уровнем давления, что пришлось выдержать с 2014 года.

Но для нашей страны этот вопрос теперь представляет чисто гипотетический интерес. А вот локти по поводу собственной недальновидности десятилетней давности пусть кусают другие.

Ирина Алкснис

США. Южная Осетия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2695997


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 августа 2018 > № 2695995 Марат Кулахметов

Марат Кулахметов: если бы Запад сказал Саакашвили "стой", войны бы не было

Восьмого августа исполняется ровно десять лет с момента нападения Грузии на Южную Осетию. Одними из первых удар приняли на себя миротворцы. О том, можно ли было избежать конфликта, о нынешней военной активности Грузии и возможных ответных шагах России, о переговорах в Женеве, а также о том, что поможет Южной Осетии стать экономически самодостаточным государством, в интервью РИА Новости рассказал бывший командующий Смешанными силами по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта, нынешний посол РФ в Цхинвале Марат Кулахметов.

— Вспомните, пожалуйста, события ночи с 7-го на 8-е августа. Что происходило в штабе миротворцев?

— Работа была, конечно, очень напряженной. Была боевая работа, постоянно шли доклады с миротворческих постов, из расположения российского батальона, осетинского батальона, доклады о ведении огня из реактивной, ствольной артиллерии по населенным пунктам Южной Осетии, по миротворческим постам. В докладах говорилось о непосредственном огневом воздействии на эти посты, появились первые раненные в миротворческих батальонах. Первые погибшие в российском батальоне появились к 6 утра. Ночь была бессонной. Мы все были на боевых постах.

— Грузинская сторона активно продвигала информацию о том, что российские военные, колонна техники еще до 8 августа была на территории Южной Осетии. Как вы можете прокомментировать подобные заявления?

— Это оправдание команды Саакашвили. Такая теория появилась где-то около полудня 8 августа. Она возникла, я считаю, только потому, что все пошло не по плану Тбилиси. Накануне, 7 августа, у меня было несколько встреч с господином Якобашвили (министр Грузии по реинтеграции Темур Якобашвили — ред.), в телефонном контакте мы были с ним до 22:00. А посол по особым поручениям МИД РФ Юрий Попов вообще "челночил" между Тбилиси и Цхинвалом. У него были постоянные встречи в Тбилиси, в том числе, встреча с министром иностранных дел, которая состоялась где-то в 23:00. Мы были постоянно на связи с руководителями миссии ОБСЕ в Грузии, госпожой Тери Хаккала. До 17:00 я был постоянно на связи со старшим воинским начальником грузинского контингента. Но ни одно должностное лицо в течение 7 августа не обратилось ко мне с таким вопросом. Если бы этот вопрос был, они бы в любом случае подняли его передо мной. Никто за этот день ни разу этот вопрос не поднял. Но затем в оправдание он появился. Это чисто оправдание своей провалившейся агрессии.

— Можно ли было избежать открытого военного противостояния?

— Вся история началась в 2004 году, когда к власти пришел господин Саакашвили с его командой. Все забыли про боевые действия, которые были в августе 2004 года. Вот тогда началось все. Еще в те времена господин Саакашвили решил стать "собирателем грузинских территорий". С 2004 года по 2008 год грузинская сторона предприняла беспрецедентные действия по наращиванию своего военного потенциала. Бюджет увеличился в несколько раз, увеличилась численность вооруженных сил. В это же время Саакашвили со своей командой получал и с Запада соответствующие сигналы, которые позволили ему развязать руки. По крайней мере, ему на Западе никто не сказал: "Не поступай так". И то, о чем говорил Запад, он воспринимал однозначно — он может делать так, как он считает нужным. Вот это все привело к событиям августа 2008 года.

Августу предшествовали определенные действия со стороны Тбилиси. Серьезное обострение началось в середине июля с крайне драматичного обстрела города 15 июля с гибелью людей и многочисленными раненными, чего не было в течение предыдущих четырех лет. Во второй половине июля это стало систематичным, вторая часть месяца проходила практически в ежедневных перестрелках. Безусловно, югоосетинская сторона отвечала, огрызалась. Но если сравнить по интенсивности и возможностям, безусловно, перевес по всем направлениям был за Тбилиси. Тут нельзя даже было сравнивать по потенциалу.

— Вы имеете в виду перевес по интенсивности обстрелов?

— Я имею в виду и по количеству, и по возможностям.

— Вы считаете, что точка невозврата была пройдена в 2004 году?

— Она оттуда стартовала. Если человек принципиально принял для себя это решение, он к нему придет. Каким способом, это другой вопрос.

Мы коснулись Якобашвили. Это было просто маленькое колесико в решении своей большой цели.

— То есть, конфликта нельзя было избежать?

— Если бы мировое сообщество и Запад в первую очередь принципиально заняли позицию и сказали Саакашвили тем летом "стой", я думаю, мы бы это предотвратили.

Все видели, что он делал. В конце июля 2008 года в Цхинвал приезжала большая группа представителей стран ОБСЕ из Вены, и до них было доведено, что мы стоим у порога войны и дальше идти уже некуда. В Цхинвале тогда присутствовала миссия ОБСЕ, и у нее был полевой офис. Они были в гуще событий.

Они были в течение первой ночи (с 7 на 8 августа) и до 14:00 восьмого августа в городе. Они все это видели. Просто эти очевидцы куда-то пропали.

— В Грузии с 1 по 15 августа проходят учения с участием стран НАТО Noble Partner, при этом интенсивность взаимодействия Тбилиси и альянса растет. Иностранные представители регулярно посещают грузино-осетинскую границу. Будет ли Россия реагировать на такую активность вблизи своих южных рубежей? Нет ли необходимости усилить какие-то компоненты военного присутствия РФ в Южной Осетии?

— Действительно, Тбилиси превратил некоторые районы вдоль границы с Южной Осетией в своеобразные "мекки", куда осуществляется политический туризм. В частности Диди-Хурвалети — легендарное место, куда привозят всех западных журналистов, политиков. Показывают им. Уже это смешно. Неоднократно югоосетинская сторона поднимала этот вопрос на Женевских дискуссиях, мол, хватит заниматься популизмом. Но это политика, которую выбрал Тбилиси.

Что касается устремлений Тбилиси в НАТО, Грузия уже много лет используется в первую очередь странами НАТО для продвижения своих позиций на Южном Кавказе. Сегодня она является форпостом позиций НАТО на Южном Кавказе.

Нынешнее руководство не скрывает своих симпатий и своих целеустремлений. США делают ставку на Грузию и в первую очередь на ее руководство как проводника антироссийских настроений для снижения влияния России в районе Южного Кавказа, где позиции РФ были исконными.

Безусловно, это не остается без нашего внимания. Мы это внимательно отслеживаем, в любом случае не допустим дестабилизации ситуации. И всякие движения, в том числе, учения, которые сегодня проходят на территории Грузии, находятся под пристальным нашим вниманием. Мы не безучастны. Запад об этом знает. Сейчас на территории Южной Осетии дислоцируется 4-я военная база и пограничное управление ФСБ России, которые обеспечивают безопасность Южной Осетии. Запад с этим считается. Считаю, что на данный момент этого контингента вполне достаточно. Если будет необходимость — у нас есть люди, занимающиеся этим вопросом, будет принято соответствующее решение. Но все, что происходит в Грузии, у нас находится под серьезным, пристальным вниманием.

— Возможна ли при каких-то обстоятельствах очередная военная агрессия или провокация Грузии против Южной Осетии? Есть ли опасность диверсий, терактов?

— После признания Россией Южной Осетии ситуация на Южном Кавказе, в особенности на границе Южной Осетии с Грузией кардинально изменилась. У нас здесь дислоцируется 4-я военная база, пограничное управление ФСБ РФ. В соответствии с двусторонним соглашением 2015 года о союзничестве и интеграции определено, что у нас единое пространство безопасности и общий периметр обороны. Я думаю, что Запад это великолепно понимает.

— То есть, никаких диверсионных групп тут в принципе быть не может?

— Ну, что я могу сказать. Если они безумцы, пускай попробуют.

— Как вы считаете, поможет ли инициатива Грузии о повышении представительства на Женевских дискуссиях по безопасности в Закавказье до министров или даже до премьер-министров урегулировать отношения Тбилиси с Абхазией и Южной Осетией?

— Дело не в том, какой будет уровень представительства на Женевских дискуссиях. Главное — насколько в первую очередь Тбилиси готов идти на диалог с Южной Осетией и Абхазией. А вот этого как раз мы не видим. Поднятие статуса, я считаю, это просто отговорка. Мы от раза к разу в Женеве видим, что Тбилиси, к сожалению, недоговороспособен даже по такому элементарному вопросу, как неприменение силы.

— То есть это попытка тянуть время, перевести мяч на сторону РФ, Цхинвала и Сухума?

— Я думаю, не более того.

— Учитывая в том числе приближающуюся годовщину признания независимости Южной Осетии, ожидаются ли визиты каких-либо российских государственных лиц, главы МИД РФ Сергея Лаврова в этом году в республику? Когда?

— Югоосетинская сторона пригласила очень много руководителей из России, в том числе и президента РФ, министра иностранных дел. В Москве сейчас прорабатывается решение о том, кто приедет на празднование 26 августа. Сейчас процесс в стадии проработки.

— С какими вопросами обращаются граждане России в посольство?

— В основном это обращения о получении гражданства. У нас очень большое количество граждан России живет на территории Южной Осетии. Поэтому родители несовершеннолетних детей больше всего обращаются с тем, чтобы их дети получили российское гражданство. Это, пожалуй, наибольшая часть обращений, которые мы получаем.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы сотрудничества РФ и Южной Осетии в сфере туризма?

— У Южной Осетии очень большой потенциал для туризма. Она предназначена для туризма. В этой стране действительно есть все, чтобы данное направление было широко реализовано. Но в настоящий момент, конечно, в первую очередь чисто из-за финансовых возможностей республики, из-за организационных вопросов это направление развивается очень медленно. Но я считаю, что за этим направлением — будущее республики. Это их ниша.

— Многие за пределами Южной Осетии опасаются за свою безопасность здесь, в республике. Здесь можно безопасно путешествовать, отдыхать?

— Я считаю, нет таких проблем у нас.

— А что с экономическим сотрудничеством? Есть ли вероятность, что республика когда-нибудь станет самодостаточной и не будет зависеть от дотаций из России? Когда это может произойти?

— Россия реализует на территории Южной Осетии большой комплекс работ и программ. В первую очередь — это программа социально-экономического возрождения Южной Осетии. Это большие деньги, многие направления, касающиеся, в том числе и социального обеспечения населения, строительства больших инфраструктурных объектов. Но сейчас мы приходим к такому этапу, когда необходимо создание непосредственно производственного сегмента. В республике должны создаваться рабочие места. Сейчас это, пожалуй, главная задача. Руководство Южной Осетии об этом знает, уделяет этому очень много внимания. Работа идет. Она непростая, длительная. Но только от этого будет зависеть будущее республики.

— Рабочие места…

— Да, рабочие места, производство. Это самое главное для республики. Ведь туризм тоже создаст рабочие места. В Южной Осетии есть два больших направления, которые надо развивать, которые им дала земля — это сельское хозяйство и туризм. Климатические условия есть, население есть. Надо только работать.

— Население возвращается?

— Динамика есть. Если посмотреть статистические данные, которые каждые полгода публикует правительство, да, население возвращается. И чем быстрее будет проходить процесс создания рабочих мест, тем больше будет возвращаться людей.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 августа 2018 > № 2695995 Марат Кулахметов


Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694673 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева газете «Коммерсантъ»

10 лет грузино-югоосетинскому конфликту.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, та августовская война 2008 года – было ощущение, что она неизбежна, ещё до её начала. У Вас такие предчувствия в тот период были?

Д.Медведев: Нет, никакой неизбежности не было. И мои оценки остаются прежними: если бы не безответственное, аморальное, преступное поведение Саакашвили и его приспешников, никакой войны бы не было.

Да, там в тот период была высокая степень напряжённости. Она, собственно, возникла не в 2008 году, а в 1991-м. И эти напряжённые отношения между отдельными составными частями на тот период Грузинской Советской Социалистической Республики ощущались даже до того периода.

Я вспомнил, как в 1990 году из Сочи приехал впервые в жизни на территорию Абхазии – тогда, соответственно, в составе Грузии. И во время разговора с обычными людьми в каких-то ресторанчиках, ещё где-то я почувствовал, что у них очень сложное отношение к тем процессам, которые в республике уже к тому времени набирали обороты, и к представителям близких этносов. То есть напряжение уже тогда чувствовалось на бытовом уровне. Это было для меня довольно непривычно, потому что ещё ни в Москве, ни в Ленинграде это никак не ощущалось, никаких признаков этого не было.

Поэтому корень проблем, конечно, заключается в том, что было в 1990-е годы, в тех решениях, которые принимала в 1990-е годы власть в Тбилиси и которые не были приняты ни в Абхазии, ни в Южной Осетии. Вследствие этого возник конфликт, были введены миротворцы.

Но до 2008 года удавалось балансировать все эти негативные процессы, выступления, проявления насилия даже, которое вспыхивало спорадически.

А в 2008 году правительство Грузии во главе с президентом дало зелёный свет агрессии, и произошло то, что произошло. Это не было неизбежно. Это, безусловно, являлось субъективным выбором Саакашвили и его окружения.

Вопрос: Но в какой-то момент казалось, что Ваши с ним отношения складываются довольно неплохо. В какой же момент что-то пошло не так? Вы встречались, общались...

Д.Медведев: Да, оно поначалу и выглядело неплохо, и во время первой встречи, когда я только вступил в должность Президента, он сказал, что хотел бы восстановить отношения, что рассчитывает дружить – в общем, наговорил массу приятных слов. Я это всё послушал и говорю: хотите развивать отношения – давайте будем развивать. Нам нужны нормальные, дружеские отношения с нашим соседом – Грузией, мы к этому готовы. Мы понимаем, какой у вас внутренний конфликт есть, мы понимаем, что страна разделена на части, но мы готовы помогать – потихоньку, аккуратно способствовать процессу сближения, в конечном счёте для того, чтобы сохранить возможность существования самого государства в таких границах, будь то федерация, конфедерация, ещё как-то. Это мог бы быть выбор всех народов, населявших Грузию в тот период, то есть и самих грузин, и осетин, и абхазов. Он сказал «я готов». Потом мы ещё несколько раз где-то пересекались, в том числе, помню, в Астане. Он тоже там демонстрировал всяческое желание что-то обсуждать, развивать, а потом как-то пропал. Мы о чём-то договорились – о каких-то встречах, контактах, и я отчётливо помню, что где-то с начала июля 2008 года он ушёл со связи. Я тогда не придал этому большого значения, но теперь склонен считать, что это уже была выработанная линия. Он, с одной стороны, рассчитывал, что новый руководитель Российской Федерации займёт какую-то иную позицию во взаимоотношениях с его правительством и с ним лично. Иными словами, просто не будет вмешиваться в те процессы, которые будут там идти, не будет никак реагировать на действия, которые могут быть предприняты в отношении и наших миротворцев, и, самое главное, граждан Российской Федерации, которые жили и в Абхазии, и в Южной Осетии. А с другой стороны, я думаю, к тому времени он уже провёл полномасштабные консультации со своими покровителями – в данном случае речь идёт прежде всего о Соединённых Штатах Америки. Как известно, у него побывала Кондолиза Райс (в тот период в качестве государственного секретаря Соединённых Штатов Америки). До этого у него были контакты с господином Фридом, который занимался отношениями с бывшим Советским Союзом. Он советолог, который всегда имел крайне русофобскую позицию.

И, по-моему, Чейни тогда тоже приезжал. То есть там все уже успели отметиться. И к тому времени, я думаю, у Саакашвили сформировалось жёсткое убеждение в том, что американцы поддержат его при любых раскладах.

Вопрос: Вот произошло то, что произошло. И после этого Вы принимаете решение признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Я слышал мнение, что это решение не было бесспорным, что были и оппоненты, те, кто считал иначе, что не надо этого делать. Как всё это происходило, как это всё принималось?

Д.Медведев: Я могу рассказать, как это принималось, здесь ничего нет сверхъестественного. Всякое решение должно быть обдумано, и всякое решение требует, что называется, взвешивания положительных и отрицательных моментов. После завершения военной составляющей кампании по «принуждению Грузии к миру» встал вопрос «А что дальше?» – естественно, прежде всего передо мной как главой государства.

Я определённое время думал и пришёл к выводу, что ничего лучше, чем признать независимость двух этих образований, по всей вероятности, предложить невозможно. Я руководствовался прежде всего тем, чтобы сохранить прочный мир на будущее, сохранить стабильность в Закавказье, сохранить стабильность в нашем регионе. И это, на мой взгляд, был единственно возможный шаг.

Через некоторое время я переговорил с Председателем Правительства Владимиром Владимировичем Путиным. Он меня тоже в этом поддержал. После этого вопрос был вынесен на заседание Совета Безопасности. Мы обсуждали, естественно, все нюансы этого решения, понимая, какую реакцию мы получим. Но в данном случае и другие коллеги по Совету Безопасности меня также поддержали.

Решение было принято. Я подписал соответствующий указ 26 августа 2008 года о признании государственной независимости, суверенитета Южной Осетии и Абхазии. И с этого момента для этих территориальных образований началась новая жизнь.

Вопрос: То есть никаких дискуссий на эту тему не было, единогласно принято было решение?

Д.Медведев: Дискуссии были, есть и будут всегда, это совершенно нормально для любого гражданского общества. Дискуссии были и тогда, достаточно поднять прессу того периода, в интернете посмотреть, какие были дискуссии. Но если говорить о позиции высшего политического руководства, то позиция была единой.

Вопрос: Мне просто и сейчас в российских госструктурах попадаются люди, которые говорят, что, может быть, следовало не признавать, а «подвесить», ввести войска, но оставить возможность для дальнейшего разговора на эту тему с Грузией, тем самым как бы для восстановления с ней отношений. Вы как к такой точке зрения относитесь?

Д.Медведев: Понимаете, любое подвешенное решение имеет, наверное, какой-то смысл, потому что можно действительно вести дискуссии, как Вы говорите. Но, к сожалению, оно не решает главного вопроса. Оно оставляет поле, или пространство, для силовых действий.

Если это независимые территориальные образования, если это государства, с которыми у нас есть договоры и с которыми у нас существуют соглашения о размещении там нашего воинского контингента, то тогда всё ясно, никто ничего против них не будет делать. Все понимают, что дороже связываться с Российской Федерацией, чем проводить в жизнь какие-то утопические идеи. А если это подвешенная ситуация, значит, тогда можно периодически провокации какие-то совершать, рассчитывать на то, что в результате каких-то очередных дурацких военных кампаний удастся что-то оторвать и так далее.

А с учётом того, что во главе Грузии в тот период стоял такой несбалансированный в психическом смысле человек, как Михаил Саакашвили, другого варианта просто не было. Может быть, если бы там было другое руководство, можно было что-то и обсуждать. Но я уверен, что другое руководство просто не приняло бы такого безобразного решения о нападении на стариков и детей, нападении на российских миротворцев и, по сути, объявлении войны Российской Федерации.

Вопрос: Я в тот период как раз находился в Грузии и помню, как российские танки остановились в нескольких десятках километров от Тбилиси. А почему не пошли дальше?

Д.Медведев: Потому что цель была в том, чтобы выбить грузинские войска из Цхинвала, навести порядок. И предотвратить возможность дальнейшей эскалации насилия, то есть военных действий. Цель не состояла в том, чтобы разгромить Грузию или казнить Саакашвили. Я считаю, что я правильно поступил, когда принял решение о том, чтобы проявить сдержанность и не форсировать дальнейшие действия.

В конечном счёте это дало нам возможность успокоить ситуацию не только в Грузии, Осетии и Абхазии, но и выйти на достаточно спокойные отношения с Европейским союзом и другими странами. Если Вы помните, в тот период, несмотря на довольно жёсткую реакцию, в конечном счёте мы достаточно быстро смогли договориться, а результатом работы комиссии Хайди Тальявини была констатация того, что военный удар был нанесён грузинской стороной и они начали агрессию.

Были, конечно, определённые суждения и в наш адрес – по поводу пропорциональности использования силы и так далее, но это уже оценочные суждения. Самое главное, был сделан вывод, что агрессию начала Грузия. И этого уже из истории не вычеркнуть. Но я не считал правильным этот градус, что называется, противостояния поддерживать. Именно поэтому мною как Верховным Главнокомандующим было принято решение развернуть войска и вернуть их в нашу страну.

Вопрос: Тогда действительно многих поразило, насколько быстро нормализовались отношения России и Запада. Случилось «Партнёрство для модернизации» с Евросоюзом, произошла перезагрузка с США, Ваши отношения с тогдашним президентом США Бараком Обамой были довольно тёплыми.

Д.Медведев: Да у меня даже с Джорджем Бушем сразу после этого были совершенно нормальные отношения. Мы с ним встречались как раз в конце 2008 года. Он во время нашего последнего разговора (тогда мировой кризис начался, вся наша беседа в основном касалась экономики) даже не упомянул ситуацию в Грузии и проблемы Южной Осетии и Абхазии.

Вопрос: Да. А сейчас мы наблюдаем очередной кризис в отношениях России и Запада, связанный уже в первую очередь с Украиной (или начавшийся с Украины). Так почему в тот период последствия были так быстро преодолены, а сейчас до сих пор не удаётся этого сделать и Россия и Запад стоят в этом клинче?

Д.Медведев: Это разные ситуации. И люди там другие уже работают: наши партнёры совершенно другую позицию занимают. Но самое главное, что это просто принципиально разные истории. Хотя, скажем прямо, позиция российской стороны заключается в том, что и применительно к событиям, которые случились на Украине, если бы наши партнёры проявили бóльшую кооперабельность, если бы они не пытались сразу перевести стрелки на Российскую Федерацию, а проявили бы лучшую сбалансированность, как это, например, было в 2008 году, ситуация была бы гораздо проще.

Вопрос: Если вернуться к признанию независимости Абхазии и Южной Осетии: что получила Россия, признав эти две республики? Какие преимущества в стратегическом, геополитическом плане?

Д.Медведев: Россия получила главное – мир. Мы смогли защитить своих граждан – их много, граждан Российской Федерации, которые живут и в Абхазии, и в Южной Осетии. И у нас не болит постоянно голова о том, что в какой-то момент будет очередное нападение, нам придётся вмешиваться, защищать наших граждан, защищать нашу безопасность, давать какой-то ответ. В результате просто в регионе всё понятно. И это самое главное.

Вопрос: Вы уже упомянули в связи с действиями тогдашнего грузинского руководства Соединённые Штаты. И после этого Вы неоднократно говорили, что Грузии активно помогали США. Один из взглядов на эту ситуацию состоит в том, что Россия, признав Абхазию с Южной Осетией, поломала игру Запада в этом регионе. Имеются в виду попытки ускорить интеграцию Грузии в НАТО. И очень распространено мнение, что именно с этим связано признание Абхазии с Южной Осетией, последующее размещение там военных баз и всё, что происходит сегодня. Насколько это соответствует действительности?

Д.Медведев: Я не буду это объяснять в терминах «чья-то игра», «ломка этой игры», скажу о другом. Мы были свидетелями того, как разрушились Советский Союз и Варшавский договор. В то же время сохранилось НАТО, которое со всех сторон пытается окружить Российскую Федерацию. Дело не в том, нравится кому-то политическое руководство России или не нравится, дело не в каких-то идеологических принципах или разнице в ценностях, а дело в простых вещах, совершенно очевидных для любого обычного человека. Сейчас нет ситуации, когда существует два блока, находящихся в состоянии противостояния, находящихся в прямом, по сути, конфликте, как это было во времена существования Варшавского договора и НАТО. А НАТО продолжает действовать. И НАТО не просто продолжает существовать, оно расширяется и всё большее количество стран пытается вовлекать в Североатлантический альянс. Мы к этому не можем относиться равнодушно, потому что никто не отменял ядерного паритета в мире, никто не отменял того, что для военачальников крайне важно понимать соотношение между стратегическими ядерными силами различных государств. А государства НАТО, что бы там ни говорили наши коллеги из этого альянса, всё равно рассматривают Российскую Федерацию в качестве потенциального противника. И совершенно очевидно, что их военные возможности, включая ядерную триаду, нацелены на Российскую Федерацию. Это, к сожалению, факт.

Соответственно, и мы должны понимать, что можем противопоставить в этой ситуации. И когда кольцо вокруг нашей страны начинает сжиматься – а количество стран, которые входят в НАТО, всё увеличивается и увеличивается, – это нас не может не беспокоить. Потому что в данном случае уже речь идёт не только о стратегических ядерных силах, но уже и о тактическом ядерном оружии, которое при приближении к границам Российской Федерации приобретает качество стратегического ядерного оружия, а также о неядерных средствах, которые в настоящий момент, с учётом того, что они носят высокоточный характер, способны причинить колоссальный ущерб.

Иными словами, расширение НАТО – это безусловная угроза Российской Федерации. И это безусловный вызов.

Относительно недавно было принято очередное решение о том, что Грузию ждут и примут в Североатлантический альянс. Как это можно прокомментировать? Это абсолютно безответственная позиция. Это просто угроза миру. Мы все понимаем, что на территории Грузии существует определённое напряжение, что Грузия рассматривает сопредельные территории, или, с нашей точки зрения, государства, как свои. Значит, есть неурегулированный территориальный конфликт, вне зависимости от того, на какой позиции мы находимся. И такую страну, такое государство примут в военный блок? Мы понимаем, чем это грозит?

Это может спровоцировать страшный конфликт. Непонятно, зачем это надо. Если это просто дипломатическая уловка, типа «мы вас примем, не волнуйтесь», а на самом деле ничего делать не будем, – это другая история. Пусть тогда наши коллеги из Североатлантического альянса посмотрят ещё по сторонам, ещё чего-нибудь придумают умного. Можно, например, и Косово принять в Североатлантический альянс. Можно, например, Республику Северного Кипра принять в Североатлантический альянс. Это как, улучшит ситуацию в мире?

Вопрос: Вы предварили мой вопрос. Я хотел бы уточнить: хотя сроков в НАТО никто не обозначал, просто сказали «да, примем», теоретически если представить, что это произойдёт – что Грузию принимают в НАТО без Абхазии и Южной Осетии, с той ситуацией, которая сейчас есть, – это потенциальный конфликт с участием России?

Д.Медведев: Это может привести к потенциальному конфликту, вне всякого сомнения, потому что для нас Абхазия и Южная Осетия – это самостоятельные государства, с которыми у нас дружественные отношения, и государства, в которых находятся наши военные базы. И мы понимаем, что если другая страна рассматривает их как свою территорию, то это может привести к очень тяжёлым последствиям. Поэтому я надеюсь, что у руководства НАТО достанет всё-таки сообразительности ничего не предпринимать в этом направлении.

Вопрос: Никто из тех, кого принято считать союзниками России, не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. Я имею в виду в первую очередь союзников по ОДКБ. Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия хранят на эту тему молчание. Кого Вы считаете настоящими союзниками России? Порой складывается впечатление, что это как раз Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье и теперь уже ДНР и ЛНР.

Д.Медведев: Я понимал, насколько это сложная тема для обсуждения. Когда это всё произошло, не помню, на каком мероприятии, где собрались мои коллеги в тот период, я сказал, что понимаю, насколько это сложный выбор, поэтому я, уважаемые друзья, ничего вам не предлагаю, вы вольны поступать, как считаете правильным. Потому что это было наше решение, это не ваше решение. Сохраняются наши обязательства в рамках ОДКБ, но это совершенно другая история. Собственно, на этом и базировались отношения по этому поводу с нашими партнёрами.

Вопрос: Ещё до войны в Грузии Вы выходили с инициативой подписания договора о европейской безопасности, а уже после войны появился проект договора, но дело никуда не сдвинулось. Как Вы считаете, учитывая, как много говорят о необходимости выработки правил игры в международной политике, эта инициатива похоронена навсегда или ещё можно её реанимировать?

Д.Медведев: Да ничего в международной жизни не является, что называется, забытым навсегда, всё можно реанимировать, было бы желание.

Мы действительно тогда прошли большой путь. И даже несмотря на конфликт августа 2008 года, смогли подняться над этими проблемами. С Европейским союзом. В известной степени и с Соединёнными Штатами Америки – появился Договор об ограничении стратегических вооружений (СНВ-3), рассматривались различные формы новых договоров об обеспечении безопасности в Европе. Мы вошли в «Партнёрство для модернизации» с десятком стран.

Я не думаю, что эта ситуация будет вечной. Мне кажется, осознание того, что общаться и дружить всё-таки лучше, чем бесконечно объяснять, в чём мы не правы, приходит к нашим соседям из Европы. Надеюсь, что и в Соединённых Штатах Америки, к их руководителям, в конечном счёте тоже такого рода осознание придёт. Поэтому двери не закрыты. Тем более что не мы начинали санкционную кампанию, всякого рода ограничения, высылку дипломатов, введение экономических мер. В этом смысле шарик, что называется, всегда на их стороне, они могут какие-то сделать движения, которые будут свидетельствовать о желании восстановить отношения. Мы к этому готовы.

Вопрос: А если говорить о Грузии, то признание Абхазии и Южной Осетии навсегда закрыло возможность восстановления отношений с той стороной? Потому что для них это камень преткновения.

Д.Медведев: Я думаю, что это тоже не является проблемой, которая навсегда предопределила характер отношений между Россией и Грузией.

Я напомню, там сейчас другое Правительство. И если говорить о карьере Саакашвили, то она, по всей вероятности, в Грузии завершена, что, мне кажется, очень хорошо для самой Грузии. А с новым руководством (безотносительно даже к тому, как их фамилии, какова их партийная принадлежность) мы готовы выстраивать отношения. Дипломатические отношения могут быть восстановлены, не мы их разрушали. Если грузинские коллеги будут готовы к тому, чтобы их восстановить, мы, естественно, возражать не будем.

За последние годы произошла существенная активизация торгово-экономического сотрудничества, туристического общения, самолёты летают, люди приезжают в Грузию отдыхать. В общем, всё это, безусловно, в плюс. В конечном счёте, я надеюсь, это будет способствовать и нормализации политических контактов и возобновлению полноценного диалога между Москвой и Тбилиси.

Реплика: Спасибо большое.

Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694673 Дмитрий Медведев


Россия. Южная Осетия > Медицина > fmbaros.ru, 7 августа 2018 > № 2701441

Специалисты ФМБА России начали работать в Цхинвале 31 июля и продолжат диспансеризацию до конца августа. За это время мобильная бригада охватит также население, проживающее в районах республики. Основной целью является выявление и коррекция основных факторов риска, связанных с возникновением и развитием опасных заболеваний жителей республики.

На сегодняшний день диспансеризацию, организованную силами ФМБА России в Республиканской соматической больнице в Цхинвале, прошли более трех тысяч граждан Южной Осетии, включая Президента Республики. Глава государства познакомился с работой мобильного отряда и прошёл полное обследование у терапевта и узких специалистов, а так же лабораторные и инструментальные исследования. Он отметил, что в случае необходимости, если диспансеризация не успеет охватить всё население, надо будет организовать медицинское обследование дополнительно. «Диспансеризация весьма важная процедура для населения, которую должны пройти все, и необходимо охватить как можно большее количество граждан. Я сам прошёл её и призываю всех», – сказал Анатолий Бабилов.

Он также выразил слова благодарности специалистам ФМБА России, которые приехали в Южную Осетию из Российской Федерации и проводят в Республике большую работу.

Россия. Южная Осетия > Медицина > fmbaros.ru, 7 августа 2018 > № 2701441


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 августа 2018 > № 2695988 Анатолий Бибилов

Анатолий Бибилов: войны в 2008 году избежать было невозможно

Приближается десятая годовщина войны августа 2008 года. О том, как началось наступление Грузии на ночной Цхинвал и о работе грузинских спецслужб сегодня, о достижениях Южной Осетии за прошедшие десять лет и о предстоящих соглашениях с Дамаском, о перспективах бизнес-контактов с сирийскими партнерами и росте собственных доходов республики в интервью РИА Новости рассказал югоосетинский президент Анатолий Бибилов.

- В августе 2008 года вы были заместителем командира батальона миротворцев. Как вы узнали, что началась война, началось наступление грузинских войск?

— Я узнал об этом ровно в то же самое время, как об этом узнал народ республики Южная Осетия. Все жители Цхинвала узнали об этом во время начала массированного обстрела столицы.

А если по большому счету, то начало войны все-таки пришлось на 1989 год. А в 2008 году наступил апогей всех событий, которые происходили с тех времен. В 2008 году уже 1 августа снайперы начали уничтожать обычных людей.

Вечером 7 августа я находился в воинской части миротворческих сил. Оттуда я поехал на улицу Победы к своему другу. К нему приехал в гости наш общий друг — десантник. Это было как раз прямо перед началом — когда все успокоилось. Это было начало одиннадцатого. Мы посидели, поговорили, в это время начался обстрел. Затем на минут 10-15 утихло, я поехал в воинскую часть.

- Вы сразу поняли, что это война?

— Даже после объявления Грузии о том, что не будет применяться сила, не будет даже реакции на провокации, определенное подобие успокоения было, но и тревога сохранялась.

- Вы помните, какие мысли проносились у вас в голове, когда начался обстрел?

— В первую очередь уже в мозгу были мысли о том, какие действия мы должны совершить, чтобы остановить наступление, что мы можем сделать. И для этого ко мне подошли люди из одного из подразделений и попросили меня что-нибудь организовать. Они не знали, что делать. Подошли Гена Чочиев и Алан Котаев, мы поехали через село Тбет и увидели, что техника со стороны Хетагурово уже шла в эту сторону. Конечно, уже шел обстрел. Нас самих обстреливали. Мины ложились прямо за нами. Помню, я еще водителю Котаеву говорю, прибавь скорости, разрывы сзади. Мы видели, что техника идет — это было 8-го утром. Я уже тогда понял и моим попутчикам сказал, что здесь делать нечего, надо уже возвращаться в город и организовывать оборону города. Другого варианта и других каких-то представлений у меня лично не было.

К сожалению, на подступах к городу погибли омоновцы. Я им тогда говорил — надо в город отойти. Но они выполняли приказ и, надо отдать должное этим героическим ребятам, они не отошли от этого приказа ни на секунду, но и сложили головы. Уже в городе я получил непосредственно приказ от Казбека Фриева (начальника североосетинского батальона Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ), и мы уже организовали оборону в районе привокзальной площади, напротив гостиницы. Заняли вторые этажи в корпусах и встречали противника, который через некоторое время уже поднимался.

Единственное, о чем переживал — за детей и за семью, которая находилась недалеко. Они были у моего тестя в подвале. И тревога, конечно, была.

- За несколько дней до конфликта детей эвакуировали из Цхинвала. Почему вы решили оставить своих в городе?

— Такой ведь организованной массовой эвакуации не было. Призыва к эвакуации не было. Я такого не помню. Если бы я знал, что идет организованная эвакуация, тогда я, может быть, воспользовался бы.

- Как вы считаете, можно ли было избежать той войны? Или она все равно должна было рано или поздно случиться?

— Наверное, нет. Ее невозможно было избежать. Ее можно было бы избежать, если бы не было того же Саакашвили. Саакашвили не был сторонником переговоров. Он не был сторонником решения вопросов политическим путем. У Саакашвили была четкая установка (он сам ее себе дал или кто-то ему ее дал), что вопрос надо решить точно также, как он решил в Аджарии. Дескать, я пришел, я хороший парень, я сильный и все. Но после прихода к власти Саакашвили стало понятно, что при его риторике, его агрессивных высказываниях, его эмоциональности переговорный процесс подходит к концу. Никаких иллюзий не было. Другое дело, что мы, конечно же, не ожидали такой массированной огневой подготовки. В принципе ни один здравомыслящий человек не мог ожидать, что в полночь начнут бомбить город. Кто мог такое ожидать. Такое только НАТО сделало в Югославии.

- Что изменилось в республике за прошедшие 10 лет?

— Первое и самое главное изменение — люди начали жить спокойно. Люди не боятся, что сейчас начнутся обстрелы. Люди не находятся в постоянной боевой готовности для того, чтобы совершить рывок по лестнице и оказаться в подвале, в укрытии. Это самое главное достижение. Ведь для любого человека главное — это мир и спокойствие. Это спокойствие сегодня есть в Республике Южная Осетия.

Во-вторых, идет восстановление республики и экономики. Это тоже очень важно, потому что у людей, которые потеряли свой кров, есть свое место. Конечно, сделать еще многое надо. Но эта работа проводится.

Расширяется и улучшается инфраструктура республики. Политические процессы, которые проходят в РЮО, абсолютно демократичны. Это уже достижение югоосетинского общества. Улучшается система здравоохранения. Это и фельдшерско-акушерские пункты в приграничных зонах, это и новый хирургический комплекс, это и новый родильный дом, который строится, это и медицинский кластер, который мы стоим вокруг нашей соматической больницы.

В экономике есть успешные проекты, которые реализуются в сфере садоводства, выпуска базальтового волокна. Это и строительство детских садов, школ, дорог. Все это положительно влияет и на жизнь людей, и на имидж республики.

- Бывал здесь в республике после признания Россией. Сейчас бросаются в глаза перемены — отреставрированы университет, театр, здание правительства. Почему сейчас пошло дело? Какие-то новые деньги появились в республике?

— Конечно, если больше денег, то и больше возможностей. Но я считаю, что в первую очередь должна быть эффективность использования финансовых средств, которые поступают в РЮО. Если мы используем эффективно эти финансовые средства, и если мы заботимся и о собственном бюджете, а не только о тех деньгах, которые РФ выделяет нам в помощь, то и больше сделать можно.

Без определенного планирования, без видения результата все идет в разброс. Невозможно достичь результатов, когда перекопали весь город, и никто ничего не делает. Неграмотный подход к решению этих проблем приводит к всплеску социальной напряженности, недовольству людей.

- Насколько сейчас РЮО зависит от денег из России, какая доля бюджета формируется за счет российских дотаций? Сколько республика зарабатывает сама? Как-то это соотношение изменилось с вашим приходом к власти?

— Если сравнивать собственную часть бюджета РЮО с показателями прошлых лет, то, когда я был председателем парламента, мы принимали бюджет на 2017 год. Тогда собственные доходы республики составляли 700 миллионов рублей. Сегодня они составляют 1 миллиард и почти 250 миллионов рублей.

- За счет чего выросли доходы республики?

Абхазия и Южная Осетия надежно защищены, считают в Госдуме

— В первую очередь — это администрирование доходов. Мы понимаем, что для администрирования доходов есть потолок, но без этого планировать дальнейшие шаги в экономическом плане и других отраслях не представляется возможным. Если у тебя нет четкой финансовой дисциплины, четкого администрирования налоговых и неналоговых доходов, то планировать ты физически не можешь.

Мы исходили из того, что мы должны понять, какие возможности есть у государства. В этом вопросе мы навели порядок, и благодаря этому мы ежегодно выделяем 2% от собственных средств для поддержки малого и среднего предпринимательства. Деньги маленькие на данный момент.

На 2018 год бюджет составлял почти 1 миллиард. Из этого миллиарда мы отправили 2% (20 миллионов) на поддержку предпринимательства. Под 5% годовых мы им выдаем маленькие ссуды, кредиты, которые они используют для того, чтобы решить свои вопросы, что будет содействовать развитию их маленького и среднего бизнеса. Если бы мы не ввели администрирование и не навели порядок в собственных доходах, то такой возможности у нас не было бы. В следующем году, я думаю, у нас поддержка для малых и средних предпринимателей составит около 30 миллионов. Мы понимаем, конечно, что крупных корпораций в Южной Осетии не может быть физически.

- Вы говорите, навели порядок. Расскажите подробнее, о чем идет речь.

— Акцизные сборы увеличились, налоги, которые не платили многие ГУПы, налоги, которые не платили предприниматели. Югоосетинский оператор связи "Остелеком" начал платить доход государству, с 2005 года они не платили. Банки начали платить. Доля государства в национальном банке была увеличена.

- Есть ли у Южной Осетии какая-то финансово-экономическая стратегия развития?

— Долгосрочные проекты нам делать тяжело. Потому что на долгосрочные проекты нужны свободные деньги. Но в среднесрочной перспективе деньги есть, и мы вкладываем их.

- Создается впечатление, что в последний год активизировалась дипломатическая деятельность Южной Осетии. Глава МИД активно совершает зарубежные визиты. Вы посетили с визитами ДНР, Республику Сербскую, Сирию. Какова сейчас внешнеполитическая стратегия Южной Осетии?

Эксперт: признание Сирией Абхазии и Южной Осетии – знаковое событие

— Есть независимое государство Республика Южная Осетия, у которого должна быть внешняя политика. Все знают, что я абсолютный сторонник вхождения РЮО в состав РФ. В то же время многие путают мою активность во внешнеполитической сфере и желание войти в состав РФ. Я всегда пытаюсь объяснить: ребята, мы не можем сидеть и ждать, когда мы войдем в состав РФ. Нам надо делать шаги. И шаги, которые мы делаем, абсолютно перспективны для объединения осетинского народа.

Если мы сегодня независимое государство, то мы должны продвигать политику в направлении более широкого признания республики, политику по повышению ее узнаваемости. У нас есть стратегический партнер — РФ. Мы, конечно же, будем в РФ — в этом я не сомневаюсь, потому что я глубоко убежден, что стратегическая цель осетинского народа в целом, определившаяся еще в 1920-х годах, когда нас разделили, заключается в том, что мы хотим быть в одном географическом и политическом пространстве.

Если мы этого не сделаем, я очень боюсь, что получится, как с русскими и украинцами. Да, они все славяне, один народ, но мы видим, что творится.

Я очень боюсь, что лет через 100-150 мы будем говорить "северные осетины — они вообще не осетины", или они будут говорить "а, южные осетины — они не осетины". Не дай Бог, чтобы мы завтра начали говорить, какая часть Осетии выше или ниже. Чтобы этого не было, мы должны развиваться вместе, хотим мы этого или нет. Если этого объединения не будет, то мы получим то, что, к сожалению, получили другие разделенные народы. Мне действительно страшно.

- Стоит ли в обозримом будущем ожидать признаний Южной Осетии со стороны еще каких-то стран?

— Почему нет. Мы ведем активную работу. Такой активности внешнеполитической деятельности не было в течение прошедших десяти лет. И, конечно, мы будем дальше продолжать эту политику. И мы будем взаимодействовать с нашим главным стратегическим партнером — Россией — и теми государствами, которые нас признали. Мы будем через них продвигать РЮО и показывать миру, что здесь живет народ воинственный, у которого в крови есть военная суть, но народ, который хочет жить в мире с соседями и мировым сообществом. Мы должны искать и находить тех друзей, которые нас понимают, и их становится все больше и больше. Ведь мы видим, что кулуарно все говорят, что Россия не нападала на Грузию, что Грузия напала на Южную Осетию, что РФ спасла Южную Осетию. Если говорят в кулуарах, значит, скоро начнут говорить открыто. Но пока политической воли некоторым не хватает громко заявить о признании РЮО, потому что над ними пока висит политическая дубинка. Сказал — получил по башке. Дядя Сэм за всем наблюдает.

- Если говорить о государствах, над которыми не висит дубинка, на ум приходит Иран, который исторически связан с осетинским этносом, хотя бы в языковом аспекте. Во время вашего визита в Сирию президент Башар Асад не изъявлял желания стать посредником в налаживании связей между Цхинвалом и Тегераном?

— Мы заявили (с Асадом — ред.), что будем продвигать интересы друг друга в третьих странах. Сирия — в арабских странах, Южная Осетия, по возможности, в тех странах, с которыми у нас дружеские связи. Иран это будет или какое-то арабское государство, или африканское, или латиноамериканское, или еще какое, мы будем это делать.

- О чем вы говорили с Асадом?

— Многие вопросы обсуждались. Обсуждали перспективы развития отношений Южной Осетии и САР. Много говорили о возможностях, которые есть у нас и у них в сфере организации совместных предприятий, в сфере организации бизнеса в САР. Обсуждали жизненные вопросы, решение которых необходимо и им, и нам. В том числе говорили и о развитии нашей взаимной банковской сферы.

- Ожидаются какие-то соглашения, может быть, в банковской сфере?

— В ближайшее время будут подписаны соглашения между нашими торгово-промышленными палатами. Это определено. По линии МИД прорабатываются дата и место встречи для подписания соглашения. Есть желание бизнесменов Сирии приехать в Южную Осетию и есть желание югоосетинского бизнеса посетить САР. Но для этого в первую очередь нужно открыть торгово-промышленную палату.

- Башар Асад не хочет посетить Южную Осетию?

— Конечно, хочет. Более того, мы договорились, что встретимся обязательно в Республике Южная Осетия. Но когда — это нам предстоит еще определить.

- А когда планируется открыть посольства РЮО в Сирии и САР в Южной Осетии?

— МИД работает над этим. Это не заставит себя долго ждать.

- Кого из иностранных лидеров вы ждете 26 августа на годовщину признания независимости республики?

— Наверное, будет глава Республики Сербской. Мы бы очень хотели, чтобы был лидер Науру. Должны быть лидеры ДНР, ЛНР. Мы надеемся, что будут.

- От Сирии будет посол в РФ Рияд Хаддад?

— Да, обязательно.

- Президент России не приедет?

— Посмотрим.

- В этом году в Южной Осетии пройдут впервые выборы в парламент по смешанной системе. Почему было принято решение о переходе на смешанную систему? Вы не боитесь, что в парламенте окажутся случайные, далекие от политики люди?

— Обычно есть запрос общества. Если есть запрос, то против общества идти смысла нет. Если общество хочет, чтобы правом баллотироваться обладали не только представители партий, но и люди, не состоящие в партиях, почему нет. Я с этим согласен. Что касается лишних людей, то народ Южной Осетии слишком политически грамотен, чтобы различать случайных и неслучайных. Здесь все друг друга знают — и тех, кто балабольством занимается, и тех, кто реальными делами занимается. Поэтому я не вижу угрозы того, что в парламент могут попасть люди, далекие от политики или от жизни в РЮО. Думаю, что случайных людей в парламенте не будет. Народ их не допустит.

- На фоне активного стремления Грузии в НАТО и учений этой страны с альянсом не требуется ли Южной Осетии усиление военного присутствия России?

— Мы не можем влиять на то, вступит Грузия в НАТО или нет. Это личное дело грузинского общества. Это внешняя политика Грузии. Вряд ли кто-то изменит ту "натофилию", которая есть в Грузии. И та русофобия, которая есть у руководства, а не у народа Грузии, не позволит этому народу, по-доброму настроенному к РФ, высказаться против вхождения в НАТО. Напрягает ли нас это? Да. Поэтому мы сегодня выстраиваем общий контур безопасности с РФ. Поэтому у нас проходят совместные учения по взаимодействию с 4-й военной базой Минобороны РФ. Поэтому сегодня выстраиваем рубежы Южной Осетии по международным нормам. Мы все делаем для того, чтобы у Грузии не было иллюзий в отношении решения вопроса Южной Осетии силовым путем.

- Как себя ведут грузинские спецслужбы на территории Южной Осетии? Нет ли попыток дестабилизировать ситуацию в республике?

— Работа грузинских спецслужб будет, на то они и спецслужбы. Конечно, мы видим определенные шаги, которые они предпринимают. Мы видим их определенные действия. Они на сегодняшний день абсолютно контролируемы. Мы знаем тех агентов влияния, которые у них есть. Многие из них об этом даже не подозревают, но мы их знаем. И говорить о том, что сегодня ведется какая-то экстраординарная работа по расшатыванию ситуации в Южной Осетии, не стоит. У них этой возможности нет, потому что политика Грузии неприемлема для 98% жителей Южной Осетии. 1,5%-2% только остаются. Это и есть агенты влияния. Это абсолютно не то количество людей, которое может нас напрягать в работе грузинских спецслужб. Шаги, которые они делают, известны. И мы соответственно реагируем. Для них слишком большая роскошь — не работать в Южной Осетии.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 августа 2018 > № 2695988 Анатолий Бибилов


Россия. Южная Осетия > Медицина > fmbaros.ru, 31 июля 2018 > № 2693630

Сводный медицинский отряд Федерального медико-биологического агентства на базе республиканской соматической больницы Южной Осетии приступил к диспансеризации детского и взрослого населения республики.

Мобильный отряд ФМБА России состоит из 47 специалистов во главе с руководителем Агентства Владимиром Уйба. В состав отряда входят неврологи, кардиологи, терапевты, хирурги, гинекологи, урологи, офтальмологи, отоларингологи, врач ультразвуковой диагностики. Специализированная автомобильная техника повышенной проходимости оснащена флюорографическим комплексом, маммографом и передвижной лабораторией с самым современным оборудованием.

Пациенты, которым по итогом обследования потребуется высокоспециализированная диагностическая помощь, будут направляться в головные центры ФМБА России. «Только за первый день уже отобраны несколько человек, которым показана госпитализация в клинике нашего Агентства», - сообщил корреспондентам главный врач сводного медицинского отряда ФМБА России Алексей Шутов.

Сводный отряд будет работать в столице Южной Осетии в течение трёх недель, после чего будет осуществлена диспансеризация населения в районах Республики.

Отряд работает при тесном взаимодействии с работниками Министерства здравоохранения Южной Осетии и местными врачами, которые оказывают всю необходимую помощь приехавшим коллегам.

Осмотр детского населения проходит в поликлинике Детской республиканской больницы (ДРБ) в Цхинвале.

Среди специалистов отряда, которые занимаются диспансеризацией детей - педиатры, неврологи, кардиологи и детский хирург.

Справочно: в 2012 году специалисты ФМБА России уже проводили диспансеризацию населения Южной Осетии. Тогда по итогам предварительного анализа заболеваемости у взрослого населения РЮО превалировала патология системы кровообращения (сосудистое поражение центральной нервной системы (ЦНС), ишемическая болезнь сердца, хроническая венозная недостаточность нижних конечностей), на втором месте - патология костно-мышечной системы, на третьем - болезни глаз. Кроме того, было выявлено 248 пациентов с подозрением на туберкулёз лёгких (все сведения о пациентах передавались в Республиканский туберкулёзный диспансер РЮО).

В связи с выявлением такого количества лиц с подозрением на туберкулёз, российские врачи рекомендовали тогда осетинским коллегам активизировать работу по выявлению, профилактике и лечению этой болезни.

По данным диспансеризации 2012 года у детей преобладали заболевания желудочно-кишечного тракта, на втором месте - патология костно-мышечной системы, носящая как врожденный, так и приобретенный характер, на третьем месте патология ЦНС.

В 2012 году российские врачи также указали на важность создания службы психологической помощи взрослому и детскому населению в связи с большим количеством выявленных невротических расстройств.

Россия. Южная Осетия > Медицина > fmbaros.ru, 31 июля 2018 > № 2693630


Южная Осетия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 июля 2018 > № 2683204

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов провел встречу с сирийским лидером Башаром Асадом, сообщила пресс-служба президента кавказской республики.

Встреча состоялась в рамках официального визита Бибилова в Сирию, которая 29 мая объявила о признании Южной Осетии и Абхазии независимыми государствами.

"Для народа Южной Осетии это (признание правительством Сирии – ред.) имело большое значение. Признав Южную Осетию, Сирия подтвердила свои же демократические ценности, приверженность международным нормам, где определено право любого народа находиться в среде таких же свободных наций", — заявил Бибилов на встрече с Асадом.

Он подчеркнул, что развитие отношений между Южной Осетией и Сирией в интересах нынешнего и будущих поколений двух стран.

В свою очередь, Асад отметил, что установление отношений и сотрудничества важно для обеих стран. "Ваш визит станет толчком для развития отношений, а договор (о дружбе и сотрудничестве), который мы подпишем сегодня, будет фундаментом для полноценного и разнопланового сотрудничества… Я ценю вашу позицию и поддержку Сирии в борьбе с терроризмом. Эта позиция основана на ваших моральных принципах и международном праве", — заявил президент Сирии.

Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии 26 августа 2008 года, вслед за Москвой Абхазию и Южную Осетию признали Никарагуа, Венесуэла, Науру, Вануату, Тувалу. В воскресенье, 22 июля, министр иностранных дел САР Валид Муаллем и его югоосетинский коллега Дмитрий Медоев подписали в Дамаске соглашение об установлении дипломатических отношений между государствами.

Южная Осетия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 июля 2018 > № 2683204


Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 19 июля 2018 > № 2678532

Газ как средство снятия социальной напряженности. Южная Осетия стремится ускорить газификацию отдаленных сел.

Работы по газификации районов Южной Осетии будут проводиться оперативнее, что позволит сократить срок реализации проекта до 2-3 лет.

Об этом 18 июля 2018 г сообщил глава Комитета промышленности, транспорта и энергетики Южной Осетии Г. Бекоев.

В настоящее время ведутся работы с документацией, созданы рабочие группы с участием представителей России и Южной Осетии.

К работе сформированные группы приступят до конца июля 2018 г.

Работы предусматривают прием и передачу сетей, а также подготовку к проектированию.

К газификации районов Южной Осетии планируется приступить уже с 2019 г.

Г. Бекоев уверен, что газификация районов республики имеет огромное социальное значение.

Газоснабжение жилых домов позволит обеспечить комфортные условия проживания людей и снизит социальную напряженность в отдаленных селах Южной Осетии.

Поступление российского газа в Южную Осетию стало возможным благодаря строительству в 2009 г газопровода Дзуарикау - Цхинвал, который является самым высокогорным в мире и проходит через Кавказский хребет.

Общая протяженность газопровода составляет 162,3 км, пропускная способность - 252,5 млн м3/год газа.

Схема генеральной газификации республики была утверждена в 2015 г, она предусматривает газификацию порядка 200 населенных пунктов и строительство более 520 км межпоселковых и более 370 км внутрипоселковых газопроводов.

Сам проект газификации Южной Осетии, разработанный Газпромом, рассчитан на 5 лет, но на его реализацию может потребоваться гораздо меньше времени.

Сотрудничество по этому направлению в ходе Петербургского международного экономического форума обсудили президент Южной Осетии А. Бибилов и глава Газпрома А. Миллер.

Там же были обсуждены вопросы подготовки к реализации подписанного между правительствами России и Южной Осетии соглашения об условиях купли-продажи акций и дальнейшей деятельности компании Газпром - Южная Осетия.

Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 19 июля 2018 > № 2678532


Южная Осетия > Рыба > fishnews.ru, 5 июня 2018 > № 2634077

Осетинскую форель «спасли» с аквафермы.

В Южной Осетии неизвестный залез на территорию фермерского рыбоводного хозяйства и выпустил озерную форель из бассейна в реку. Потерпевший заявил об ущербе на 150 тыс. рублей.

Инцидент случился в селе Гвертев (Кумау) Знаурского района в ночь с 1 на 2 июня, сообщили Fishnews в пресс-службе Министерства внутренних дел республики. Оперативная группа установила, что неизвестный проник на территорию хозяйства через металлический забор, уничтожил часть рыб, а другую часть выпустил в реку. Проверкой по факту занимается районное УВД.

Южная Осетия > Рыба > fishnews.ru, 5 июня 2018 > № 2634077


Южная Осетия. Грузия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 мая 2018 > № 2712432

Анатолий Бибилов: речи о выводе российских войск из Южной Осетии не идет

Российские и юго-осетинские военные выстраивают единый контур безопасности, поэтому речи о выводе военных РФ из Южной Осетии быть не может. О том, каковы перспективы начала диалога между Цхинвалом и Тбилиси, шансах открыть транзит через Южную Осетию и проекте по газификации республики с "Газпромом", рассказал в интервью РИА Новости "на полях" Санкт-Петербургского международного экономического форума президент Южной Осетии Анатолий Бибилов.

— Южная Осетия и "Газпром" подписали "на полях" ПМЭФ соглашение о газификации республики. О каком объеме инвестиций идет речь?

— Речь идет о том, чтобы провести газ в те районы, где его сейчас нет. Предварительно инвестиции "Газпрома" составят чуть более 2 миллиардов рублей. Это будут прямые инвестиции в газовую отрасль Южной Осетии.

— Когда, по вашей оценке, заработает транзит грузов через Южную Осетию из России в Грузию? В чем препятствия для его начала?

— Он может заработать в любое время. Препятствия со стороны Южной Осетии или Российской Федерации вряд ли будут. Камень преткновения — это позиция Грузии по любым вопросам: политическим ли, экологическим. Противостояние есть, хотя оно абсолютно для нас непонятно, со стороны Грузии. Конечно, оно связано с тем, что Южная Осетия независимое от Грузии государство. Южная Осетия хочет строить добрососедские отношения, на что, к сожалению, наши грузинские коллеги не идут и не готовы. Но время лечит, надеюсь, что понимание невозврата южных осетин в Грузию абсолютно очевидно для политиков в Грузии. Единственная проблема, которая на сегодня есть — кто в Грузии первым об этом заявит. Из-за позиции Грузии по отношению к Южной Осетии блокируются и будут блокироваться проекты по транзиту грузов и транзитная дорога через Южную Осетию. Это не удивительно.

— Но недавно лидер правящей в Грузии партии Бидзина Иванишвили заявил, что надеется на возобновление диалога с Россией. Может быть, это станет своего рода толчком для реализации проекта по транзиту?

— Такие потепления абсолютно не связаны с искренностью, к сожалению, в отношении Грузии к Российской Федерации. Если бы это было искренне, то мы бы не видели на сегодняшний день усиления грузинской армии. Недавно появилась информация, что США выделяют 100 миллионов долларов на оснащение и подготовку грузинской армии. Это говорит о том, что слова ни в коей мере не отражают позицию и действительное отношение грузинского руководства к России или Южной Осетии. Это все разговоры, демагогия, которая не имеет ничего общего с практическими шагами.

Так что пока проект находится в тупике. Хотя какие-то шаги делаются со стороны Грузии, но главный тупик, и они прекрасно знают, но намеренно идут на такие шаги в том, чтобы обвинить Южную Осетию, что именно из-за нее невозможно организовать транзит. Это не так. Мы готовы рассматривать этот вопрос, поддерживаем открытие транзита, но с условием, что Южная Осетия должна быть полноценным игроком в этом процессе. Потому что кто бы как ни говорил, но Южная Осетия является независимым государством. Есть правовая основа, все атрибуты власти, и не считаться с этим как минимум неправильно.

— Как, на ваш взгляд, ситуация в отношениях с Грузией может поменяться после выборов там? Возможен диалог?

— Перспектив я не вижу. Но подчеркиваю, что наша страна готова к общению, к переговорам. Недавно руководством Грузии было сделано заявление о том, что они хотят напрямую разговаривать с Южной Осетией и Абхазией, на чем, кстати, всегда настаивает Россия. Мы, конечно, готовы к прямому общению, но есть условия, которые мы выдвигаем. Грузия должна, во-первых, признать официально, что действительно Грузия напала на Осетию. Грузия должна извиниться за то, что она натворила, и виновные в этой агрессии должны быть наказаны: или внутренним судом Грузии или международным трибуналом. Это те шаги, которые Грузия обязана предпринять, потому что она уничтожала народ. А за это надо отвечать. К большому сожалению, сегодня у Грузии есть сторонники, которые знают, что произошло в Осетии, но не хотят, чтобы тот же (экс-президент Грузии Михаил – ред.) Саакашвили сел в тюрьму.

— А вы не считаете, что нередко, в других конфликтах, как раз выдвижение предварительных условий делают невозможным начать диалог?

— Я согласен. Но есть и другие площадки, где обсуждаются эти требования. Например, в рамках МПРИ (Механизма по предотвращению и реагированию на инциденты — ред.), в рамках женевских дискуссий могут выдвигаться эти требования и обсуждаться.

— Но все-таки вы были бы готовы отказаться от предварительных условий для начала диалога?

— Никто не будет отказываться от того, чтобы Грузия признала, что она напала на Южную Осетию. Я считаю, что Грузии остро необходимо политическое мужество, которое она должна проявить.

— Может ли появится у Грузии это мужество после выборов?

— В любом случае в течение чуть более двух десятилетий мы этого пока не видели.

— США призывают Россию вывести свои войска из Южной Осетии. Рассматривается ли такой вариант в принципе? Готова ли республика самостоятельно обеспечивать свою безопасность?

— Договоренности, которые существуют между Россией и Южной Осетией, полностью способствуют тому, чтобы Южная Осетия была обеспечена именно в плане безопасности. На сегодняшний день Россия является гарантом безопасности республики. Ни о каких разговорах по выводу войск или по другим непонятым желаниям Америки или Грузии речи не может быть. Призывы США не новы. Они фактически ежегодно повторяются, но договоры, которые есть между нашими государствами, говорят о том, что в Южной Осетии безопасность обеспечивается Россией. Сворачивание с этого пути невозможно.

На сегодняшний день работа, которая идет между нашими силовыми ведомствами, и те договоренности, которые есть между президентами и министерствами обороны, говорят о том, что мы вырабатываем единый контур безопасности.

— Готова ли Южная Осетия дать разрешение на полеты вблизи своих границ в рамках Договора об открытом небе?

— Межгосударственные отношения и договоры, которые есть по открытому небу между Россией и Грузией, никто не отменял. Буквально недавно в рамках Договора об открытом небе были полеты вдоль границ Российской Федерации и Грузии. Никакого отношения эти полеты не имеют к Южной Осетии, мы в этих договорах не участвуем. В то же самое время с учетом того, что Россия, являясь нашим стратегическим партнером, обеспечивает безопасность республики, может идти речь, что РФ может предоставить свои границы — на территории РФ — для облета теми сторонами, с которыми у РФ есть договоренности об открытом небе. Это все происходит на территории России. Но ни в коем случае не на территории Южной Осетии.

— Пока вы не рассматриваете возможность дать разрешение на пролеты?

— Нет.

— Расскажите, пожалуйста, о деятельности фонда Сороса, правда ли он пытался дестабилизировать ситуацию в Южной Осетии? Не собирается ли Цхинвал запретить деятельность этой структуры в республике?

— На территории республики Южная Осетия на сегодняшний день не существует фонда Сороса. И мы не рассматриваем вопрос о его открытии. Свои черные дела фонд сделал уже в 1990-е годы. Но и тогда довольно успешно была организована работа по противодействию этому фонду. И мы достигли серьезных результатов в минимизации влияния фонда Сороса на Южную Осетию.

Да, мы замечали попытки дестабилизировать ситуацию. Но это было не в современной жизни, а в 1990-е годы, когда фонд Сороса гулял по Южной Осетии, как говорят, как Махно на свадьбе. Сейчас, конечно, такого нет и не быть не может.

Южная Осетия. Грузия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 мая 2018 > № 2712432


Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 24 мая 2018 > № 2621249

Александр Новак встретился с Президентом Республики Южная Осетия Анатолием Бибиловым.

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак встретился с Президентом Республики Южная Осетия Анатолием Бибиловым. С российской стороны также присутствовали генеральный директор ПАО «Россети» Павел Ливинский и заместитель Председателя Правления ПАО «Газпром» Валерий Голубев. Со стороны Правительства Республики Южная Осетия во встрече также приняли участие Председатель Правительства Республики Южная Осетия Эрик Пухаев и Министр экономического развития Республики Южная Осетия Геннадий Кокаев.

Стороны обсудили состояние и перспективы двустороннего взаимодействия, включая взаимодействие в газовой и электроэнергетической сферах.

В заключение встречи Александр Новак и Министр экономического развития Южной Осетии Геннадий Кокаев подписали Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Южная Осетия об условиях купли-продажи акций и дальнейшей деятельности открытого акционерного общества «Газпром – Южная Осетия».

Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 24 мая 2018 > № 2621249


Абхазия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > ved.gov.ru, 17 мая 2018 > № 2615080

Какая работа ведется по расширению списка стран, признавших независимость Абхазии и Южной Осетии, рассказал министр иностранных дел Южной Осетии Дмитрий Медоев.

«Сегодня отношения России, Южной Осетии и Абхазии можно считать весьма динамичными. Подписано более ста двусторонних межправительственных отношений, два серьезных договора, которые работают, и множество актов. Это солидная правовая база наших двусторонних отношений. И в части признания другими государствами независимости и Южной Осетии, и Абхазии российская сторона вносит определенный очень весомый вклад.

Цель внешнеполитических курсов у Южной Осетии и Абхазии одна. Наши министерства работают активно на международной арене в плане расширения географии присутствия. Совместными усилиями мы идем к тому, чтобы увеличить количество стран, которые нас признали. Мы не можем оставаться в некоторой изоляции, должны выходить на международные площадки, искать контакты, новых друзей. Сам акт признания носит, конечно, характер политический. Но экономические отношения с другими странами, заключение экономических соглашений в области торговли, промышленности, туризма - это тоже есть одна из форм признания, поэтому я думаю, что нужно работать по всем фронтам», - отметил Медоев в беседе с журналистом Sputnik Абхазия.

«Sputnik-Abkhazia.ru»

Абхазия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > ved.gov.ru, 17 мая 2018 > № 2615080


Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 28 апреля 2018 > № 2586535

Всего за один рубль выкупает «Газпром» 25% компании «Газпром – Южная Осетия».

Компании «Газпром – Южная Осетия» будет передано все имущество республики в области газоснабжения.

«Газпром» выкупит за 1 российский рубль 25% минус одну акцию компании «Газпром – Южная Осетия» у правительства республики, говорится в проекте межправсоглашения Москвы и Цхинвала, опубликованном на официальном портале правовой информации. Проект соглашения утвержден премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым.

Компании «Газпром – Южная Осетия» будет передано все имущество республики в области газоснабжения – транспортировки, распределения, хранения и реализации газа. Она получит также исключительное право на импорт газа.

Южная Осетия гарантирует, что в течение 35 лет «дочка» газового холдинга будет получать изменяемые ежегодно тарифы, которые обеспечат доходность (IRR) на уровне 12% годовых.

Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 28 апреля 2018 > № 2586535


Россия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 апреля 2018 > № 2575325

Президент России Владимир Путин подписал федеральный закон о ратификации межправсоглашения с Южной Осетией о взаимном признании образования и квалификаций, соответствующий документ в среду опубликован на официальном портале правовой информации.

"Ратифицировать соглашение между правительством России и правительством Республики Южная Осетия о взаимном признании образования и (или) квалификаций, подписанное в городе Москве 12 апреля 2017 года", — говорится в документе.

Документ направлен на развитие отношений в сфере образования и науки, обеспечение взаимного признания образования и квалификаций, полученных в образовательных и научных организациях России и Южной Осетии по образовательным программам, аккредитованным в соответствии с законодательством каждой из сторон.

Соглашение регулирует взаимное признание основного общего, среднего общего, среднего профессионального и высшего образования, полученного в России и Южной Осетии, с предоставлением обладателям образования соответствующих прав для продолжения обучения и осуществления профессиональной деятельности в каждом из государств сторон.

Документ отвечает интересам России в части повышения экспортного потенциала российской системы образования, способствует расширению образовательного сотрудничества между государствами, разрешает ряд вопросов, связанных с обучением обладателей соответствующего образования в России и Южной Осетии, отмечается в пояснительной записке.

Федеральный закон принят Государственной думой 27 марта 2018 года, одобрен Советом Федерации 11 апреля 2018 года.

Россия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 апреля 2018 > № 2575325


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 марта 2018 > № 2551673

Экс-президент Южной Осетии Леонид Тибилов заявил, что намерен участвовать в парламентских выборах в республике в 2019 году.

Выборы президента республики прошли 9 апреля 2017 года. Занимавший пост спикера парламента Анатолий Бибилов набрал 54,8% голосов избирателей, опередив действующего тогда главу Южной Осетии Леонида Тибилова и сотрудника КГБ Алана Гаглоева. Предыдущие парламентские выборы прошли в республике в 2014 году. Следующее голосование на выборах в законодательный орган состоится в 2019 году.

"Что касается подготовки к парламентским выборам. Для себя я определил, что нужно будет принять участие в таком значимом событии. Тем более эти выборы пройдут уже по новой системе — мажоритарно-пропорциональной, когда в них могут участвовать не только партии, но и отдельные граждане", — заявил Тибилов в интервью агентству Sputnik Южная Осетия.

Как отметил экс-президент, он не принял окончательного решения, будет ли баллотироваться в составе какой-либо партии, в частности партии "Ныхас", входящей в парламентское меньшинство и образованной Тибиловым в период его президентства с 2012 по 2017 годы.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 марта 2018 > № 2551673


Южная Осетия. Абхазия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 марта 2018 > № 2542628

«Выборы президента России — это и наши выборы», — патетически заявил глава Южной Осетии Анатолий Бибилов. Ну, конечно же, «наши», ведь 98 процентов населения «очень частично» признанной республики имеют российские паспорта. Избирательная активность здесь зашкаливала — явка составила 17,5 тысяч человек, почти 15% проголосовали досрочно. Казалось бы, «цифирь» смешная, но, учитывая общую численность населения республики, не дотягивающую и до 40 тысяч, рвение отдать свой голос «единственно достойному» должно быть оценено Москвой. И, надо сказать, незамеченным оно не осталось. По свидетельству члена Центризбиркома России Василия Лихачева, активнее всего на президентских выборах за рубежом голосовали именно в Южной Осетии, Абхазии, Приднестровье и Молдавии.

В итоге в ЮО за Владимира Путина свои голоса отдали 93 процента избирателей. По данным МВД Южной Осетии, нарушений на выборах зафиксировано не было. Боясь «соседства Грузии», граница с ней была заблаговременно и наглухо закрыта. Представители спецслужб не только присутствовали при подсчете голосов, следили за сохранностью избирательных документов при их транспортировке, но и проверили все избирательные участки до их открытия. Подключили даже специально натренированных служебных собак — на предмет обнаружения взрывных устройств. Милицейские патрульные экипажи прочесывали всю территорию ЮО.

В общем, Южная Осетия может не краснеть — ни за явку, ни за порядок, ни, главное, за результат выборов, в котором не сомневался Бибилов. Но чем объяснить то, что «не совсем россияне» голосовали активнее, чем жители самой РФ, и почти исключительно за Путина?

Южной Осетии предложат хоть немного заработать самой

«В Южной Осетии нет разброса в предпочтениях — жители республики помнят 2008 год, помнят, как Владимир Путин из Китая прилетел во Владикавказ, чтобы посмотреть, как обеспечены беженцы из Южной Осетии. Он воспринял боль нашего народа как свою и 10 лет спустя так же интересуется проблемами Южной Осетии, оказывает всяческое содействие», — объяснил Бибилов успех нового-старого президента. Он, кроме того, поведал, что в настоящее время на контроле у главы РФ находится реализация различных российско-югоосетинских соглашений и проектов, направленных на улучшени уровня жизни в ЮО.

Теперь же, считает Бибилов, проекты будут «гарантированно реализованы». И вообще победа эта означает уверенность в завтрашнем дне и «дальнейшую возможность развиваться, не оглядываясь на внешние угрозы», под которыми подразумевается Грузия. Она, как и международное сообщество, не признала легитимность выборов президента РФ на отколовшихся от нее территориях и осудила сам факт их проведения в «оккупированных зонах».

«Откровенность» Бибилова, впрочем, зашла не слишком далеко: он не упомянул о всех серьезных причинах, по которым Путин получил такой «коммунистический» уровень голосующих «за». Во-первых, он «позабыл» о том, что РФ при Путине кормит, поит и отстраивает республику, а за разворованные ею прежде деньги российских налогоплательщиков Москва никого не наказала. Второе: всем в ЮО ясно, что если бы не «высочайшее распоряжение» Путина, который в 2008 году формально воообще являлся вторым лицом в государстве, Москва бы не признала независимость южных осетин, как, впрочем, и абхазов, с последующим «пристегиванием» к этому процессу Венесуэлы, Никарагуа и Науру. И третье: Южная Осетия спит и видит вхождение, через объединение с северными осетинами, в состав Российской Федерации.

В Сухуме решили «подлизаться» к Москве

Для Абхазии такой «сон» был бы кошмарным, поскольку она твердо верит в свою «государственность», не собирается отказываться от «суверенитета и независимости» и постоянно обвиняет Россию (речь не о руководстве республики, а «всего лишь о людях») в стремлении ущемить этот «суверенитет» и «русифицировать» республику. Тем не менее, и здесь Путин набрал 94,1% голосов, то есть на очередной срок его «пустили» около 40 тысяч избирателей.

МВД расстаралось и в «Стране души», преступность в которой, в том числе в отношении российских граждан, зашкаливает. По информации ведомства, нарушений общественного порядка во время выборов не было. Конечно, голосовал и президент республики Рауль Хаджимба — «истинный абхаз» и гражданин России.

В Сухуме так стремились показать свою «верноподданность», что на выборы пришли даже те, кто не голосовал последние 10 лет. Даже из высокогорного села Псху в Сухум был организован авиарейс, чтобы 20 избирателей смогли в столице опустить бюллетени в урну. И что показательно: за Путина агитировали не только представители власти, общественные организации и движения разного толка (их тут в избытке), но и оппозиционные политики. Последние назвали Путина в своем обращении «одним из сильных мировых лидеров современности», благодаря которому «осуществилась многовековая мечта нашего народа — признание Абхазии как независимого государства».

Россия теперь может «не бояться» Грузии

Выборы стали «дембельским аккордом» посла РФ в Абхазии Семена Григорьева, который прощается с Апсны «в связи с переходом на другую работу». Что ж, он вполне заслужил отдых от этого «рая на земле», где «посторонних» рады видеть только в период курортного сезона, когда приезжие щедро платят. Григорьев проработал в Абхазии с момента признания ее независимости Москвой, с осени 2008 года. И пережил за это время не один тяжелый эпизод, включая убийство в 2013-м первого секретаря посольства Дмитрия Вишернева. Во время своей дипломатической миссии ему не раз приходилось сталкиваться с дискриминацией россиян в этой «душевной стране». Зато на прощание президент Хаджимба вручил послу высшую государственную награду республики — орден «Ахьдз-Апша» I степени.

Выборы отшумели. Путин и Россия завалены панегириками. Что дальше? Разрешат ли «благодарные» абхазы покупать россиянам недвижимость в республике — этой нерешенной проблеме уже много лет. Дадут ли они право этническим русским, давно уже имевшим абхазский паспорт, обменять его на документ нового образца, или, боясь «русификации», продолжат отказывать в такой малости? Кстати, русские в данном случае оказались «друзьями по несчастью» с оставшейся в Абхазии горсткой грузин.

Есть и другие острые вопросы, касающиеся российско-абхазских отношений, например, создание объединенной группировки войск, формирование общего пространства обороны и безопасности и т. д. Ну и абхазы хотят от России больше денег, чем получают сейчас. Ведь на их территории дислоцированы военные базы РФ, а это дорогого стоит: «Не мы вам должны, а вы нам, и много!»

Вряд ли эта философия не заглушит выборные «фанфары» и кавказский политес, который завтра уже ничего не будет значить. Все вернется на круги своя. С одной оговоркой: сильно «рыпаться» против России во главе с Путиным для абхазов опасно. Неизвестно еще, кого они боятся больше — его или Грузию.

Андрей Николаев

Южная Осетия. Абхазия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 марта 2018 > № 2542628


Россия. Южная Осетия > Армия, полиция > ria.ru, 14 февраля 2018 > № 2497004

Двое граждан России были задержаны пограничниками при попытке нарушения государственной границы Южной Осетии, сообщает Sputnik Южная Осетия со ссылкой на пресс-службу Комитета госбезопасности республики.

Инцидент произошел в воскресенье на участке госграницы с Грузией близ села Прис Цхинвальского района.

"Пограничным нарядом были задержаны граждане России — 29-летний Квижинадзе Джони Кобаевич, уроженец села Земо-Хведурети Карельского района Грузии и 32-летняя Фистина Эльвира Николаевна, уроженка города Березники Пермской области", — пояснил представитель ведомства.

Установлено, что Фистина проходит в качестве подозреваемой по уголовному делу, возбужденному Следственным управлением по городу Перми по статье "присвоение или растрата". Она находится под подпиской о невыезде.

"Выяснилось, что при помощи Квижинадзе она пыталась скрыться от уголовной ответственности в Грузии, используя территорию Южной Осетии в качестве транзитной", — рассказали в КГБ.

Задержанные должны будут выплатить штраф, после чего их передадут российским правоохранителям.

По данным КГБ Южной Осетии, в 2017 году были задержаны свыше пятисот нарушителей государственной границы.

Россия. Южная Осетия > Армия, полиция > ria.ru, 14 февраля 2018 > № 2497004


Южная Осетия. Науру > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 февраля 2018 > № 2486459

Министр иностранных дел Южной Осетии Дмитрий Медоев и президент Науру Барон Дивавеси Вака подписали соглашение об отказе от визовых формальностей при взаимных поездках граждан, сообщает Sputnik Южная Осетия.

"В соответствии с соглашением граждане государства одной стороны могут въезжать, выезжать, следовать транзитом и пребывать на территории соответствующих государств без виз 90 дней в течение каждого полугодия, начиная с даты первого въезда", — сообщили в югоосетинском МИД.

В рамках официального визита Медовева в Науру был также подписан меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества и взаимодействия в международных делах.

Меморандум определяет формат взаимодействия двух республик в международных делах, в частности, содействие науруанской стороны в продвижении интересов Южной Осетии в Организации Объединенных Наций, в международных и региональных организациях, а также на других международных площадках, членом которых является Науру.

По окончании церемонии Дмитрий Медоев и Барон Вака сделали заявления, в которых высоко оценили значение подписанных документов и отметили, что они послужат основой правовой базы двусторонних отношений и существенно расширят возможности сторон для взаимодействия на международной арене.

Республика Науру признала суверенитет Абхазии 15 декабря 2009 года.

В сентябре 2016 года был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве между Абхазией и Науру. Республика Науру расположена на одноименном острове в западной части Тихого океана. Государство провозгласило свою независимость от Великобритании в 1968 году. С 1999 года Науру является членом ООН.

Южная Осетия. Науру > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 февраля 2018 > № 2486459


Россия. Южная Осетия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 31 января 2018 > № 2481741

В Цхинвале отметили 74-ю годовщину снятия блокады Ленинграда

Мероприятие, приуроченное к 74-й годовщине полного снятия блокады Ленинграда, прошло в представительстве Россотрудничества в Южной Осетии с участием слушателей курсов русского языка при Российском центре науки и культуры в Цхинвале, преподавателей городских школ и др.

Учащиеся цхинвальских школ декламировали стихотворения, посвященные блокаде Ленинграда, вспомнили о людях, переживших ее и не потерявших человечности, доверия и уважения друг к другу.

В ходе мероприятия детский хор Цхинвальской школы №5 исполнил песню «Как будто не было войны», учащийся Лицея искусств Бибо Бестаев сыграл на скрипке отрывок из «Седьмой симфонии Шостаковича», отрывок из книги Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо» прочитала ученица Цхинвальской школы №5 Белла Бежанова и др. Присутствующие также почтили минутой молчания память жителей Ленинграда, отстоявших его и не доживших до наших дней. В завершение был организован просмотр документального фильма, посвященного трагедии блокадного Ленинграда.

На мероприятии присутствовали руководитель представительства Россотрудничества в Республике Михаил Степанов, председатель Совета ветеранов Республики Вячеслав Бесаев, глава городского отдела Совета ветеранов Ахсар Гобозов.

Блокада Ленинграда была окончательно снята 27 января 1944 года. За все время обороны города 650 тысяч ленинградцев погибло от голода. Более 500 тысяч солдат погибли под Ленинградом, защищая город и участвуя в прорыве блокады.

Фотовыставка в РЦНК

Исполнение 7 Симфонии Шостаковича

Россия. Южная Осетия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 31 января 2018 > № 2481741


Россия. Южная Осетия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 29 января 2018 > № 2483522

На прошлой неделе Госдума ратифицировала соглашение о порядке вхождения отдельных подразделений вооруженных сил частично признанной Южной Осетии в состав ВС РФ. Когда министры обороны сторон подписывали этот документ в марте прошлого года, Сергей Шойгу пояснил, что речь идет о передаче в подчинение ему части подразделений южноосетинской армии, и что вообще сотрудничество между Москвой и Цхинвалом является одним из стабилизирующих факторов на Кавказе. А его заместитель Николай Панков растолковал депутатам, что выполнение соглашения «позволит сформировать общее оборонное пространство двух государств, включить южноосетинские подразделения в единую систему подготовки и применения войск Южного военного округа».

Соглашение будет полностью реализовано в течение девяти месяцев. Военные Южной Осетии станут служить в составе 4-й российской базы, дислоцированной в ЮО приблизительно в полутора часах езды от Тбилиси. «Молодая поросль» российских военных — выходцев из соседнего «суверенного» государства — должна в обязательном порядке иметь и гражданство РФ. Впрочем, почти все южные осетины давно уже получили паспорт России. Отметим также, что бюджет Южной Осетии почти на 90 процентов состоит из российских финансовых вливаний.

Для чего понадобилось вхождение вооруженных сил ЮО в состав российской армии, ведь базы последней и без того дислоцированы в республике, и российские пограничники охраняют ее границу с Грузией? По сути, для формирования единого оборонного пространства, подобного тому, какое создано Москвой и Сухумом. С одной только разницей: в Абхазии оппозиция и те, кто именуются «представителями широких слоев общественности», выступают категорически против тесной военной смычки с Россией, опасаясь «русификации» республики и «уничтожения абхазского этноса». Словом, абхазы в состав России входить не желают, и за свою мнимую «независимость» держатся всеми доступными способами. А вот южные осетины не скрывают своего желания объединиться с Северной Осетией и войти в состав РФ. Правда, ни Москва, ни Владикавказ к такому развитию событий пока не стремятся, хотя власти ЮО постоянно его лоббируют.

Признают ли «бывших советских»?

Тбилиси, разумеется, отреагировал на ратификацию Госдумой оборонного соглашения с Южной Осетией. МИД Грузии распространил заявление, в котором действия России названы незаконными, входящими в противоречие с основополагающими принципами и нормами международного права, нарушающими соглашение о прекращении огня от августа 2008 года, и направленными на аннексию грузинских территорий — Абхазии и Южной Осетии. «Более того, — подчеркивают в Тбилиси, — действия России наносят ущерб архитектуре европейской безопасности и направлены на дестабилизацию обстановки во всем регионе». МИД призвал международное сообщество «оценить далеко идущую агрессивную политику России» и принять против нее «действенные меры».

Впрочем, в грузинском внешнеполитическом ведомстве считают, что «с правовой точки зрения этот документ не имеет никакого значения». Тем не менее, на призыв Тбилиси мгновенно отреагировали США — Госдеп распространил заявление, в котором осудил создание единого оборонного пространства между РФ и ЮО, подчеркнув, при этом, что не признает соглашение легитимным. Вашингтон призвал Россию вывести ее войска из Цхинвальского региона и вернуть их на довоенные позиции, а также отозвать признание Абхазии и Южной Осетии.

Напомним, кроме России, независимость ЮО признана только Венесуэлой, Никарагуа и Науру. Тбилиси разорвал дипотношения с Москвой на почве признания ею после августовской войны 2008 года суверенитета Абхазии и Южной Осетии. Их восстановление, говорят грузинские власти, возможно только после отзыва Россией независимости «сепаратистских регионов». Москва, однако, неоднократно заявляла, что не сделает этого ни при каких обстоятельствах, и вообще Грузии нет никакого дела до ее отношений с «самостоятельными» Абхазией и Южной Осетией. Последние, ввиду своего «суверенного статуса», придерживаются такого же мнения.

«Джавелины» — для Грузии и Украины

Зато и России, и Абхазии с Южной Осетией есть дело до того, что происходит в Грузии, и как она взаимодействует со странами-партнерами. Практически одновременно с ратификацией соглашения министр обороны Грузии Леван Изория сообщил, что закупленные в США противотанковые ракетные комплексы Javelin уже находятся в стране «в безопасном месте». По его словам, в ближайшее время начнется подготовка грузинских военных с тем, чтобы «они приобрели навыки, обязательные для использования этой системы». Сколько именно единиц техники поступило в Грузию, не уточняется, но известно, что Тбилиси просил Вашингтон продать ему 410 ракет Javelin и 72 командно-пусковые установки.

Когда поставки только планировались, МИД России заявил, что «расценивает подобного рода военную поддержку извне как прямое подталкивание Тбилиси к новым опасным авантюрам в регионе», и что вообще при помощи США «на грузинской территории планируется строительство военно-тренировочного центра». РИА «Новости» цитирует заместителя министра иностранных дел России Григория Карасина, заявившего, что Тбилиси активно включился в реализацию натовской стратегии «сдерживания» России, и что это явно не укрепляет безопасность Грузии. «Естественно, — сказал российский дипломат, — в таком контексте усилия США и других членов НАТО по милитаризации Грузии вызывают в регионе особую озабоченность». По его словам, Абхазия и Южная Осетия надежно застрахованы от повторения августовских событий десятилетней давности.

В Тбилиси же утверждают, что Javelin является «оборонительным оружием», и оно не направлено против какой-либо страны. Единственное его предназначение, заверил министр обороны Изория, — это защита суверенитета республики. Тем не менее, в Цхинвале запаниковали: по данным югоосетинского агентства РЕС, полпред президента ЮО по постконфликтному урегулированию Мурат Джиоев назвал передачу американских Javelin Грузии «опасным симптомом», который «нас настораживает».

Зачем Путин ездил в Пицунду?

Но, собственно, есть ли у Цхинвала причины для беспокойства? Понятно, что Грузия не пойдет войной ни на Абхазию, ни на Южную Осетию — это равносильно войне с РФ, априори проигрышной для Тбилиси. Опасения по поводу создания Россией единого оборонного пространства с ЮО тоже пустые, поскольку есть таковое на уровне соглашения или его нет, российские военные базы расквартированы и в Абхазии, и в Южной Осетии, и тут уже не поможет никакое американское «оборонительное оружие».

То есть стороны своими «опасениями», намеками и «предупреждениями» только действуют друг другу на нервы, поскольку Россия не намерена отказываться от признания суверенитета Абхазии и Южной Осетии — «буферных зон» на своих границах с Грузией, а последняя модернизирует свою армию в соответствии со стандартами НАТО и пока не собирается давать «задний ход».

В такой ситуации, скорее, можно понять Грузию, поскольку отколовшиеся от нее территории признаны всего четырьмя государствами, соответственно, Абхазию и Южную Осетию юридически она считает своими. Но что с того? Колеса политического «велосипеда» в данном случае крутятся, но стоят на месте, выполняя роль примитивного велотренажера.

Поэтому ни единое оборонное пространство, ни наличие противотанковых комплексов реально ситуацию, с точки зрения безопасности в регионе, о которой «печется» Москва, и расклада сил в нем, никак не меняют. Другое дело, что Россию сильно раздражает непокорность Грузии в контексте ее приверженности сближению с НАТО, а не с ней самой. Страшна ли такая «приверженность»? Вряд ли, поскольку заигрывание альянса с Грузией не означает его готовность принять ее в свои ряды, и Россия это прекрасно понимает. А вот позлить ее Вашингтону в удовольствие, равно как и Москве позлить и попугать Грузию.

Андрей Николаев

Россия. Южная Осетия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 29 января 2018 > № 2483522


Россия. Южная Осетия > Образование, наука > rs.gov.ru, 17 января 2018 > № 2473580

В Российском центре науки и культуры в Цхинвале подвели итоги «Большого этнографического диктанта»

17 января в РЦНК в Цхинвале подвели итоги международной акции «Большой этнографический диктант», проведение которой состоялось в конце прошлого года.

Республиканские школьники впервые приняли участие в данном проекте, проводимом Российским Федеральным агентством по делам национальностей в каждом российском регионе, а также в странах СНГ, Абхазии и Южной Осетии.

Поздравить участников пришли Президент АПРЯЛ ЮО Залина Тедеев, писательница Белла Джигкаева, куратор курсов русского языка Тамара Туаева.

Обращаясь к участникам диктанта, руководитель Представительства Россотрудничества Михаил Степанов отметил, что, несмотря на довольно сложные задания диктанта, юго-осетинские школьники, а также взрослые участники мероприятия показали весьма высокие результаты.

Абсолютным победителем диктанта стала Фатима Тасоева, ученица 10 класса СОШ «Альбион». Она единственная набрала максимальное количество баллов-30, правильно ответив на все вопросы.

Всем участникам акции были вручены памятные сертификаты, а Фатима Тасоева будет рекомендована для включения в состав участников учебно-ознакомительной поездки в Москву в рамках проекта «Здравствуй Россия 2018!».

В ходе встречи присутсвующих информировали о возможности принять участие в Международном юношеском конкурсе сочинений на тему: «Каким я вижу будущее России: мои пожелания Президенту России».

Россия. Южная Осетия > Образование, наука > rs.gov.ru, 17 января 2018 > № 2473580


Россия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 января 2018 > № 2457672

Соглашение между РФ и Южной Осетией о признании образования внесено в ГД

Повышается экспортный потенциал российского образования

Российско-югоосетинское межправительственное соглашение о взаимном признании образования и (или) квалификаций внесено в Госдуму на ратификацию, передает корреспондент ИА REGNUM 9 января. Документ подписан в Москве 12 апреля 2017 г.

Соглашение направлено на развитие отношений в сфере образования и науки, обеспечение взаимного признания образования или квалификаций, полученных в образовательных и научных организациях Российской Федерации и Республики Южная Осетия.

Документ регулирует взаимное признание основного общего образования, среднего общего образования, среднего профессионального образования и высшего образования, полученного в Российской Федерации и Республике Южная Осетия, с предоставлением обладателям указанного образования соответствующих прав для продолжения обучения и осуществления профессиональной деятельности в каждом из государств сторон.

Для реализации соглашения стороны в лице своих органов, осуществляющих управление в сфере образования, в шестимесячный срок после вступления его в силу создают комитет экспертов для выработки рекомендаций по решению вопросов, возникающих в связи с реализацией соглашения, следует из документа.

Как отмечается в сопроводительных документах, соглашение отвечает интересам России в части повышения экспортного потенциала российской системы образования, способствует расширению образовательного сотрудничества между государствами, разрешает ряд вопросов, связанных с обучением обладателей соответствующего образования в образовательных организациях сторон.

Россия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 января 2018 > № 2457672


Южная Осетия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 января 2018 > № 2449577

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов находится с рабочим визитом в самопровозглашенной Донецкой народной республике, сообщил в пятницу РИА Новости представитель пресс-службы главы государства.

"Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов в настоящее время находится с рабочим визитом в Донецке. Основная цель визита связана с работой по развитию экономических и торговых отношений", — сказал собеседник агентства.

Южная Осетия в 2014 году признала независимость самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Между Цхинвалом и республиками установлены дипотношения. В Донецке и Луганске действуют представительства Южной Осетии, в Цхинвале — представительства ДНР и ЛНР.

Южная Осетия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 января 2018 > № 2449577


Россия. Южная Осетия > Медицина > rosminzdrav.ru, 21 декабря 2017 > № 2434484

Статс-секретарь заместитель Министра Дмитрий Костенников провел встречу с Министром здравоохранения и социального развития Республики Южная Осетия Георгием Тотчиевым

На встрече обсуждались перспективы дальнейшего развития двухстороннего сотрудничества и реализация Плана мероприятий по модернизации системы здравоохранения Республики Южная Осетия. Стороны обсудили вопросы кадрового и материально-технического обеспечения.

Состоялось подписание Плана совместных мероприятий Министерства здравоохранения Российской Федерации и Министерства здравоохранения и социального развития Республики Южная Осетия и Соглашения о сотрудничестве между Федеральным государственным бюджетным образовательным учреждением дополнительного профессионального образования «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Министерства здравоохранения Российской Федерации и Министерством здравоохранения и социального развития Республики Южная Осетия.

Россия. Южная Осетия > Медицина > rosminzdrav.ru, 21 декабря 2017 > № 2434484


Россия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rs.gov.ru, 20 декабря 2017 > № 2444627

Девятый выпуск слушателей курсов русского языка состоялся в Российском центре науки и культуры в Цхинвале

20 декабря в РЦНК в Цхинвале состоялся девятый выпуск слушателей курсов русского языка. Сертификаты об окончании обучения получили 24 старшеклассника городских и районных школ республики.

Курсы русского языка работают в РЦНК с 2013 года и их окончили более 200 ребят.

Руководитель представительства Россотрудничества в Южной Осетии Михаил Степанов поздравил выпускников с успешным окончанием курсов, пожелал им удачи на жизненном пути и выразил надежду, что ребята будут и в дальнейшем частыми гостями центра.

В свою очередь к школьникам обратилась преподаватель курсов русского языка Тамара Туаева, которая поздравила выпускников с завершением обучения на курсах и отметила, что все ребята успешно освоили программу, включающую в себя более 50-ти учебных часов, целью которой является развитие речи учащихся, изучение норм русского литературного языка.

В свою очередь перед собравшимися выступили победитель и участник XV Международной олимпиады по русскому языку Алина Джагаева и Георгий Джигкаев, которые также ранее окончили курсы русского языка в РЦНК. Они рассказали ребятам о том, как проходила олимпиада, с какими трудностями столкнулись участники, и как велика была радость победы.

В ходе вечера звучали стихи известных русских поэтов, прошли занимательные языковые познавательные викторины. От выпускников в адрес представительства прозвучали теплые слова благодарности, ребята высказали положительные отзывы о курсах и поделились своими впечатлениями.

Курсы русского языка возобновят свою работу в РЦНКентре с середины января 2018 года.

Россия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rs.gov.ru, 20 декабря 2017 > № 2444627


Россия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 декабря 2017 > № 2429299

Генеральные прокуроры Южной Осетии и России Урузмаг Джагаев и Юрий Чайка подписали программу сотрудничества в области правовой помощи по уголовным делам на 2018-2019 годы, сообщила во вторник пресс-служба президента республики.

"В ходе встречи между Генеральной прокуратурой Республики Южная Осетия и Генеральной прокуратурой Российской Федерации была подписана программа двустороннего сотрудничества в области правовой помощи по уголовным делам на 2018-2019. Меморандум о сотрудничестве с югоосетинской стороны был подписан генеральным прокурором РЮО Урузмагом Джагаевым, с российской — генеральным прокурором РФ Юрием Чайкой", — говорится в сообщении.

Как уточняет пресс-служба, на встрече с Чайкой президент Южной Осетии Анатолий Бибилов отметил положительные результаты расследования уголовных дел, направленных Генпрокуратурой республики российским коллегам для осуществления уголовного преследования лиц, совершивших преступления на территории Южной Осетии. По ряду уголовных дел следственными органами России наложены аресты на имущества в целях возмещения причиненного бюджету Южной Осетии вреда.

Россия. Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 декабря 2017 > № 2429299


Далее...