«Деловая Франция»

— раздел базы данных 1998–2019гг. Polpred.com Обзор СМИ.

Экономика и право. Внешнеторговая бюрократическая практика. Бизнес-диалог с российскими физ. и юрлицами. Интернет-доступ на все материалы по стране, 12 месяцев — 49000 руб.
Франция Новости и аналитика (46703 документа) • Авиапром, автопром  число статей в наличии 3522 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 17.11.2019 читателями скачано статей 29259Агропром 2474 / 34876Алкоголь 641 / 13927Армия, полиция 3933 / 44550Внешэкономсвязи, политика 13465 / 134213Госбюджет, налоги, цены 1927 / 19595Легпром 387 / 5589Леспром 200 / 3024Медицина 1636 / 12658Металлургия, горнодобыча 412 / 2723Миграция, виза, туризм 1703 / 19334Недвижимость, строительство 1530 / 16763Нефть, газ, уголь 2066 / 14644Образование, наука 749 / 8299Приватизация, инвестиции 311 / 2841Рыба 59 / 657СМИ, ИТ 5436 / 67035Судостроение, машиностроение 819 / 8703Таможня 33 / 798Транспорт 2031 / 22259Финансы, банки 1171 / 12281Химпром 209 / 2561Экология 965 / 11824Электроэнергетика 1017 / 8206 | Главное | Персоны | Все новости


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Франция» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 17.11.2019 размещено 2569 важных статей, в т.ч. 501 VIP-автор, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны
Сафронов Юрий 76, Путин Владимир 14, Ле Пен Марин 13, Прокофьев Вячеслав 11, Макрон Эммануэль 10, Тарханов Алексей 10, Бунин Игорь 9, Кругман Пол 6, Минеев Александр 6, Озон Франсуа 6, Рипер Жан-Морис 6, Дюбьен Арно 5, Леви Бернар Анри 5, Малюкова Лариса 5, Мариани Тьерри 5, Орлов Александр 5, Пуянне Патрик 5, Шевенман Жан-Пьер 5, Лимонов Эдуард 4, Макрон Эмманюэль 4, Михайлов Сергей 4, Олланд Франсуа 4, Рубинский Юрий 4, Саркози Николя 4, Удеа Фредерик 4, Аничкин Александр 3, Берманн Сильви 3, Божьева Ольга 3, Глиниасти Жан де 3, Гомар Тома 3, Гон Карлос 3, Деллос Андрей 3, Дюик Николя 3, Дюма Ролан 3, Жирар Рено 3, Иришев Берлин 3, Коваленко Юрий 3, Лагард Кристин 3, Лассер Изабель 3, Леруа Морис 3, Плахов Андрей 3, Ришар Пьер 3, Сабов Дмитрий 3, Стуруа Мэлор 3, Тироль Жан 3, Фийон Франсуа 3, Шамла Жан-Луи 3, Шварев Александр 3, д'Эстен Валери Жискар 3, Азнавур Шарль 2, Ассаяс Оливье 2, Аттали Жак 2, Берк Майкл 2, Бершидский Леонид 2, Блистен Бернар 2, Быков Дмитрий 2, Бьянко Жан-Луи 2, Вандерплаетсе Йохан 2, Варен Филипп 2, Галактерос Каролин 2, Ганапольский Матвей 2, Депардье Жерар 2, Игнатченко Игорь 2, Иноземцев Владислав 2, Киде Эммануэль 2, Кичин Валерий 2, Лаборд Жан-Мари 2, Леонов Владимир 2, Лесков Сергей 2, Литвак Николай 2, Маржери Кристоф де 2, Мартынов Алексей 2, Матье Мирей 2, Медведев Дмитрий 2, Митрофанова Элеонора 2, Монбриаль Тьерри де 2, Мор Николя 2, Ренанский Дмитрий 2, Риппер Жан-Морис 2, Розенштайн Татьяна 2, Сапен Мишель 2, Сенар Жан-Доминик 2, Таварес Карлос 2, Тома Жан-Пьер 2, Тома Патрик 2, Трикуар Жан-Паскаль 2, Ульель Гаспар 2, Фаш Доминик 2, Федоровский Владимир 2, Фремо Тьерри 2, Чиркова Елена 2, Швыдкой Михаил 2, Шерман Жан-Клод 2, Агаев Виктор 1, Агийон Филипп 1, Агон Жан-Поль 1, Аллен Вуди 1, Алленова Ольга 1, Амон Бенуа 1, Андерссон Бу 1, Андюран Пьер 1, Анин Роман 1, Аптекарь Павел 1, Арден Матье 1, Аржаковский Антуан 1, Арзаканян Марина 1, Арно Бернар 1, Асселино Франсуа 1, Астахов Павел 1, Бабюк Ирина 1, Бавильский Дмитрий 1, Бадовский Дмитрий 1, Байков Алексей 1, Бакиров Рафиль 1, Бардо Брижит 1, Барре Бертран 1, Барциц Игорь 1, Бачелет Мишель 1, Бе Николя 1, Бегбедер Фредерик 1, Бейдер Владимир 1, Бензанкен Артур 1, Берже Пьер 1, Бесси Клод 1, Бетанкур Лилиан 1, Бетге Лутц 1, Бийи Юбер де 1, Бовт Георгий 1, Бовуар Симона де 1, Богаченко Виталий 1, Богдан Сергей 1, Богуславская Ольга 1, Бойе Ив 1, Бокарев Андрей 1, Бокюз Поль 1, Боллоре Янник 1, Бон Лоран ле 1, Бондюэль Кристоф 1, Бонифас Паскаль 1, Бонфий Пьер 1, Борго Поццо ди 1, Бородачев Николай 1, Бос Никола 1, Брик Николь 1, Бронникова Ольга 1, Бруско Гильермо 1, Буайо Николай де 1, Будаев Олег 1, Буев Максим 1, Буиг Мартен 1, Бэ Николя 1, Бэк Ксавье 1, Бюнель Патрик 1, Вагенинген Ричард ван 1, Валентен Каролин 1, Вальк Жером 1, Вардуль Николай 1, Варнье Режис 1, Васпарт Ронан 1, Вдовенко Руслан 1, Вдовин Андрей 1, Вебер Кристоф 1, Ведрин Юбер 1, Вейра Марк 1, Вершинин Александр 1, Вессье Сесиль 1, Виебахер Кристофер 1, Вилье Филипп Де 1, Виногин Юрий 1, Виньерон Сирилл 1, Вишневский Анатолий 1, Влади Нора 1, Волков Константин 1, Ворожцов Евгений 1, Вуазен Фабьен 1, Габэ Брюно 1, Галам Серж 1, Ганиянц Мария 1, Гаридель Марк де 1, Гаридэль Марк де 1, Геан Клон 1, Гендлин Владимир 1, Гетта Давид 1, Гигу Элизабет 1, Гитар Филипп 1, Гладилин Анатолий 1, Гладильщиков Юрий 1, Гнамманку Дьедонне 1, Головнин Василий 1, Голубицкий Вениамин 1, Голубицкий Сергей 1, Голубович Алексей 1, Гондри Мишель 1, Гончаров Сергей 1, Гори Ролан 1, Готье Жан-Поль 1, Гохман Михаил 1, Гран Камий 1, Гренье Катрин 1, Грин Ева 1, Гринберг Руслан 1, Гринда Жан-Луи 1, Грюнберг Жерар 1, Губский Александр 1, Гэнье Патрик 1, Д`Орнано Филипп 1, Даррикаррер Ив-Луи 1, Дворцевой Сергей 1, Дебросс Гийом 1, Деко Жан-Франсуа 1, Деларофф Алексис 1, Делок-Фурко Андре-Марк 1, Делон Ален 1, Дельфресси :Жан-Франсуа 1, Демидов Олег 1, Денев Катрин 1, Десницкий Андрей 1, Дешам Дидье 1, Джулиани Жан-Доминик 1, Добров Дмитрий 1, Долгополов Николай 1, Доре Эрик 1, Драге Бертран 1, Драи Патрик 1, Дриан Жан-Ив Ле 1, Дубинин Юрий 1, Дыкань Владимир 1, Дюдок-де-Вит Михаэль 1, Дюкасс Ален 1, Дюма Аксель 1, Екамасова Дарья 1, Ефимов Владимир 1, Жаме Доминик 1, Жанвье Каролин 1, Жарро Мишель 1, Желдаков Дмитрий 1, Жере Франсуа 1, Жилин Иван 1, Жиляева Яна 1, Жоли Елена 1, Жюлье Алан 1, Жюньяк Александр де 1, Жюппе Ален 1, Захарова Наталья 1, Захарова Светлана 1, Зорькин Валерий 1, Зубов Андрей 1, Ивженко Татьяна 1, Идальго Анн 1, Иоселиани Отар 1, Кавикьоли Клаудио 1, Каламанов Георгий 1, Калачев Алексей 1, Кальвез Дидбе Ле 1, Калюжный Сергей 1, Камю Филипп 1, Кантор Вячеслав 1, Кантор Максим 1, Карачи Жаклин 1, Карден Пьер 1, Кариу Катрин 1, Каста Летиция 1, Катасонов Валентин 1, Квон Дмитрий 1, Кисин Евгений 1, Кнеллер Ирина 1, Ковалев Виталий 1, Колосков Вячеслав 1, Комаров Кирилл 1, Комб Мишель 1, Кончаловский Андрей 1, Копп Пьер 1, Коппола София 1, Коппьетерс Бернис 1, Корнеев Анатолий 1, Коше Изабель 1, Коше Филипп 1, Кошко Дмитрий де 1, Красильников Анатолий 1, Крастев Иван 1, Куантро Жан-Пьер 1, Кущев Вячеслав 1, Куэлло Жюльен Брюсо 1, Кюглер Жан-Кристоф 1, Лавров Сергей 1, Лазаренко Алексей 1, Лаказ Жюльен 1, Лакост Венсан 1, Лакруа-Риз Анни 1, Лански Иво 1, Ланьо Ольга 1, Лапина Наталья 1, Ларше Жерар 1, Латынина Юлия 1, Левинский Александр 1, Левот Дени 1, Лекуртье Кристоф 1, Лелуш Клод 1, Леон Патрик 1, Лепаж Робер 1, Лефевр Жоффруа 1, Лиме Доминик 1, Лисин Сергей 1, Лисснер Стефан 1, Литвинов Дмитрий 1, Лихачев Алексей 1, Лоро Оливье 1, Лузин Павел 1, Луи-Дрейфус Маргарита 1, Лукашевич Александр 1, Любимская Алина 1, Магре Бернар 1, Мазелла Фредерик 1, Макин Андрей 1, Малиновский Пьер 1, Мантеи Кристиан 1, Мануков Сергей 1, Маньенан Елена 1, Марен Маги 1, Марк Саньоль 1, Марко Патрицио ди 1, Мартынов Кирилл 1, Маршаль Жан-Кристоф 1, Марьон Арно 1, Мейер Мерет 1, Мень Михаил 1, Меркачева Ева 1, Мийо Паскаль 1, Микаил Барах 1, Микаэлов Эрве 1, Мике-Марти Франсуа 1, Мирзаян Геворг 1, Мирзаянц Симеон 1, Митчелл Джон 1, Михельсон Леонид 1, Мияр Жак 1, Моизи Доминик 1, Моки Жан-Пьер 1, Монсенжон Брюно 1, Монтеньяк Жак 1, Моро Ксавье 1, Муртазин Ирек 1, Мусин-Пушкин Андрей 1, Мюнье Филипп 1, Надаль Люк 1, Накаш Оливье 1, Невилль де Ла 1, Некказ Рашид 1, Нива Жорж 1, Николаев Михаил 1, Никулина Ирина 1, Ниорадзе Ирма 1, Носков Алексей 1, Нотбар Николя 1, Обичкина Евгения 1, Одайский Антоний 1, Осипов Евгений 1, Пайяр Брюно 1, Панов Александр 1, Панов Андрей 1, Панюшкин Валерий 1, Пелерен Флер 1, Пен Марион Марешаль-Ле 1, Пенико Мюрьель 1, Перро Доминик 1, Перье Ив 1, Песке Тома 1, Пети Антуан 1, Петров Павел 1, Пикетти Тома 1, Пикетти Томас 1, Пиккиа Робер дель 1, Погосян Михаил 1, Полански Роман 1, Поликовский Алексей 1, Полухин Алексей 1, Полье Жак фон 1, Поляков Илья 1, Понасенков Евгений 1, Попофф Александр 1, Поссель Жан-Кристоф 1, Проханов Александр 1, Радзивинович Вацлав 1, Рамбо Винсент 1, Рамов Антон 1, Ранде Оливье 1, Ранкс Константин 1, Раффарен Жан-Пьер 1, Ремизов Михаил 1, Ресин Владимир 1, Рибу Франк 1, Риккарди Даниэла 1, Робине Арно 1, Рогозин Дмитрий 1, Роже Мишель 1, Рока Жоан 1, Ролье Мишель 1, Романова Ольга 1, Ростовский Михаил 1, Ротшильд Александр 1, Ротшильд Давид де 1, Роше Брис 1, Ру Дидье 1, Руаран Жан-Марк 1, Руврэ Ален де 1, Русинов Роман 1, Рыба Мечислав 1, Рыболовлев Дмитрий 1, Савина Юлия 1, Садилова Лариса 1, Садун Артур 1, Саль Николя 1, Сапир Жак 1, Сверчков Андрей 1, Свиблова Ольга 1, Сегела Жак 1, Сен-Жур Фредерик 1, Серветтаз Елена 1, Сердюк Игорь 1, Серебров Марк 1, Сласки Бертран 1, Сорос Джордж 1, Соррентино Паоло 1, Спенцерова Тереза 1, Спирин Александр 1, Становая Татьяна 1, Столтенберг Йенс 1, Тамплие Анжелин 1, Таррад Алексий 1, Татлян Жан 1, Тенги Анн де 1, Тенцер Николя 1, Терзиан Пьер 1, Террай Андре 1, Тозен Дидье 1, Токарев Вилли 1, Томсон Давид 1, Траоре Диокунда 1, Траперо Пабло 1, Траппье Эрик 1, Тройчук Валерий 1, Труханов Сергей 1, Тьерсан Паскаль де 1, Тэттанже Пьер-Эмманюэль 1, Тюников Александр 1, Убнер Вилельм 1, Уваров Александр 1, Узюмджю Ахмет 1, Урсель Люк 1, Фабер Эммануэль 1, Фай Гийом 1, Федорова Ксения 1, Филатов Олег 1, Филин Сергей 1, Фиссор Анри 1, Фоккруль Бернар 1, Форест Эммануэль 1, Форнас Бернар 1, Фотторино Эрик 1, Франц Дарья 1, Фрибур Микаэль 1, Хервек Петер 1, Хлопонин Александр 1, Хове Иво ван 1, Ходинова Ольга 1, Ходорковский Михаил 1, Хофман Михил 1, Чекмарев Петр 1, Чернега Владимир 1, Чирикова Евгения 1, Шаландар Пьер-Андре де 1, Шапрон Жоэль 1, Шевенман. Жан-Пьер 1, Шеховцов Антон 1, Шилов Мстислав 1, Шилова Анна 1, Шинский Павел 1, Шкулев Виктор 1, Шовен Янник 1, Шодиев Патох 1, Шопинэ Франсуа 1, Шопрад Эмерик 1, Шоссад Жан-Луи 1, Штыкало Наталья 1, Шуан Клер 1, Эберлен Марк 1, Эггз Роберто 1, Эльчанинофф Мишель 1, Эннекен Дени 1, Эплбаум Энн 1, Эро Жан-Марк 1, Эртеман Жан-Поль 1, Эстрад Пьер-Ив 1, Юппер Изабель 1, Юрасова Татьяна 1, Юссон Эдуар 1, Ягланд Турбьерн 1, Якунин Владимир 1, Якушев Сергей 1, д`Анкосс Элен Каррер 1, д’Эстен Валери Жискар 1

Погода:

Точное время:
Париж: 00:44

Нерабочие дни:
01.04 Пасха (2018)
01.05 Праздник труда (День труда)
08.05 День освобождения от фашизма
17.05 Вознесение Господне (2018)
20.05 Пятидесятница (День Святого Духа) 2018
14.07 День взятия Бастилии
15.08 Успение Пресвятой Богородицы Девы Марии
01.11 День всех святых
25.12 Католическое Рождество

france.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (515)

Экономика (48) • Авиапром (5) • Автопром (6) • Агропром (14) • Алкоголь (1) • Армия, безопасность (3) • Внешняя торговля (66) • Горнодобыча (1) • Законодательство (20) • Инвестиции (8) • Книги (6) • Космос (2) • Легпром (3) • Леспром (2) • Медицина (5) • Недвижимость (11) • Нефтегазпром (3) • Образование, наука (162) • Сайты (8) • СМИ (25) • СМИ на русском (5) • Строительство (2) • Таможня (4) • Телевидение (22) • Транспорт (8) • Туризм, виза (42) • Финансы (13) • Хайтек (2) • Экология (4) • Электронные ресурсы (18) • Энергетика (18)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

 Аэробусы и TGV (.pdf) • На англ.яз.

Ежегодники «Деловая Франция»

Экономика и связи Франции с Россией →

Новости Франции

Полный текст |  Краткий текст


Франция > Образование, наука > rg.ru, 15 ноября 2019 > № 3197120

Провести день без указки

Власти Франции намерены "облегчить" жизнь директоров школ

Текст: Диана Ковалева

Французское министерство образования обещало в скором времени обнародовать пакет мер по "облегчению и упрощению" работы директоров начальных школ. В ведомстве уверены: у руководителей учебных заведений явно сдают нервы. Толчком к началу дискуссий о том, как государство может помочь директорам, послужил недавний трагический инцидент с главой начальной школы парижского пригорода Кристин Ренон. Она покончила жизнь самоубийством в сентябре.

В своей предсмертной записке Ренон написала об одиночестве, в котором вынуждены работать ее коллеги, и об отсутствии поддержки у них со стороны государства. По ее словам, директора страдают от переизбытка дел, которые отнимают много времени, и остаются совершенно вымотанными школьными расписаниями.

Усугубили картину и недавно опубликованные министерством образования данные, согласно которым в 2018/19 учебном году счеты с жизнью во Франции свели 58 сотрудников образовательной сферы (за исключением работников частных учреждений), а в новом учебном году, который едва начался, это сделали уже 11 человек.

Пока известно только о четырех инициативах министерства образования, которые должны помочь директорам.

Во-первых, всем главам школ отправили специальную анкету, которая должна установить, что именно им не нравится в их работе, в чем они нуждаются и что вызывает особенные трудности.

Во-вторых, директоров до конца календарного года освободят от необходимости постоянно заполнять циркуляры и прочие административные бумаги, которые присылаются из министерства образования для отчетности. Как объяснили "РГ" в самом ведомстве, это должно помочь "немного" разгрузить руководителей и избавить их на время от бюрократической нагрузки.

В-третьих, до конца года директорам выделят день, когда они смогут освободить себя от обязанностей учителя. Напомним, во Франции руководитель начальной школы нередко выполняет не только административные функции, но также образовательные.

В-четвертых, под эгидой министерства образования создадут специальные консультативные группы, которые в сотрудничестве с представителями профсоюзов и мэрий решат, как упростить жизнь директорам.

И в-пятых, для них будут организованы добровольные собрания, на которых директора смогут обмениваться мнением и высказывать беспокойство в отношении спущенных им планов работы.

Франция > Образование, наука > rg.ru, 15 ноября 2019 > № 3197120


Франция > СМИ, ИТ > ria.ru, 14 ноября 2019 > № 3196032

Картина итальянской художницы Артемизии Джентилески "Лукреция" продана за 4,78 миллиона евро (около 5,26 миллиона долларов) на парижском аукционе Artcurial.

Лукреция- римлянка, прославившаяся своей красотой и добродетелью. Царский сын Секст Тарквиний пленился ее красотой и изнасиловал ее. Лукреция рассказала обо всем своему мужу и заколола себя на его глазах.

"В элегантной композиции, где движения тела нас увлекают в магическую спираль шелка и прозрачного тюля, Артемизия демонстрирует громадный талант в передаче белого цвета. Великолепно сохранившиеся живописные материалы делают картину редкой и драгоценной во многих отношениях. Элегантное богатство ножа и украшения из больших жемчужин свидетельствуют о высоком социальном статусе Лукреции, которая была женой Луция Тарквиния Коллатина, сильного человека, близкого к королю Тарквинию ", - говорится в сообщении, опубликованном на сайте аукциона.

Артемизия Джентилески - итальянская художница 16-17 веков. Она изучала живопись в мастерской отца. Джентилески - первая женщина, избранная в члены Академии живописного искусства во Флоренции, первой художественной Академии Европы.

Франция > СМИ, ИТ > ria.ru, 14 ноября 2019 > № 3196032


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rg.ru, 14 ноября 2019 > № 3194168

391 лот Колчака

В Париже на аукцион выставят архив легендарного адмирала

Текст: Вячеслав Прокофьев (Париж)

В парижском аукционном доме Drouot на торги выставят обширный архив русского адмирала, одного из лидеров Белого движения времен Гражданской войны Александра Колчака. Речь идет о многочисленных документах, письмах, дневниках, фотографиях, о существовании которых до сих пор мало что было известно историкам. По свидетельству французских специалистов Ивана и Алисы Бирр из экспертного кабинета Tessier & Sarrou et Associ s, а они являются кураторами аукциона, во Франции такой распродажи документов, связанных с историей России, не было минимум последние четверть века.

Из 391 лота, которому суждено уйти с молотка 21 ноября, примерно треть составляют письма Колчака его супруге Софье Федоровне. Они были написаны в период с 1914 по 1918 год, и, как отмечают кураторы аукциона, в них Колчак подробно рассказывает о перипетиях военной службы той бурной и трагической эпохи, делится мыслями о судьбе России и в целом раскрывается как личность.

Среди документов семейного архива есть уникальнейшие. Такие как рукописная декларация Временного правительства в Омске, датированная 23 февраля 1919 года, с исправлениями самого адмирала и черновиком. В ней, в частности, говорится о том, что возглавляемое им правительство "приняло на себя задачу ввести воссоединившуюся и возрожденную Россию в круг великих демократий мира". У этого документа на пяти листах самая высокая стартовая оценка - в пределах 30 000-40 000 тысяч евро.

Большой интерес на аукционе могут вызвать Евангелие с закладкой в виде георгиевской ленты, которое Колчак брал с собой в полярную экспедицию (1000-2000 евро), выписка из метрической книги о бракосочетании за 1904 год, выданная "жене лейтенанта Софье Федоровне Колчак причтом (священнослужителями. - Прим. ред.) Михайло-Архангельской города Иркутска церкви" (3000-5000 евро). Все эти документы жена Колчака увезла с собой во Францию, куда эмигрировала вместе с сыном Ростиславом в 1919 году.

На аукционе также будут фигурировать дневники Софьи Федоровны, а это более тысячи страниц. На них она рассказывает о муже, память о котором сохранила до последнего дня своей жизни. Во время Второй мировой войны сын Колчака сражался в рядах французской армии на бельгийской границе, но был взят в плен немцами. Он умер в 1965 году и похоронен рядом с матерью на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа. По наследству архив достался его единственному сыну и внуку Колчака - Александру Ростиславовичу. Тот учился в Сорбонне, работал журналистом, долгое время жил в Соединенных Штатах, где стал джазовым музыкантом. Затем вернулся во Францию, а в марте этого года скончался в возрасте 85 лет в доме престарелых под Парижем.

Его сын и две дочери решили не делить архив на три части, а предоставить возможность любителям российской истории, а может быть, и музейному сообществу приобрести ценные документы на парижском аукционе. Родственники Колчака надеются, что документы попадут в хорошие руки и будут сохранены для будущих поколений.

Конфликт

В многолетнем юридическом споре Греции и Британии за право обладания мраморными скульптурами Парфенона, незаконно вывезенными из Эллады в Лондон в начале XIX века, у Афин появился весомый дипломатический аргумент. Во время визита в Грецию председатель КНР Си Цзиньпин обещал оказать поддержку репатриации древнегреческого античного наследия на историческую родину. В ходе экскурсии китайского лидера по одному из самых посещаемых в мире музею Акрополя президент Греции Прокопис Павлопулос обратился к гостю из Пекина за помощью в возврате культурных ценностей своей страны. "Место мраморных скульптур здесь, а не в Британском музее. Их там удерживают незаконно. И мы просим вашей поддержки в битве за их возвращение", - сказал Павлопулос. В ответ Си Цзиньпин заявил, что Китай поможет Афинам добиться справедливости в этом крайне чувствительном для греков вопросе. "Я не только согласен с возвращением скульптур Парфенона, но вы также получите нашу поддержку, поскольку у нас также имеются артефакты китайской культуры за пределами нашей страны, и мы пытаемся вернуть их домой", - заявил лидер КНР.

Поднебесной, к слову, в последнее время удалось добиться возврата из США, Японии и Италии ряда древнекитайских коллекций фарфора, а также подписать более 20 международных соглашений по противодействию краже, нелегальным раскопкам и контрабанде исторических реликвий.

Напомним, что в начале XIX века английский дипломат лорд Элгин фактически выкрал значительную часть рельефного фриза "Панафинейская процессия", опоясывавшего античный Парфенон, а также другие мраморные изваяния с Акрополя. Сегодня эти скульптуры находятся в Лондоне.

Подготовил Александр Гасюк

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rg.ru, 14 ноября 2019 > № 3194168


Франция. Литва. НАТО > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 ноября 2019 > № 3193499

Не читал, но осуждаю: «смерть мозга НАТО» обидела Литву (Baltnews, Литва)

Критические замечания Эммануэля Макрона относительно НАТО вызвали широкий общественный резонанс во всем мире. Не остались в стороне и представители литовских политических элит. Большинство встретили слова французского лидера с раздражением и испугом.

Егор Иванов, Baltnews.lt

После высказанных президентом Франции Эммануэлем Макроном критических замечаний о глубоких противоречиях и внутреннем кризисе в системе управления военно-политическим альянсом литовские политики, похоже, не на шутку разозлились. В адрес президента Франции посыпалась волна обвинений.

Еще два года назад они с воодушевлением говорили о победе Макрона на президентских выборах во Франции, радовались поражению лидера «Национального фронта» (сейчас носит название «Национальное объединение» — прим. Baltnews) Марин Ле Пен, смело заявляли, что эта победа является «поражением Кремля в Европе» и что Макрон не даст спуску России.

Сегодня все эти ораторы резко сменили риторику. Теперь проконсервативный истеблишмент смело заявляет, что, мол, еще в 2017-м было понятно, что Макрон — «паршивая овца» в стаде и «агент» Владимира Путина, открывший, наконец, свое подлинное лицо. С одной стороны, подобная реакция может показаться забавной, но с другой — она сигнализирует о глубоких проблемах литовской политической системы как таковой.

В Литве по капле утекает такое понятие, как плюрализм, поскольку действующий истеблишмент отказывается воспринимать в свой адрес критику и нервно реагирует на все, что не стыкуется с его пониманием о том, что есть «нормально» и «правильно».

Еще более странным кажется то, что во все подобные истории вовлекается Россия. Любую критику внутренней системы — будь она литовская, внутриевропейская или внутринатовская — и тех, кто ее высказывает, сразу стараются осудить и найти в ней «выгоду Кремля».

О том, что в стране сформировалась своеобразная монополия на единственно правильно мнение, в последнее время говорит, например, бывший глава МИД Литовской Республики, профессор Повилас Гилис.

Однако суть все же не в этом. Давайте попытаемся понять — что такого страшного наговорил президент Франции, что вызвал гнев и обвинения со стороны литовских политиков? Ведь он просто выразил мнение, будучи лидером одной из ведущих стран — членов НАТО.

Не стоит вырывать цитаты из контекста

Напомним, что президент Франции Эммануэль Макрон в интервью от 7 ноября 2019 года британскому журналу The Economist сказал следующее: «То, что мы переживаем в настоящий момент, — это смерть мозга НАТО».

Об этом он высказался в первую очередь в контексте Турции, которая провела военную операцию в Сирии, не согласовав свои действия с партнерами по альянсу. Турецкое руководство просто поставило союзников перед фактом. Последние, включая США, подвергли Реджепа Эрдогана жесткой критике, Франция и Германия приостановили поставки оружия, но на этом пока все и завершилось. В связи с этим французский лидер справедливо обратил внимание на то, что в альянсе нет никакой согласованности и каждый, по сути, волен делать все, что захочет.

Следовательно, Евросоюзу и Европе, в классическом ее понимании, необходимо подумать о собственной обороноспособности, возможном создании новой структуры управления военными силами, которая будет более скоординированной и эффективной, чем НАТО в нынешнем виде.

Какая же реакция на позицию французского президента была в Литве? Очевидно, что местные политики даже не попытались понять логику президента Пятой республики и вряд ли детально ознакомились с его интервью. Они просто болезненно и недальновидно отреагировали на вырванные из контекста слова о «смерти мозга», хотя мысль Макрона была куда более глубокой.

Что представители власти не читают документы — это плохо. Что все спорные и сложные моменты, требующие обсуждения, широкой дискуссии и рефлексии, стремятся увязать с Россией, по умолчанию представляя действующее российское руководство как «абсолютное зло», — тоже странная, хотя уже и привычная риторика.

«Президент Франции Эммануэль Макрон говорит о дружбе со „злом", с путинским Кремлем. Мы же говорим, что с режимом дружить нельзя, дружить нужно с другой Россией и верить, что она может быть другой. Она может быть свободной. Разрушился СССР, разрушится и путинская Россия», — оставила комментарий на своей странице в Фейсбуке бывший министр обороны, ныне депутат Европарламента Раса Юкнявичене.

Похожим образом высказался и президент Литвы Гитанас Науседа, подвергнув высказывания Макрона критике. «По моему мнению, НАТО остается важнейшим инструментом нашей защиты от внешних угроз, и мы ни у кого не должны создавать даже малейших сомнений в том, что так будет и в будущем, что не будут создаваться искусственные институты, целью которых было бы конкурировать с НАТО или заменить НАТО. Это совершенно неприемлемо с моей точки зрения», — сказал президент литовским журналистам, находясь в Ватикане, хотя его французский коллега неоднократно заявлял, что строительство единой европейской обороны он видит и хочет реализовать в сотрудничестве с НАТО.

«Границы России нигде не заканчиваются»

Шутку Владимира Путина про «границы России нигде не заканчиваются», похоже, прочно взяли на вооружение литовские консерваторы, которые рекламируют российское руководство и стены древнего Кремля больше всех российских СМИ вместе взятых. Иногда складывается ощущение, что они видят «российский след» всегда, когда речь идет об ином мнении. «Кремль уже радуется словам Макрона, что НАТО поразила «смерть мозга». Но, должно быть, еще больше этому последовательно формируемому гранд-нарративу Макрона радуются те, кто считает, что Евросоюз должен договориться с путинской Россией относительно безопасности на европейском континенте, и обязан прислушаться к беспокойству Путина по поводу приближения ЕС и НАТО к границам России», — так написал бывший премьер-консерватор, ныне депутат Европарламента Андрюс Кубилюс.

Суровая правда

Несмотря на это, нашлись и те, кто приветствовал позицию Макрона. Так, в поддержку президента Франции высказался подписант Акта независимости Зигмас Вайшвила, экс-директор Департамента государственной безопасности Литвы. Сегодня он находится в опале из-за резкой критики в адрес того самого проконсервативного истеблишмента.

«Президент Франции, стремящийся к лидерству в Европе, как никто другой из руководителей больших стран, высказал простую, но очевидную правду о действительности. Напомню, что Франция уже выходила из НАТО из-за разногласий с США. Поэтому ничего удивительного не произошло. Все — логично. А для властей Литвы это словно провалиться под землю, не зная, кому служить больше», — без обиняков пишет он на своей странице в Фейсбуке.

Франция. Литва. НАТО > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 ноября 2019 > № 3193499


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 ноября 2019 > № 3193486

Polskie radio (Польша): Яцек Чапутович раскритиковал президента Франции за его пророссийские взгляды

В интервью журналу «Экономист» Эммануэль Макрон отметил недостаток лидерства США в Североатлантическом альянсе и «некроз мозга» НАТО. Комментируя это интервью, глава МИД Польши отметил, что французская политика приобретает пророссийский характер, что вызывает беспокойство в Евросоюзе.

Polskie Radio, Польша

По мнению главы МИД Польши, французская политика приобретает пророссийский характер, что вызывает беспокойство в Евросоюзе

Министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович негативно оценил интервью президента Франции, в котором тот выразил сомнение в эффективности НАТО.

В интервью журналу «Экономист» Эммануэль Макрон отметил недостаток лидерства США в Североатлантическом альянсе и «некроз мозга» НАТО, а также поставил под сомнение эффективность статьи 5 Вашингтонского договора о коллективной обороне.

Комментируя интервью Эммануэля Макрона, глава МИД Польши отметил, что французская политика приобретает пророссийский характер, что вызывает беспокойство в Евросоюзе.

«Высказывания Эммануэля Макрона сразу похвалила Россия. Мы наблюдаем схожесть позиций. И это не отсутствие лидерства со стороны США является угрозой для Альянса, но как раз позиция Франции, которая, возможно, хочет ослабить единство союзников. Это вызывает большое беспокойство. В то же время меня радует, что мои коллеги разделяют мое мнение по этому поводу», — сказал глава польского МИД.

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий также подверг критике интервью французского президента. В беседе с журналистами Financial Times глава польского правительства подчеркнул, что НАТО является наиболее важным альянсом в мире, если говорить о сохранении свободы и мира.

Матеуш Моравецкий также отметил, что подвергать сомнению эффективность Статьи 5 НАТО опасно, поскольку это может вызвать сомнения по поводу позиции Парижа. Он также подчеркнул, что США всегда поддерживали Европу, напомнив, что с их помощью европейцы освободились бы от оккупации немецких нацистов.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 ноября 2019 > № 3193486


Франция. США. НАТО > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 ноября 2019 > № 3193482

The Wall Street Journal (США): Североатлантический альянс не мертв, но он болен

«Сегодня мы столкнулись со смертью мозга НАТО», — заявил Эммануэль Макрон в интервью на прошлой неделе. И в чем-то он прав, считает автор американского издания. Почти через три десятилетия после краха коммунизма западный альянс, который выиграл холодную войну, плывет по течению и сбит с толку.

Уолтер Рассел Мид (Walter Russell Mead), The Wall Street Journal, США

«Сегодня мы столкнулись со смертью мозга НАТО». Об этом заявил президент Франции Эммануэль Макрон в интервью, опубликованном на прошлой неделе.

И в чем-то он прав. Почти через три десятилетия после краха коммунизма западный альянс, который выиграл холодную войну, плывет по течению и сбит с толку. Трансатлантические противоречия глубоки как никогда, а разногласия между ориентированной на Брексит Великобританией, голлистской Францией и все более могущественной Германией, судя по всему, из года в год обостряются и усиливаются.

И то, как Макрон описал нынешнее сложное положение Европы, звучит жестко, но предельно откровенно. Учитывая, что США теряют интерес к НАТО (что началось, по мнению Макрона, еще до того, как к власти пришел Трамп), Европа больше не может рассчитывать на защиту США, как это было в прошлом. Из-за усиливающегося соперничества между США и Китаем Европа оказалась в сложной ситуации и осталась «ни с чем», поскольку ни Китай, ни США, похоже, не особенно интересуют желания и мнение Европы.

В своем собственном окружении, как считает Макрон, Европа практически беззащитна перед соперничающими державами, такими как Россия и Турция. То, что Европа по-прежнему неспособна создать собственную Кремниевую долину, означает, что континент рискует лишиться возможности определять свое будущее. Европа, зависимая от американских или китайских технологических гигантов, не сможет гарантировать безопасность своих собственных данных или коммуникаций. При этом, несмотря на то, что твердая приверженность устаревшим принципам бюджетной экономии ограничивает рост экономик еврозоны, ЕС был слишком занят рыночной составляющей европейского проекта и слишком мало внимания уделял идее «сообщества».

Если диагноз европейских проблем, поставленный Макроном, страшен и беспощаден, то средство исцеления он предлагает традиционно французское. Со времен Шарля де Голля французские президенты утверждали, что Европа должна уменьшить свою зависимость от НАТО. Что она должна ставить развитие европейских систем благосостояния и промышленных лидеров выше «чрезмерной» приверженности рыночной идеологии, отдавать предпочтение углублению европейской интеграции в ущерб расширению союза и превратить ветхие, зачастую неэффективные структуры управления ЕС в своего рода безупречную и эффективную государственную машину, которой восхищались бы Людовик XIV или Наполеон. Германия всегда была противницей этих идей, но Макрон надеется, что шок от непредсказуемого президентства Трампа, настроенного против Европы, наконец-таки встряхнет Берлин и заставит его поддержать французский проект сильной Европы.

Но этого, похоже, не происходит. Сознание того, что США больше не являются ответственной державой, на которую Германия опиралась на протяжении 70 лет, потрясло немецкую политику до самых глубин. Но даже шока, вызванного Трампом, видимо, недостаточно, чтобы заставить немецкий истеблишмент принять французскую концепцию Европы. В своем выступлении на прошлой неделе в университете Бундесвера в Мюнхене назначенная преемница канцлера Ангелы Меркель, министр обороны Аннегрет Крамп-Карренбауэр (которую часто называют AKK), ясно дала понять, что даже в этих новых и сложных обстоятельствах Германия остается приверженной НАТО и трансатлантическим связям.

Отчасти это связано с тем, что, по мнению многих немецких политиков, администрация Трампа не является истиной в последней инстанции и не имеет решающего слова в американской внешней политике. Более того, любой признак того, что Германия поддерживает отход Европы от НАТО, вызовет кризис для Польши и стран Балтии. Франция в интересах великой европейской стратегии, возможно, и готова закрыть глаза на их беспокойство, но Германия в силу исторических и практических причин не может так жестко обращаться со своими восточными соседями.

АКК представила не революционное, а эволюционное видение внешней политики Германии. Изменения будут постепенными, но реальными. Расходы на оборону увеличатся, но целевого показателя НАТО в 2% от ВВП достигнут только в 2031 году. Германия должна выработать более глубокое представление о своих стратегических интересах, заявила она. Возможно, стране даже придется чаще прибегать к использованию военной силы за рубежом и участвовать в операциях по обеспечению безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе.

Реальная проблема Европы заключается не в том, что французы или немцы находятся в состоянии «смерти мозга», а в том, что у них нет единого мнения об основной форме ЕС, о его оборонной политике, о его внешнеполитических приоритетах. Нельзя сказать, что из-за этих разногласий невозможно добиться прогресса в решении важных проблем ЕС, но из-за этих разногласия процесс реформирования ЕС идет крайне медленно, и они ограничивают возможности. В дополнение к этому правящим политическим партиям в обеих странах все чаще приходится отбиваться от популистских партий, которые привносят во внешнеполитические дебаты совершенно другие идеи.

С американской стороны дебаты также сумбурны и невнятны. Представители обеих партий во внешнеполитическом истеблишменте по-прежнему привержены НАТО и принципу защиты Европы, но неясно, насколько твердо кандидат в президенты от любой из партий будет поддерживать этот консенсус в 2020 году. Поскольку среди представителей всех политических сил страны растет озабоченность по поводу Китая, какую роль в стратегии США будут играть НАТО и Европа?

Хотя президент Макрон, выражая свою озабоченность, в какой-то степени троллит альянс, который всегда был проблемой для Франции, он прав, что сложившееся положение является крайне затруднительным. Те, кто верит в большое значение Запада, не могут принимать его сплоченность как должное. Чтобы выжить, трансатлантический альянс должен приспособиться к условиям быстро меняющегося мира.

Франция. США. НАТО > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 ноября 2019 > № 3193482


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rg.ru, 12 ноября 2019 > № 3193783

Чужие среди своих

В Париже прошел марш против исламофобии

Текст: Диана Ковалева

Масштабный марш против исламофобии прошел на улицах Парижа, Марселя и Тулузы. Столичная акция собрала свыше 13,5 тысячи человек. Но, как пишет местная пресса, в глазах многих граждан и политиков шествие оказалось одним из самых противоречивых.

Толчком к акции послужил недавний инцидент в южном городе Байонна, где 84-летний француз Клод Синке перед городской мечетью выстрелил в двух прихожан.

Как пишут местные СМИ, шествие раскололо надвое "левый" политический лагерь. Многие деятели, которые, казалось бы, выступают против всех форм дискриминации, вдруг отказались участвовать в акции. Одни объяснили свое отсутствие тем, что одним из самых активных участников марша стала "Группа против исламофобии во Франции", которую подозревают в близости к террористической организации "Братья-мусульмане" (запрещена в РФ). Другие, как, например, партия "Непобежденной Франции", обрушились с критикой на понятие "исламофобия", назвав марш попыткой запретить критику религии и борьбой за "политический ислам". Хотя лидер партии Жан-Люк Меланшон вышел на марш. Остались в стороне и социалисты, которые обычно выступают против дискриминации мусульман.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rg.ru, 12 ноября 2019 > № 3193783


Франция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 ноября 2019 > № 3193440

Le Monde (Франция): глубочайший расизм — тот, что не признает факт постоянного смешения рас

Эрве Ле Бра опровергает теорию о «великом замещении» коренного населения Европы иммигрантами. По его мнению, эта теория основана на ошибочном представлении, будто иммигранты и неиммигранты представляют собой закрытые группы и что рост одной группы происходит в ущерб второй. На самом деле «метисизация» на территории Франции шла на протяжении всей ее истории: римляне смешивались с галлами, викинги - с жившими в Бретани кельтами-бретонцами и т.д. Но часто, отметим, в этом процессе были экономически выигрывавшие группы (как правило, завоеватели и их пособники внутри страны). А были и проигравшие - например, почти утратившие свой язык бретонцы.

Жулья Паскуаль (Julia Pascual), Le Monde, Франция

«Великое замещение» (коренного населения Европы приезжими — прим. ред.) — лживая концепция. На самом деле коренных французов просто не существует. Население мира и Франции всегда отличалось смешением. «Сейчас мы проводим исследования, которые доказывают, что и сам хомо сапиенс был смешанным видом, поскольку в нем есть малая часть генома неандертальцев и малая часть генома денисовского человека» — эти аргументы демографа и историка Эрве Ле Бра (Hervé Le Bras) уходят корнями очень далеко, в палеонтологию, когда его критическому взгляду предстают модные среди ультраправых теории вторжения.

7 ноября он опубликовал для Фонда Жана Жореса заметку на тему «миграционных реалий во Франции». В ней он утверждает, что «ошибка суждения» в теории «великого замещения» состоит в том, что читателя заставляют поверить, будто иммигранты и неиммигранты представляют собой закрытые, отдельные группы. Утверждается, будто смешения рас и народов, так называемой метисизации не существует — как не существовало ее при апартеиде в ЮАР. А раз так, то выходит, будто если первая группа (приезжие) растет, это обязательно происходит в ущерб второй (коренным). Он доказывает, что на самом деле все обстоит совершенно иначе. «Теория великого замещения основана на отрицании следующего факта. Вот он. Когда иммигранты прибывают, они начинают понемногу перенимать некоторые наши качества, и наоборот, — объясняет Эрве Ле Бра. — Происходит смешение различных групп, метисизация. Глубочайший расизм — это тот, который не признает это смешение, не видит метисизацию, а вместо нее заводит разговоры о расовой чистоте».

В качестве доказательства он приводит данные об изменениях в уровне рождаемости во Франции. По данным Национального института статистики и экономических исследований, «у 30% новорожденных среди близких родственников есть одновременно иммигранты и неиммигранты. Через поколение этот показатель, по всей логике, дойдет до 50%», — отмечает он.

«Замещение на самом деле существует, — признает в своей записке эксперт. — У французов, чьи близкие родственники только французы, замещение происходит в пользу тех, у кого в семье французы и иностранцы». «На самом деле примерно таким же образом дела обстояли во Франции всегда (…). На протяжении истории Франции римляне смешивались с галлами, франки — с кельтами; алеманы, бургундцы и бретонцы (прибывшие из Ирландии) — с местным населением, викинги — с нормандцами, берберы — с провансальцами и гасконцами и т.д.»

Каждый год люди уезжают из Франции

Комментарии части политического класса по поводу последних миграционных перемен (именно эти разговоры заставили правительство на этой неделе заявить о намерении «вернуть себе контроль» над миграционными потоками) подпитывают разговоры населения насчет некой волны приезжих, которая может захлестнуть страну. Вообще, слово «волна» часто звучит в миграционной сфере, но все нередко забывают о том, что эта волна порой и откатывается назад. Эрве Ле Бра напоминает, что каждый год из Франции уезжают люди. В 2017 году страну покинули 71 000 иммигрантов, а число въехавших составило 262 000. В то же время 241 000 «неиммигрантов» (то есть пресловутых "коренных" французов — прим. ред.) уехали из страны, а 108 000 вернулись. При сложении двух этих тенденций эксперт указывает на общий вклад миграции в 58 000 человек, что составляет меньше «тысячной доли населения».

Он указывает на неправоту тех, кто предрекает «бегство в Европу» африканской молодежи, о чем писал в 2018 году в одноименной книге Стивен Смит. Хотя прогнозирование миграционных потоков «очень сложно», Эрве Ле Бра не согласен с демографическими аргументами, которые лежат в основе этих сценариев. Он приводит пример Нигера, страны Западной Африки, которая отличается наибольшей бедностью, небольшими площадями сельскохозяйственных земель и высокой рождаемостью, составляющей 7,3 ребенка на женщину. «В 2016 году во Франции жило 6 200 нигерцев при населении Нигера в 21 миллион человек. Их число увеличилось, поскольку в 2011 году их было 3 600 человек, но население Нигера выросло за тот период на 3,6 миллиона. Увеличение числа нигерцев во Франции представляет собой 0,07% увеличения их населения в Африке».

«На самом деле, единственная причина роста миграции связана с повышением уровня образования в Африке и Азии, поскольку, чем выше уровень образования человека, тем выше вероятность его иммиграции». Эксперт напоминает, что 80% международной миграции в центральной части Африки происходит внутри континента и по большей части состоит из бедного сельского населения, у которого нет ни финансовых, ни психологических ресурсов для долгого и трудного путешествия в Европу. Ведь для него сначала нужно перебраться через Сахару, а затем через Средиземное море.

Франция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 ноября 2019 > № 3193440


Франция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2019 > № 3193399

Diário de Notícias (Португалия): Макрон, европейский президент

Одним из главных достоинств Макрона автор статьи полагает наличие у него четких представлений о том, какой должна быть Европа. А одним из самых больших недостатков представлений Макрона он считает то, что они по своей сути — французские. По мнению автора, это проблема, и он объясняет, почему.

Энрике Берней (Henrique Burnay), Diario de Noticias, Португалия

На минувшей неделе Макрон дал два важных интервью. В одном из них — французскому изданию правого толка — он говорил об иммиграции и о том, что Франция предпочитает иммигрантов из своих бывших колоний и намерена защищать границы (французские и европейские). Разобравшись с правым флангом внутри страны накануне своей поездки в Китай в компании ирландского комиссара по Европе, немецкого министра, а также французских и немецких (заметим: только французских и немецких) предпринимателей, он дал интервью «Экономист» (The Economist), посвященное Европе, в котором объявил о смерти НАТО.

Макрон справедливо полагает, что отдаление Соединенных Штатов от Европы началось до Трампа и, по его мнению, продолжится в будущем. Вместо того, чтобы сожалеть об этом или как-то пытаться обратить процесс вспять, Макрон хочет оседлать эту волну. Советники французского президента называют его прагматичным реалистом.

Руководствуясь тем же самым реалистичным прагматизмом, он отделяет критику китайских и российских режимов от готовности вести переговоры с обеими странами. Макрон заявляет, что не намерен предоставлять китайцам сеть 5G, но при этом знает, что ему необходимо иметь возможность продавать им «Рокфор» (и не только). Точно так же он не предлагает отменить наложенные на Россию санкции, но при этом хочет поддерживать дружеские отношения с Путиным.

Реализм Макрона мог бы сводиться только к утверждению того, что Европейскому союзу необходимо адаптироваться к изменчивым обстоятельствам сегодняшнего дня. Что он должен быть сильным. А для этого обладать властью. Но это не все.

Процесс формирования следующей Еврокомиссии отмечен двумя обстоятельствами, на которые обращают мало внимания (правда, после этого интервью было бы по крайней мере наивно продолжать их игнорировать). Первый факт: председатель комиссии — немка, но это была идея (или, по крайней мере, нас заставили в это поверить) президента Франции. И она же — бывший министр обороны. Другой факт: Франции не досталась должность заместителя председателя, мало того, она пережила своего рода унижение, наблюдая за крахом своего кандидата, правда французы не упустили самое важное — портфель. Французскому комиссару достается внутренний рынок, цифровые технологии (Вестагер придется разрешать вопрос штрафов в отношении иностранных технологических гигантов и защищать европейские компании, пусть и за счет внутренней конкуренции) и оборона (а вот это новость). То есть голос Франции в европейском органе исполнительной власти окажется решающим в тех областях, которые Макрон считает оружием современного суверенитета: в оборонной, промышленной и цифровой сферах.

Если правда, что «все европейские страны малы, только некоторые об этом не знают», то Макрону надо отдать должное: он сумел прийти к осознанию того, что величие Франции и ее президента (именно так думают все жители Пятой республики) неразрывно связано с Европой. И ему хватило ума воспользоваться вакуумом, оставленным англичанами, потерявшимися в Брексите, и немцами, погрузившимися в дрему в ожидании ухода Меркель, чтобы возглавить блок. Но в этом-то и проблема.

У Франции нет ни финансов Германии (ни, к примеру, ее чувства стыда), ни британских традиций открытости торговле и взаимодействию. Напротив, Французская Европа будет более централизованной, будет опираться на небольшое число крупных бизнес-групп, близких к политической власти, и управляться далеко не спонтанно, в равном удалении от Китая и Америки. В этом и состоит проблема.

Франция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2019 > № 3193399


Франция. Весь мир > СМИ, ИТ > regnum.ru, 12 ноября 2019 > № 3192692

League of Legends: игра 10 лет шла к киберспортивному Олимпу, что дальше?

В Париже завершился финал World Championship 2019 — чемпионата мира по League of Legends, самой популярной киберспортивной дисциплине на сегодняшний день. Это большой праздник не только для всех фанатов компьютерного спорта, но и для разработчиков из Riot Games. Ведь в этом году их детищу исполняется десять лет с момента релиза.

Первый шаг на Поля Правосудия

За свой первый десяток Лига (как её называют сами игроки) прошла огромный путь от дебютной работы малоизвестных разработчиков до киберспортивного титана. У истоков студии Riot Games стояли два американских студента: Марк Мэррилл и Брэндон Бэк. Будучи заядлыми геймерами, в 2006 году молодые люди решили создать собственную студию по разработке видеоигр. Им хотелось создать многопользовательский проект, который сможет просуществовать множество лет, постоянно обрастая новым контентом.

Мэррилл и Бэк были большими фанатами игр от Blizzard Entertainment и многие часы проводили в популярной модификации DotA: Allstars для Warcraft III. Поэтому первым сотрудником только что появившейся студии Riot Games стал Стив Фик — дизайнер, помогавший в обновлении их любимого мода. Свой первый проект молодая команда назвала Onslaught. При этом от современной League of Legends он отличался как стилистически, так геймплейно. Подготовив первую демоверсию игры, в 2007 году Riot Games отправились на крупнейшую конференцию для разработчиков игр Game Developer Conference.

Как оказалось, крупных издателей не интересовала ни сама игра, ни модель её распространения. С самого начала Мэррилл и Бэк хотели создать бесплатный онлайн-проект, который будет зарабатывать деньги только за счёт необязательных микротранзакций. В 2007 году такая система заработка на видеоиграх казалась чем-то диким, а издателей интересовали только традиционные продажи коробок с дисками.

Вернувшись домой, Riot Games принялись серьёзно переделывать Onslaught. Именно в этот момент игра получила название League of Legends и свою «мультяшную» стилистику. Тогда же разработчикам удалось договориться с крупной китайской инвестиционной компанией Tencent — она должна была распространять Лигу в Поднебесной. Получив финансовую поддержку и уверенность в собственных силах, Riot Games сели доводить свою игру до блеска. Полноценный релиз League of Legends состоялся в 2009 году.

Как в это играть?

В геймплее League of Legends используются наработки из оригинальной DotA. В то время у подобных игр ещё не было какого-то конкретного названия, поэтому Riot Games окрестили этот жанр MOBA (многопользовательская онлайн боевая арена). Главная задача геймера в таких играх заключается в том, чтобы уничтожить главное здание на базе противника, управляя уникальным персонажем с необычными способностями.

В League of Legends сражения игроков проходят на трёх линиях (на двух в режиме 3×3 и на одной в режиме ARAM), соединяющих базу игрока с базой противника. Геймерам нужно уничтожить все башни на линии врага, ингибитор (здание, позволяющее призвать мощные осадные войска) и в итоге сломать вражеский нексус — главную постройку в игре.

Для этого игрокам на выбор были представлены более 40 чемпионов — управляемых персонажей со своими возможностями и тактикой управления. При этом в League of Legends есть собственные традиции игры на разных линиях, обусловленные особенностями карты. Так, на верхнюю линию обычно идёт мощный и не очень мобильный персонаж, на среднюю — сильный маг, на нижнюю — убийца дальнего боя и герой поддержки, а между линиями перемещается «лесник» (jungler), способный в одиночку уничтожать нейтральных существ и помогать союзникам на линии.

Помимо непосредственного управления своим чемпионом, игрок также может по-разному влиять на ход боя. Перед началом сражения каждый геймер выбирает для себя два заклинания и набор рун — пассивных улучшений для персонажей. На высоких уровнях мастерства правильный подбор «саммонерок» (заклинаний) и рун может серьёзно изменить ход матча с самого начала. При этом для каждого героя требуется своя особая сборка, позволяющая «выжать из него максимум».

На просторах Рунтерры

События League of Legends развиваются в вымышленном мире Рунтерры. Для разрешения конфликтов между могущественными магами-призывателями (игроками) была придумана «Лига Легенд», особая магическая игра. По правилам «Лиги», каждый волшебник мог призвать в своё подчинение одного из величайших героев местной вселенной: воинов, колдунов, пиратов, демонов, оживших мертвецов и др. При этом у каждого чемпиона была своя прописанная история, рассказывающая о его характере, прошлом и личной драме.

Правда, со временем персонажей стало ощутимо больше сорока (в 2019 году в League of Legends больше 140 уникальных героев), и развивать их истории в рамках оригинальной концепции стало сложно. Поэтому в 2014 году сценаристы проекта «перезагрузили» вселенную League of Legends. Разработчики хотели уйти от концепции «игра о магах-призывателях и их чемпионах-марионетках» и сделать игру про глубоких и хорошо прописанных героев. В дополнение к этому Riot Games начали выпускать комиксы, сюжетные ролики и даже музыкальные клипы, посвящённые миру игру и отдельным персонажам.

Со временем мир League of Legends и его фан-база расширились настолько, что разработчики начали создавать виртуальные музыкальные группы внутри своего проекта. Сначала они анонсировали хеви-метал-коллектив Pentakill, потом K-Pop группу K/DA, а на World Championship 2019 состоялась премьера первого клипа True Damage — новой музыкальной единицы Riot Games. При этом подобные проекты остаются популярными и вне геймерского сообщества. Так, у клипа группы K/DA на песню POP/STARS более 280 миллионов просмотров на YouTube, чем может похвастаться далеко не каждый реальный коллектив.

Лига киберспортивная

Благодаря динамичному геймплею, требующему слаженной командной работы и стратегического мышления, League of Legends быстра обрела популярность у фанатов киберспорта. Первый World Championship прошёл ещё в 2011 году, собрав у экранов более 100 тыс. зрителей — абсолютный успех для тогда ещё малоизвестной игры.

После этого Мэррилл и Бэк поняли, что им стоит бросить дополнительные силы на развитие киберспортивной сцены League of Legends. Турниры стали масштабнее (в 2013 году World Championship стал самым большим и дорогим событием в мире компьютерного спорта), а большинство регионов мира получили собственные соревновательные лиги. В 2016 году Riot Games запустили «Континентальную лигу» (LCL) с офисом в Москве для всех желающих игроков из стран СНГ.

Турниры по League of Legends планомерно развиваются и становятся самыми ожидаемыми событиями года для многих геймеров. Церемония открытия World Championship — это эпичное шоу от профессиональных артистов, а матчи финала — ожесточённые сражения между лучшими киберспортсменами мира. В 2019 году призовой фонд чемпионата составил больше двух миллионов долларов. Победителем же стала китайская команда FunPlus Phoenix. В финальном матче они обыграли европейский коллектив G2 Esports со счётом 3:0.

Что дальше?

Riot Games — это редкая игровая компания, создавшая всего одну игру за десять лет своего существования. Тем не менее во время празднования годовщины League of Legends разработчики сделали заявление: новым проектам быть. Сейчас Riot Games заняты созданием карточной коллекционной игры о мире Рунтерры, портированием Лиги на мобильные устройства, разработкой шутера и файтинга, а также съёмками анимационного сериала о Вай и Джинкс (чемпионы из League of Legends). При этом про свою главную игру разработчики не планируют забывать. Лига продолжит получать регулярные обновления и новых чемпионов.

История Riot Games — это история двух энтузиастов, создавших самую популярную MOBA-игру в мире (несмотря на то, что российское сообщество всё ещё предпочитает играть в Dota 2). Вдохновляясь былыми успехами Blizzard, Мэрриллу и Бэку почти удалось занять место своих кумиров. И уже в ближайшие два года мы узнаем, умеют ли Riot Games делать что-то, кроме League of Legends.

Артём Дубровский

Франция. Весь мир > СМИ, ИТ > regnum.ru, 12 ноября 2019 > № 3192692


Франция > Внешэкономсвязи, политика > prensalatina.ru, 12 ноября 2019 > № 3191764

Cегодня в этой столице начинается II форум за мир с акцентом на коллективном решении крупных проблем человечества, мероприятие, в котором США не принимают участие.

По словам организаторов двухдневной встречи, подтвердили участие около тридцати глав государств и правительств, вместе с десятками министров и представителями пяти континентов, с целью обсудить темы многосторонности, как альтернативы эгоистичному национализму.

Изменение климата, развитие, неравенство, культура, образование и прекращение конфликтов - одни из вопросов на форуме, который предполагает церемонию открытия с выступлением президента Франции Эммануила Макрона.

В ходе этой встречи также выступит с речью избранный президент Европейской комиссии Урсула Гертруда фон дер Ляйен, глава Республики Конго Феликс Тшисекеди и вице-президент Китая Ван Цишан.

По словам директора Форума Джастина Вайсса, это возможность найти общие решения коллективных проблем с участием таких учреждений, как неправительственные организации, эксперты и предприниматели, "без которых невозможно обойтись" в теме изменения климата, управления Интернетом, развития, искусственного интеллекта, среди других вопросов".

Заявил, что США станет самой представительной страной, но без какого-либо официального присутствия.

Вчера на заседании, предшествовавшем этому мероприятию, Генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш призвал содействовать многосторонности в ответ на текущие и будущие вызовы человечества.

Предупредил, что сегодняшний мир не является биполярным, однополярным или многополярным, а "хаотичным и неопределенным", что требует международного сотрудничества как единственного пути.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > prensalatina.ru, 12 ноября 2019 > № 3191764


Франция. Россия > Медицина > remedium.ru, 11 ноября 2019 > № 3192144

Компании Sanofi и «Нанолек» объявили о новом этапе в развитии долгосрочного партнерства – начале проекта по локализации производства вакцины Менактра, предназначенной для профилактики менингококковой инфекции.

В качестве подготовительного этапа к долгосрочному сотрудничеству был подписан «Меморандум о намерениях», в котором компании выражают желание организовать локальное производство вакцины в РФ. Стороны договорились об условиях, необходимых для реализации проекта, в числе которых проверка соответствия помещений и оборудования, а также участка упаковки производственной площадки «Нанолек» требованиям GMP и стандартам Sanofi. Старт производства вакцины Менактра на заводе «Нанолек» возможен уже в 2021 году.

Сегодня вакцинация является единственным надежным способом, который позволяют избежать множества тяжелых инфекций, а также последующих осложнений. В наше время вакцинация проводится детям всего мира, что позволяет ежегодно спасти около трех миллионов детских жизней.

Франция. Россия > Медицина > remedium.ru, 11 ноября 2019 > № 3192144


Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 11 ноября 2019 > № 3190809

Как осуществляются попытки запечатлеть роскошь в сознании миллениалов

Антуан Феррейра-Мендес | Slate.fr

"Индустрия роскоши больше не хочет служить только воплощением мечты буржуазной элиты", - пишет журналист Антуан Феррейра-Мендес в издании Slate.fr.

"(...) Роскошь всегда удовлетворяет потребности различных социальных слоев, однако очевидно, что сегодня многие потребители рассуждают не столько с помощью понятий о ноу-хау и изысканности, сколько с чисто эмоциональной точки зрения, чтобы удовлетворить стремление к излишеству или бахвальству", - говорится в статье.

"Думая о взлете цен на повседневные футболки - вплоть до астрономических сумм за дурацкую хлопчатобумажную футболку с логотипом или иллюстрацией - можно сказать, что сегодня любой продукт может считаться роскошным, если благодаря ему человек чувствует себя частью какого-то клуба. Gucci продает много войлочных тапок со своим фирменным знаком", - насмешливо говорит Лоик Прижан, критик моды, ставший звездой сети, стоя во главе канала YouTube.

"(...) Поэтому в роскошных домах моды было обозначено кредо: сделать простое сверхдорогим, а изысканное недоступным. На сайте LouisVuitton, наиболее значимого бренда в 2019 году, согласно рейтингу Interbrand, мы находим веселенькие футболки из 100% хлопка за 350 евро, а также более смелые блузы с вышивкой и кружевом, с игрой принтов, сложным кроем и отделкой более чем за 5 тыс. евро", - указывает журналист.

"Мы стали свидетелями демократизации роскоши начиная с 2000-х годов", - говорит Алиса Пфайффер, модный журналист и автор книги "Я не парижанка". Появились спортивные майки, поло и остальные продукты первой категории или базовой комплектации, которые создали феномен массового престижа", - поясняет она.

"(...) Бренды поняли, что прославление роскоши больше не предназначено исключительно для буржуазной элиты, сосредоточенной на себе самой. С появлением социальных сетей ежедневно видя своих кумиров во все более ярких нарядах, миллениалы почувствовали вкус к роскоши и особенно к демонстрации дорогих товаров", - пишет Slate.fr. - (..) По мнению Лоика Прижана, сегодня клиентурой индустрии роскоши являются "поклонники шика или фанаты какой-то поп-звезды".

"Таким образом, вполне логично обнаружить лицо певицы Арианы Гранде на всех последних кампаниях марки Givenchy. Особенно когда приходит понимание, что миллениалы вместе с поколением Z становятся основными потребителями роскоши. Согласно исследованию Bain&CoConsulting, на их долю в 2018 году приходилось 47% мирового потребления, и, по прогнозам, к 2025 году оно превысит 55%", - говорится в публикации.

"Когда поп-звезды не являются музами больших домов моды, они вносят свою лепту, становясь креативными директорами на время совместной работы, выполняя своего рода временную миссию, которая приносит дивиденды", - отмечает автор статьи.

"(...) Например, в марке Fenty особенно популярен ее девиз: "Инклюзивность", представленный не только кампаниями с отсутствием ретуши и кастингами самых разнообразных участников, но и вещами, подходящими для всех типов телосложения, с размерами в диапазоне от 34 до 46", - указывает издание.

"Однако будь то певица-рэпер Ники Минаж, фигурирующая в Fendi или Рианна со свои косметическим брендом Fenty, продукты, предлагаемые поп-звездами, остаются роскошными, особенно с точки зрения цены", - говорится в статье.

"Работа, работа, работа, работа, работа", - пела Рианна в 2016 году. И правда, ее поклонникам придется усердно поработать, чтобы позволить себе роскошь носить одно из ее творений, хотя может возникнуть вопрос, действительно ли такое сотрудничество предназначалось для них. Но, по мнению Лоика Прижана, "у фанатов есть средства, потому что фанаты тоже бывают супербогатыми. Поп-культура нравится не только людям с небольшими доходами, но и владельцам верхних этажей небоскребов".

"(...) Если у фанатов нет средств, бренды все равно всегда побеждают, превращая в иконы предметы, которые публика не может себе позволить, - указывает Пол Вакка, писатель, публицист и докладчик Французского института моды в Париже. - Для люксового бренда важно, чтобы как можно больше людей знали о его товарах, ценах и, прежде всего, о его недоступности, с тем, чтобы клиенты могли гордиться своими приобретениями". (...)

Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 11 ноября 2019 > № 3190809


Франция. Евросоюз. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 11 ноября 2019 > № 3190749 Йенс Столтенберг

Генсек НАТО: хорошо, если Евросоюз будет больше делать в области обороны (Süddeutsche Zeitung, Германия)

В интервью Süddeutsche Zeitung Столтенберг ответил на слова Макрона о «смерти мозга НАТО». Чиновник объясняет, почему он хотел бы видеть более активное участие Германии в деятельности альянса, и рассказывает, как должна вести себя организация в турецко-сирийском конфликте.

Даниэль Бресслер (Dabiel Brössler), Маттиас Кольб (Matthias Kolb), Süddeutsche Zeitung, Германия

Берлин — По случаю 30-летия падения Берлинской стены в столице Германии собрались видные европейские политические деятели. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг также проведет несколько дней в Берлине — чтобы встретится с канцлером Ангелой Меркель, а также выступить с речью о НАТО как о «несущей конструкции трансатлантической безопасности».

Однако его визит омрачен высказыванием президента Франции Эммануэля Макрона. Как известно, в интервью журналу Economist он заявил о «смерти мозга» НАТО. В беседе с корреспондентами газеты Süddeutsche Zeitung бывший премьер-министр Норвегии не соглашается с мнением президента Франции, а также рассказывает о встрече глав государств и правительств в Лондоне, которая состоится через несколько недель. На этом небольшом саммите НАТО будет присутствовать и Дональд Трамп.

Süddeutsche: Господин генеральный секретарь, после слов Эмманюэля Макрона мы должны вас спросить: мозг НАТО действительно умер?

Йенс Столтенберг: НАТО сохраняет свою силу, а Северная Америка и Европа сегодня делают вместе больше, чем прежде. Мы укрепили нашу совместную оборону и впервые за много лет улучшили нашу командную структуру. Соединенные Штаты увеличивают военное присутствие в Европе, они направляют сюда больше солдат, больше инвестиций, и, кроме того, в настоящее время проводится больше учений. А европейские партнеры больше инвестируют в свою безопасность, и так происходит уже пять лет подряд.

— А разве президент Макрон не прав в другом отношении? Что касается НАТО, то речь идет не только о танках, но и о доверии. Доверие уменьшается, и это происходит из-за президента Соединенных Штатов.

— В НАТО всегда имеются разногласия, поскольку мы являемся альянсом, состоящим из 29 демократий. Различия во мнениях имеются и по вопросам торговли, и в области изменения климата, однако споры существовали и раньше — например, во время Суэцкого кризиса в 1956 году или войны в Ираке 2003 года. Сила НАТО состоит в том, что мы способны преодолевать существующие проблемы, а также охранять и защищать друг друга. НАТО — единственная платформа, в рамках которой жители Северной Америки и европейцы обсуждают связанные с обороной вопросы — и так происходит каждый день. Почти всегда мы приходим к единому мнению, но иногда наши мнения расходятся. В таком случае важно продолжать обсуждать между собой спорные темы.

— Но именно этого и не хватает президенту Макрону. Он жалуется на то, что североамериканцы и европейцы не обсуждают вопросы стратегии, не обсуждают важные темы и не координируют свои действия.

— Мы регулярно обсуждаем наши отношения с Россией, в которых делаем ставку на сдерживание и на оборону, но также на диалог. Это сильная позиция, поскольку мы приняли совместное решение, а в рамках Совета НАТО — Россия мы обсуждаем эти вопросы с Москвой. В течение многих месяцев мы обсуждали вопрос о нарушении Россией Договора о ракетах средней и меньшей дальности, а также о последствиях этих действий, мы обсуждаем вопрос о борьбе с терроризмом, а также о защите от угроз, исходящих из киберпространства. Об этих стратегических вопросах мы говорим каждый день.

— Но ведь это на самом деле проблема, когда президент большой страны и члена НАТО отвечает на вопрос о действии 5-й статьи о коллективной самообороне: «Я не знаю». Это должно вызывать озабоченность.

— Все 29 партнеров по НАТО твердо придерживаются положений статьи о коллективной самообороне Вашингтонского договора, в соответствии с которой нападение на одного члена альянса является нападением на всех союзников. Подобная приверженность существует не только на бумаге, мы видим ее в реальности. Последний боевой американский танк был выведен из Европы в 2013 году через порт Бремена. Но сегодня американцы вернулись с целой армейской бригадой, в составе которой очень много танков. Для меня не существует более сильного выражения союзнической солидарности. НАТО присутствует в Польше, а также на Балканах. И я хотел бы подчеркнуть то, в чем мы тоже едины: мы делаем это не для того, чтобы вести войны, а для того, чтобы предотвращать конфликты. НАТО обеспечивает мир.

— В Париже и в Брюсселе много говорят о «стратегической автономии».

— Это хорошо, что Евросоюз все больше занимается вопросами обороны. 90% граждан Евросоюза проживают в странах, которые являются членами НАТО. Я хочу, чтобы европейское единство укреплялось как можно больше, однако оно не может заменить трансатлантического единства. Европейский союз не способен защитить Европу, и тем более не сможет это сделать после выхода из него Великобритании, страны с самым большим оборонным бюджетом. После Брексита 80% военных расходов НАТО будут приходиться на те страны, которые не являются членами Евросоюза. Но речь идет не только о военных возможностях, но и о географии. Норвегия на севере столь же значима для безопасности в Северной Атлантике, как и Турция на юге — это важно для того, чтобы можно было реагировать на возникающие там вызовы. А Соединенные Штаты, Канада и в скором времени Великобритания — все они играют решающую роль в обеспечении безопасности Европы. И как раз сегодня нужно извлечь уроки из истории. Воссоединение Германии и Европы было бы невозможно без гарантий безопасности со стороны Соединенных Штатов и НАТО.

— В таком случае стратегическая автономия является ложным путем?

— Все по-разному интерпретируют этот термин. Я поддерживаю сотрудничество между членами Евросоюза — например, в том, что касается деятельности Европейского оборонного фонда (EDF), а также в том, что касается структурированной работы в рамках программы Постоянного структурированного сотрудничества по вопросам безопасности и обороны (Pesco). Однако не следует допускать дублирования или создавать препятствия для того, чтобы исключить партнеров по НАТО, не являющихся членами Евросоюза.

«Вопрос об угрозах стал еще более многоплановым и сложным»

— Берлин считает, что интервенция Турция на севере Сирии является нарушением международного права. Не подрывают ли подобные действия доверие к альянсу?

— Это еще один пример того, как партнеры по альянсу иногда расходятся во мнениях. Сразу же после начала этих действий я полетел в Стамбул и там высказал свои серьезные сомнения в беседе с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. В результате создавшейся напряженности возникает опасность ухудшения гуманитарной обстановки, повышается вероятность того, что пострадают больше людей, а прогресс в борьбе против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) от этого пострадает. Ситуация продолжает оставаться хрупкой. Внутри НАТО мы уже в течение многих лет обсуждаем ситуацию в Сирии. Мы едины в том, что НАТО должна оставаться в этом регионе, и делать это с помощью зенитно-ракетных установок в Турции, а также в Эгейском море, где мы помогаем реализовывать соглашение о беженцах, заключенное между Евросоюзом и Турцией. Все понимают, что не существует простого решения конфликта в Сирии, и это решение должно быть найдено на политическом пути с помощью ООН.

— Вы согласны с Аннегрет Крамп-Карренбауэр (министр обороны Германии — прим. ред.) в том, что Германия ведет себя слишком пассивно в вопросах обороны? На что вы надеетесь?

— Германия играет ведущую роль в НАТО. Это не только самая большая экономика Европы, но еще и сердце этого альянса. Я приветствую дополнительные усилия, а бундесвер уже занимает центральное место в наших миссиях в Афганистане и Косово, Германия играет главную роль в боевой группе (Battlegroup) в Литве, а также в настоящее время в программе «Острие копья» (Speerspitze).

— В таком случае министр обороны ошибается, и Германия совсем не проявляет излишнюю сдержанность?

— Меня радует то, что она выражает желание сделать еще больше. Угрозы стали многоплановыми и серьезными. Мы должны быть готовы к этому, и немецкий вклад приветствуется.

— В декабре вы будете отмечать 70-летний юбилей НАТО. Насколько сильны ваши опасение по поводу того, что американский президент может пропустить это мероприятие?

— Стиль Дональда Трампа отличается от стиля его предшественников, с которыми я вместе работал. Но он является президентом Соединенных Штатов, и я хочу повторить то, что уже сказал: НАТО состоит из 29 стран, и у каждой страны есть свое мнение. Однако мы сохраняем единство. Встреча в Лондоне будет хорошей, и, на мой взгляд, нужно садиться за стол переговоров именно тогда, когда есть противоречия, и их нужно обсуждать.

— Трамп много внимания уделяет Китаю, и об этом будет также идти речь на саммите в Лондоне. Не сближает ли страх перед Китаем союзников из Европы и Соединенные Штаты?

— Китай уже сегодня имеет второй по величине военный бюджет в мире, китайцы развернули большое количество ракет средней дальности, которые нарушали бы положения Договора о ракетах средней и меньшей дальности, если бы Пекин был его участником. С 2014 года Китай получил 80 новых кораблей и подводных лодок, что соответствует по количеству всему британскому военно-морскому флоту. Никто не хочет направлять солдат НАТО в район Южно-Китайского моря, однако мы должны осознавать, что Китай ведет себя все более активно: в Арктике, в Африке и в киберпространстве. В Соединенных Штатах многие обеспокоены тем, что экономика Китая скоро превзойдет по размеру их собственную. На это я даю такой ответ: Европа вместе с Соединенными Штатами составляют половину мировой экономики, и они имеют самые боеспособные вооруженные силы. Это мощный аргумент в пользу того, чтобы тесно сотрудничать с друзьями.

Франция. Евросоюз. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 11 ноября 2019 > № 3190749 Йенс Столтенберг


Франция. НАТО > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 ноября 2019 > № 3190723

Aydınlık (Турция): Макрона волнует не НАТО, а Турция

Автор анализирует интервью президента Франции Эммануэля Макрона британскому журналу The Economist, которое, по его мнению, вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Французский лидер высказал идею, что НАТО мертва, однако для Турции это уже давно свершившийся факт. Действительно ли Турция готова покинуть Альянс?

Али Рыза Ташделен (Ali Rıza Taşdelen), Aydinlik Gazetesi, Турция

Главы государств стран-членов НАТО встретятся в Лондоне для празднования 70-й годовщины основания Альянса. Интервью президента Франции Эммануэля Макрона британскому журналу «Экономист» (The Economist) вызвало эффект разорвавшейся

«Сейчас то, что мы наблюдаем, можно назвать смертью мозга НАТО», — заявил Макрон известному британскому изданию.

Слова Макрона мы можем обобщить следующим образом. США действуют сами по себе. Между США и странами-членами НАТО нет никакой скоординированности. В Сирии у нас есть общие интересы, но Турция, член НАТО, совершает агрессивные действия без согласования с нами. США бросили своих курдских союзников в Сирии и навредили НАТО. Эта агрессия Эрдогана нанесла большой ущерб НАТО.

«Президент США Трамп относится к НАТО как к коммерческой организации, которая им служит. Франция не для этого вступила в НАТО», — отмечает Макрон. Французский лидер говорит, что он не желает драматизировать ситуацию, и добавляет: «Если Европейский союз не станет независимым в военной сфере, не сможет ощущать себя стратегической силой и не откроет пути к стратегическому диалогу с Россией, он просто исчезнет в геополитическом отношении».

Интервью пространное, но приведенных фрагментов достаточно для того, чтобы понять, что французский лидер хотел сказать. Перед нами Запад, который теряет свое единство. Страны ЕС растерянны перед лицом новых мировых событий и явлений. Организация Объединенных Наций, Всемирная торговая организация, ядерные, климатические соглашения — список длинный, и НАТО — один из пунктов. Отныне ничто из этого списка не работает и не отвечает потребностям европейцев.

Макрон же не говорит о роспуске НАТО!

Канцлер Германии Меркель дала жесткий ответ на столь «радикальные» заявления Макрона о НАТО. Мекрель сказала, что она не согласна с Макроном в этом вопросе, и трансатлантическое партнерство является незаменимым для всех.

Макрон на самом деле не говорит о роспуске НАТО, он призывает защитить НАТО от США. То есть, с одной стороны, он выступает за создание независимого европейского военного потенциала, а с другой — как и Меркель, считает, что НАТО нужна им самим.

Основная проблема Макрона — Турция

Всего 20 дней назад один из советников бывшего президента Франции Франсуа Миттерана Жак Аттали, который считается наставником Макрона, приведшим французского лидера в Елисейский дворец, также заявил: «НАТО мертва». Почему? Потому что Турция, член НАТО, закупила С-400

у России и самостоятельно провела операцию «Источник мира» в Сирии. «Турция предприняла эту операцию без разрешения со стороны НАТО, — отметил Аттали. — В таком случае НАТО мертва».

Как видно, Макрон солидарен со своим наставником. Какова главная стратегия НАТО сегодня, есть ли она?— спрашивает Макрон. Французский лидер, говоря о Пятой статье Североатлантического договора, согласно которой вооруженное нападение на одну из стран-членов НАТО будет рассматриваться как нападение на всех членов, и жертве агрессии будет оказана помощь, отмечает: «Что мы будем делать с Пятой статьей завтра? Если Башар Асад попытается напасть на Турцию, мы примем меры? Вот вопрос, на который нужно дать ответ!»

Для нас НАТО уже потеряла всякий смысл. Мы знаем это. Но как насчет Макрона, проявляющего столь лицемерное отношение к Пятой статье? Как относиться к тому факту, что Макрон ставит такой вопрос, игнорируя вооруженные нападения на нашу страну у наших рубежей со стороны террористических организаций Рабочая партия Курдистана / Отряды народной самообороны, которых много лет, особенно в последние годы, они сами, то есть страны-участницы НАТО, подпитывали и вооружали?

Новый мир в пику Атлантике

Да, Франция стоит одной ногой в Азии, а другой — на атлантическом фронте. Макрон продолжает скользить из одной стороны в другую. Только вчера он вернулся из Китая. Слово «Россия» не сходит у него с языка.

С какими бы целями Макрон ни говорил это, он способствовал закреплению одного реального для нас факта: атлантический фронт вместе с НАТО и другими институтами распадается; если ЕС будет упорно держаться за этот фронт, то он сам претерпит распад. Вот об этом и говорит Макрон.

С другой стороны, европейцы, чтобы выстоять, обратили свои взоры на Азию, где рождается новый мир. Там — производство, экономическое развитие, равноправная конкуренция. Франции и Германии нужны будут Китай, Россия, Индия и даже Турция, которая стремительно откалывается от Атлантики и занимает почетное место в Азии. Объединившись со своими соседями, Турция принесет мир в наш регион и обязательно перейдет к производящей экономике.

Франция. НАТО > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 ноября 2019 > № 3190723


Франция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 ноября 2019 > № 3190361

Не станем каркать над «жилетами»

Не станем каркать, не будем предрекать, что они задохнутся. Лучше вот ещё раз поможем им, вспомнив их принципы.

Вот основные их принципы, я извлёк их из обращения жилетов к гражданам. Обращение называется «Как участвовать в движении и стать жёлтым жилетом»:

Желтым жилетом становятся, участвуя.

Каждый имеет право назваться жёлтым жилетом, общий пункт — желание стать политически взрослым и жить в подлинной демократии.

Первый шаг — не иметь страха носить жёлтый жилет, потом войти во вкус, и затем — гордиться жилетом.

Вы участвуете, становитесь жёлтым жилетом с момента, когда вы защищаете волю народа против агрессии правительства.

От вас требуется помочь открыть дискуссию с близкими, участвовать в манифестациях.

Необходимо мобилизовать себя в массе, чтобы продемонстрировать наше количество, нашу решимость.

Оставить принятие решений небольшой горстке персон, как сегодня, — позволить существовать всем несправедливостям: влиянию различных лобби, социальной несправедливости, деградациям публичного сектора и окружающей среды, и это только часть примеров.

Человек становится жёлтым жилетом, помогая восстановить подлинную демократию, и способов её восстановить — множество.

Бороться, информировать, федерироваться, приложить свою компетенцию. Манифестации — это важные моменты всеобщей коммуникации, но они — только часть айсберга.

Способ влиться в движение жилетов:

Не бойтесь войти в контакт с уже существующими группами рядом с вами, направляйтесь прямо на место сбора или отправляйте им свой мэсидж. Изъявите ваше желание поучаствовать в подлинной демократии, и вас хорошо встретят.

К ночи Yvan Hardoy прислал своё донесение.

Вот оно:

«Начали движение по маршруту около пяти километров, вышли от порта Clichy (я уже не раз объяснял, что «порты» Парижа — это старые въезды в город, ЭЛ), сбор был возле нового трибунала Парижа.

Наплыв участников был значительный по сравнению с прошедшей субботой, между 1000 и 2000 персон.

Среди знамён значительно преобладает национальный триколор, за ним следуют жёлтые штандарты жилетов французских провинций, Oise в частности.

За неделю перед первой годовщиной французский флаг преобладает таким образом и подавил все другие флаги. Не видно ни одного флага синдикатов (профсоюзов, ЭЛ), как бывало в прошлом.

Все сознания уже повёрнуты к 16 ноября и к воскресенью 17-го, когда исполнится год движению жилетов, поскольку первый акт начался 17 ноября 2018 года.

Священник тащит крест, сам он выглядит как Христос, но поверх шафрановой его рясы — жёлтый жилет.

Шествие происходит спокойно до самого конца, оформленное песнями и звуками тамбуров, окружённое силами правопорядка в пилотках.

Представлены организаторы предыдущих актов: Jean-Christophe Valentine, Faouzi Lellouche, Inda Bigot и другие, а также, но без жёлтого жилета, Jerome Rodriges, пытавшийся множество раз гальванизировать толпу.

Faouzi Lellouche декларирует, что профсоюзы должны призвать своих членов к участию в манифестации в следующую субботу и воскресенье, а если не сделают этого, то жилеты не присоединятся к общенациональной забастовке 5 декабря.

Для Жерома Родригеса итог движения жилетов год спустя жидок по результатам социальным и экономическим, но он принёс братство, желание борьбы и изменений, пробудил сознания. Но «Рим не строился в один день!»

В эту субботу случилось несколько эпизодов, скорее смешных, из таких — момент, когда антифа скандировали «Anticapitalist!», проходя мимо секс-шопов на бульваре Clichy.

Или когда жилеты затянули: «Работай, потребляй и заткни твою пасть!», проходя перед бутиками, которые держат шри-ланкийцы на бульваре de la Chapelle. По факту шри-ланкийцы не поняли мэсидж жилетов. Несколько африканских прохожих проявили, впрочем, солидарность.

Поскольку атмосфера располагала к спокойствию, множество участников манифестации обменивались идеями. Доминирующей была, если не сказать единственной, антилиберальная. Противник был представлен Эммануэлем Макроном, понятное дело.

Следующая суббота была множество раз упомянута. Для большинства это будет «ВСЁ ИЛИ НИЧЕГО». Следующая суббота будет поворотным пунктом, с её призывом по всей Франции.

В случае неуспеха это будет смерть движения.

Прибыв к конечному пункту манифестации, на place de la Bataille de Stalingrad (площадь Сталинградской битвы), несколько десятков жилетов остались на площади, чтобы продолжить дискутировать, перед тем как тихо разойтись.

Valentin декларировал СМИ, что после года движение продемонстрировало правительству, что нищета, социальная и экономическая, по-прежнему присутствует, и обвинил в этом мультинациональные корпорации, которые избегают уплаты налогов. Лицезрея это, добавил он, власть играет картами репрессий, лжи, и клеветы, чтобы уничтожить движение жёлтых жилетов. Согласно Valentin, мобилизация в следующий week-end будет очень значительной.

В это самое время многие сотни протестующих последовали в сторону набережной реки Луары, во всю длину бассейна de la Vilette, по направлению к парку de la Vilette. Этот путь был не перегорожен барьером полиции, полиция стремилась прежде всего помешать движению «диких манифестаций» в направлении вокзалов Восточного и Северного.

Кто-то всё-таки бросил клич «A la Gare de L'Est!» — «К Восточному вокзалу!». Его «дикие манифестанты» достигли посредством метро, на месте оказались многие сотни манифестантов, большинство без жёлтых жилетов. И заняли вокзал, скандируя «On est la!» («Мы тут!»).

Тогда силы правопорядка вмешались, окружили и вытолкали толпу к выходу на rue de 8 Mai 1945 года, перед вокзалом. Там их взяли в сачок. Но большая часть манифестантов оказались просто прохожими или туристами. Их удерживали некоторое время, потом каплю за каплей стали отпускать.

Вечер закончился, все назначили себе встречу на Акте LIII (53-м)».

Вот некоторые данные по крупным городам в субботу.

МОНПЕЛЬЕ:

Вышли от 600 до 700 человек. Кордон CRS окружил протестующих сразу утром, чтобы не допустить их к торговому центру Polygon и к префектуре полиции. Сразу же был применён слезоточивый газ.

12 арестованных, двое легко ранены.

Один из задержанных имел при себе пистолет калибра 8 мм.

СТРАСБУРГ:

Несколько сотен жилетов, в том числе жилеты из соседней Лотарингии. Манифестация проходила с петардами и дымовыми шашками.

Несли плакат «Жить, а не существовать, мы не оставляем борьбу!»

Слышны были крики «Революция!»

Якобы манифестанты кидали бутылки в полицию.

ТУЛУЗА:

Оценки количества участников разнятся значительно. От 300 до 700 человек. Манифестация была разогнана. Полицией были употреблены гранаты со слезоточивым газом.

БОРДО:

К манифестации жёлтых жилетов присоединились курды.

Лозунги «Эрдоган — убийца!», «Рожава будет жить!», «Рожава победит!» (Рожава — левая республика в Сирийском Курдистане, ЭЛ).

Часть курдов облачилась в жёлтые жилеты. Жилеты дружно скандировали «Erdogan — assasin!»

Общих данных о количестве участвовавших в субботу пока нет, уже традиционно нет.

Эдуард Лимонов

Франция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 ноября 2019 > № 3190361


Франция > Армия, полиция > ria.ru, 9 ноября 2019 > № 3189387

Специальный суд присяжных Парижа приговорил к десяти годам тюремного заключения выходца из Чечни, получившего французское гражданство 49-летего Хасанбека Турчаева, который обвинялся в том, что был "эмиром" группы джихадистов в Сирии в 2013 и 2014 годах, сообщает агентство Франс Пресс.

Турчаев, выросший в Грозном, приехал во Францию в 2002 году, получил политическое убежище, а в 2008 году был натурализован. Вместе с тем, начиная с 2005 года он был замечен французскими спецслужбами из-за его "религиозного экстремизма".

Как сообщает агентство, в 2013 году Турчаев из Страсбурга, в котором проживал, уехал в Сирию.

Сам подсудимый признал, что уехал в Сирию, где находился около трех месяцев в 2013 и 2014 годах. Однако он утверждал, что поехать в САР, чтобы найти своих братьев, а "не воевать", отмечает агентство. Тем не менее, обвинялся он в участии в боевых действиях и обучении других боевиков минированию. Турчаеву также были предъявлены обвинения в том, что он был "эмиром" джихадистской группировки.

Франция > Армия, полиция > ria.ru, 9 ноября 2019 > № 3189387


Франция. Польша. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 8 ноября 2019 > № 3192453

Французская Engie получила штраф за «Северный поток — 2»

Антимонопольный регулятор Польши UOKiK оштрафовал французскую нефтегазовую компанию Engie на 172 млн злотых ($44,7 млн) за отсутствие содействия по делу проекта строительства газопровода «Северный поток — 2». В сообщении регулятора не уточняется, оштрафовал ли он других участников газового проекта.

«Мы наложили на Engie Energy штраф в размере 172 млн злотых за постоянный и необоснованный отказ в отправке запрошенных документов. Дело касается разбирательств в отношении предприятий, ответственных за строительство газопровода «Северный поток — 2», — приводят «Вести.Экономика» выдержку из сообщения.

В мае антимонопольное ведомство Польши предъявило обвинения «Газпрому» и пяти партнерам по проекту «Северный поток — 2» — OMV, Wintershall, Shell, Uniper и Engie — в нарушении антимонопольного законодательства Польши из-за финансирования строительства «Северного потока — 2».

Проект «Северный поток — 2» вызывает противодействие со стороны США, которые утверждают, что газопровод усилит зависимость Европы от российского газа. США давят на страны Европы с целью затормозить проект. Однако накануне Дания, последняя из европейских стран, от которой требуется разрешение на прокладку газопровода по дну Балтийского моря, наконец-то выдала это разрешение.

Франция. Польша. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 8 ноября 2019 > № 3192453


Франция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 ноября 2019 > № 3189362

Откуда взялся и к кому обращен ультиматум Макрона?

Эммануэль Макрон, ученик ярого глобалиста Жака Аттали, вынесенный на политический Олимп Пятой республики из парижского Банка Ротшильда, продолжает марафон эпатажных заявлений. На этот раз, так и не разобравшись с проблемами собственной страны, он, явно примеряя на себя сюртук Наполеона, пытается советовать другим. И с глубокомысленным видом рассуждает о «сценариях развития России», выдавая этот полёт необузданной фантазии за некий интеллектуальный продукт, призванный закрепить за ним как роль «говорящей головы» Европейского союза, так и монополиста в диалоге с Москвой, формулирующего соответствующую повестку.

Прежде чем подвергнуть анализу содержательную часть этого интригующего выступления (всегда интересно узнать от других о себе нечто такое, чего сам не знал), обратим внимание на то, где оно прозвучало. Журнал The Economist, принадлежащий газете Financial Times и неким «независимым» инвесторам, по сведениям информированных западных источников, тесно связан с Лондонской школой экономики и политических исследований (ЛШЭ), основанной в 1895 году рядом членов Фабианского общества, созданного в 1884 году при участии британских левых интеллектуалов и спецслужб. Фабианство и Фабианское общество корнями уходят в чартистский тредюнионизм и представляют собой немарксистский социализм, приближённый к Лейбористской партии, в которой общество сегодня выполняет функцию аналитического центра, которой его наделил входивший в него Энтони Блэр. The Economist, журнал с английской привязкой и глобальными амбициями, созданный в 1843 году, по некоторым данным послужил интеллектуальной платформой для этих институтов. Карл Маркс не случайно называл его «европейским рупором финансовой аристократии», которая в его времена в ещё большей мере, чем сегодня, связывалась с кланом Ротшильдов. В XIX веке эта семья захватила прочный контроль над финансами пяти ведущих европейских стран — Британии, Франции, Австро-Венгрии, а также ведущих субъектов раздробленных тогда Германии (с центром во Франкфурте-на-Майне) и Италии. Так что, учитывая ротшильдовское политическое происхождение самого Макрона, вытекающее из его «трудовой биографии», необходимо, во-первых, констатировать, что подобное стремится к подобному, и заявление — не случайное, а изложенное в нём видение отражает взгляд не столько самого французского президента, сколько упомянутого олигархического клана.

Во-вторых, связка The Economist — фабианцы — ЛШЭ, сочетающая либерализм с лейборизмом, является «пилотным проектом» англосаксонской либерально-консервативной двухпартийности. А она управляет континентально-европейскими противоречиями и, в соответствии с элитарным британским принципом «блестящей изоляции», держит под контролем либерально-социалистическую двухпартийность Франции, Германии и других европейских стран через «глобальные партии» — Либеральный и Социалистический интернационалы, штаб-квартиры которых находятся в Лондоне. Одновременно этой связкой настырно пропагандируется западный набор глобализационных ценностей, который противопоставляется традиционному российскому и советскому началу. Поэтому нет никакого противоречия в том, что своеобразными персональными символами ЛШЭ, с которыми связывается её взлёт, одновременно считаются радикал-либерал Фридрих фон Хайек, условный социалист Джон Кейнс и ярый глобалист и антисоветчик Карл Поппер. По совместительству наставник молодого Джорджа Сороса и автор той самой концепции «открытого общества», существование которого обусловлено наличием у него «тоталитарных врагов».

Так что правильнее будет сказать, что это не Макрон «дал интервью» The Economist, а что ему настоятельно «порекомендовали» это сделать, указав примерную направленность российских сценариев, которые он и озвучил в качестве «говорящей головы». И последний штрих в этой преамбуле. Российская Высшая школа экономики (ВШЭ), как хорошо известно, в своё время лепилась по лекалам лондонской, поэтому заказчики макроновских откровений, надо полагать, просчитали дальше своего носа и подсуетились, чтобы брошенные ими зерна упали в России на «благодатную почву» и, будучи услышанными, проросли. Поэтому ждём-с соответствующих комментариев, первым из которых в МИД уже отметилась Мария Захарова, предсказуемо назвавшая их «разворотом в сторону здравого смысла». Как говорится, «свежо предание, а верится с трудом». Особенно на фоне предыдущего шумного заявления Макрона о «смерти мозга НАТО» ввиду турецкой операции в Сирии и кризиса координации внутри блока между Вашингтоном и европейскими столицами.

Что здесь имел в виду Макрон, точнее, что хотели через него донести его хозяева? Недостатки координации в НАТО между США и Европой — это камень в огород Дональда Трампа. И кому, как не французскому президенту, который давно фрондирует с американским, последнего троллить. А Реджеп Тайип Эрдоган «провинился» тем, что его военная операция ослабила на севере Турции позиции США, объективно, по принципу сообщающихся сосудов, усилив Россию. А это в планы коллективного Запада, алчущего скальпа Башара Асада и прежнего уровня координации с Вашингтоном, чтобы не тратиться на оборону самим, никак не входило. Если учесть, что Сорос объявил Трампу войну еще в конце 2016 года, сразу после его избрания, то надо полагать, что и нынешние манёвры на Капитолийском холме вокруг импичмента — дело рук именно Ротшильдов. Трампу они не угрожают, но ограничивают его в определенных шагах, что полностью укладывается в прокрустово ложе договоренностей, по слухам, достигнутых им с королевой во время июньского визита в Лондон. Белый дом прекращает расследование против связанного с демократами педофильского лобби, а взамен получает «зелёный свет» на второй срок. Вот почему вместо концептуальной борьбы с демократами как системой, Трамп ополчился против конкретного Байдена, который по уши коррумпирован, но, в отличие от четы Клинтонов, никак не связан с темой педофилии. Байдена, выдвинув кандидатом в президенты, ему просто отдали на откуп, попутно предупредив настоящих врагов действующего президента США, потрясая у них пальцем перед носом, о переходе от реальной внутренней борьбы на уничтожение к её имитации, тем менее результативной, чем более шумной. «И в процессе представленья создается впечатленье, что куклы пляшут сами по себе…».

То есть констатируем: некое подобие зыбкого консенсуса западных элит, достигнутое в июне на переговорах Елизаветы с Трампом, по-прежнему зиждется на антироссийской основе. И Макрон — такая же периферия этого «заказа», как и другой участник нормандского формата — Ангела Меркель. Но она не только «хромая утка» и сильно теряет в последнее время в политическом весе, но и враг Ротшильдов ещё с 2012 года, с памятного саммита ЕС, на котором, несмотря на витийства того же Сороса, отказалась взять континентальную Европу на немецкое содержание. Поэтому, несмотря на то, что по части антироссийской направленности и риторики Меркель даст Макрону сто очков вперёд, на роль «тарана» был избран именно французский президент. И интервьюеров ему подыскали соответствующих — закалённых, хорошо мотивированных теми же самыми олигархическими хозяевами.

Почему же с такой готовностью откликнулась на этот провокационный пас не столько из Парижа, сколько из Лондона, М. Захарова? Политкорректность по части готовности к диалогу с эпическими «партнерами» — лишь одна сторона этой медали. Есть и более глубокий мотив: существующий не только в либеральном, но и в консервативном секторе российской элиты запрос на замирение с Западом, которое после Крыма было сформулировано Алексеем Кудриным в виде тезиса о «смягчении геополитической напряжённости». Это то самое идеологическое западничество, которое Николай Данилевский именовал «европейничаньем», называя его «болезнью русской жизни». А также определенная стратегия определённого круга даже еще не российской, а части советской элиты, которая со времен Алексея Косыгина, благодаря его поддержке, вошла в контакт, а затем и в структуры Римского клуба, чтобы под видом «конвергенции» двинуться на Запад. Поэтому «аналитика» российских перспектив от Ротшильдов, которую они озвучили Макроном, адресована именно той части российского истеблишмента, в отношении которой покойный Збигнев Бжезинский предлагал нам задаться риторическим вопросом: «это ваша элита или уже наша?».

Теперь можем переходить к содержательному анализу этого ультиматума, на который не только ни одна марионетка сама, без отмашки сверху, никогда не решится, но и кукловод её за ниточку не дернет, если ему этого не скажет условный «режиссёр-постановщик». «До чего ж порой обидно, что хозяина не видно…». Сценарий первый. Восстановление статуса сверхдержавы с опорой на собственные силы, для которого, по мнению заказчиков интервью, нашей стране не хватает экономической мощи и численности населения. Месседж, который таким образом транслируется: ни-ни! Не вздумайте не только пробовать, но даже смотреть в эту сторону! Ибо этот сценарий отключает Россию от западной юрисдикции и выводит нашу страну из «мягкой» системы внешнего управления, которая внедряется путем подчинения стандартам международных конвенций. А они — от Парижского соглашения до норм информатизации — бездумно и безоглядно подписываются как раз последышами Римского клуба и именно в целях превращения России в «часть Запада».

Между тем с колокольни национальных интересов, этот сценарий — сложный, противоречивый, но упирающийся не столько в материальные факторы, сколько в общественную организацию, а также в её идеологическое наполнение. Советское экономическое чудо 30-х годов прошлого века, если обратиться к внутренним факторам, базировалось на фактическом восстановлении в ходе коллективизации той общины, которую разрушили столыпинские реформы. И доказано не только советским, но и китайским опытом, что при всех равных обстоятельствах обращение к коллективизму дает результаты, на порядок превышающие мотивацию, основанную на индивидуалистской меркантильности. Следовательно, «совет» Макрона и его хозяев — негодный и соответствует он не российским, а западным интересам, а также интересам специфической части российской элиты. А они заинтересованы в том, чтобы коллективистский советский опыт был надёжно похоронен и забыт.

Сценарий второй. Развитие России по евразийской модели, в которой нашу страну, по выкладкам ультиматума, «давно опередил Китай». Что это, как не сквозящая через строки озабоченность Запада растущим сближением Москвы и Пекина? И не призыв к компрадорским кругам внутри страны утроить усилия, чтобы не допустить настоящего разворота на Восток, поддерживая в определённой части общества антикитайскую паранойю? Учёт этого «совета» в практической стратегии обнуляет наши шансы на развитие, ибо затрагивает и другой срез — евразийскую интеграцию на постсоветском пространстве. Кто этого не осознает, давайте вспомним откровения Хиллари Клинтон, в тот момент ещё госсекретаря при первом сроке Барака Обамы. Она тогда высказалась в том смысле, что как бы ни называлось евразийское объединение, «затеваемое русскими» под видом ЕЭАС, «мы-де знаем, к чему это ведёт, и мы этого не допустим». Сценарий, переданный через Макрона его хозяевами, не что иное, как воспроизведение этой угрозы путём её новой актуализации. В чьих интересах, разве не понятно?

Ну и третий сценарий, расположенность к которому его авторы, транслирующие его через Макрона, не скрывают даже из приличия. «Сбалансированное сотрудничество» с Европой в расчёте на то, что линия Владимира Путина на противодействие расширению НАТО и его приближению к российским границам будет пересмотрена. Что это, как не отклик на кудринское предложение «снизить геополитическую напряжённость»? Путём капитуляции по Крыму, Донбассу и далее везде, как мы понимаем. Потому этот сценарий и рассматривается ими как предпочтительный, что он в их интересах. А на наши интересы, которые чем дальше, тем сильнее разводят нас с Европой, этим геополитическим аппендиксом Евразии и марионеткой Вашингтона и теневых кругов англосаксонского альянса с Ватиканом, им глубоко наплевать. Им, по крылатому выражению генерала Леонида Шебаршина, от России нужно только одно: чтобы её не было.

Не пройдет этот «пробный шар» у Макрона, другую марионетку из рукава вытащат, вложив ей ту же саму аргументацию. Торопиться им особо некуда, играют в долгую, хотя признаки дефицита времени все-таки уже начинают сказываться, увеличиваясь прямо пропорционально размерам американского долга, «погашаемого» уже одним лишь способом глобального дефолта. Ну что ж, «кукол снимут с нитки длинной, и засыпав нафталином, в виде тряпок сложат в сундуках…». А из сундуков достанут других кукол.

Ну, а в нашей стране эти «наводки» на «правильный» сценарий адресуются как раз тем кругам, которые в своем «европейничаньи», упакованном в формулу Европы «от Атлантики до Тихого океана», она же «либеральная империя» по Чубайсу, готовы на любые уступки. Лишь бы не альянс с Китаем, который видится им в кошмарном сне и альтернативу которому в своих собственных корпоративных интересах они усматривают в реализации ещё более откровенного, весьма популярного в этих кругах проекта «оси» Париж — Берлин — Москва. Однако в условиях существующих геополитических раскладов, подкреплённых раскладами в закрытых транснациональных субъектах Запада, куда они рвутся и просятся, эта «ось», не особо маскируясь, рассматривается проекцией другой «оси»: Вашингтон — Лондон — Берлин. И то, что на роль «ретранслятора» этих идей и интересов выбран именно Макрон, кроме всего прочего, говорит о том, что в этой формуле Берлин просто заменён Парижем. Наиболее вероятно, что до лучших времен, только и всего.

Владимир Павленко

Франция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 ноября 2019 > № 3189362


Франция. Польша. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 ноября 2019 > № 3189360

Макрон не видит Польшу в «Большой Европе» в отличие от Венгрии и России

Президент Франции Эммануэль Макрон дал программное интервью британскому журналу The Economist. В нем он среди прочего представил свое видение «Большой Европы», нарисовав три сценария для России.

Первые два сценария, по мнению французского президента, Москве не очень подходят. Один из них предполагает восстановление России как сверхдержавы самостоятельно, своими усилиями, но «это будет чрезвычайно сложно». Другой «путь, по которому могла бы пойти Россия, — евразийская модель». Однако она предполагает доминирование Китая, и, как говорит Макрон, «я не верю ни на секунду, что его (российского президента Владимира Путина — С. С.) стратегия — это быть вассалом Китая». Поэтому актуальной остается третий сценарий: партнерский проект с Европой. И здесь французский президент позволяет себе некоторую двусмысленность.

С одной стороны, он говорит о ценностях европейского проекта. Он подразумевает либеральную демократию, гуманизм, самыми большими угрозами которому сегодня являются «авторитарные режимы» и «политико-религиозные идеологии». Наша модель, замечает Макрон, «была построена в XVIII веке с эпохой Просвещения, рыночной экономикой, индивидуальной свободой, демократическим правлением и прогрессом среднего класса». В этом смысле он косвенно критикует Россию за ее приверженность «православному консервативному политическому проекту», считая его слабым. Например, он мешает Москве проводить эффективную миграционную политику, привлекая мусульманское население, что могло бы стать для нее серьезным «рычагом роста».

Однако, с другой стороны, Макрон заявляет, что у него «была очень долгая дискуссия» с венгерским премьер-министром Виктором Орбаном, который «достаточно близок нашим взглядам и играет ключевую интеллектуальную и политическую роль в Вышеградской группе, что немаловажно». Между тем Будапешт сам привержен консервативной модели, активно протестует против попыток привлечения мигрантов в Европу, наконец, разыгрывает религиозную карту, в первую очередь связывая ее с сохранением присутствия христиан на Ближнем Востоке, во вторую, держа в уме европейский фактор. А президент Франции одновременно фактически противопоставляет Венгрию амбициозной Польше, в том числе считая ошибочным политический негатив Варшавы в отношении России.

Связано это с его концепцией восстановления военного суверенитета Европы. Макрон заявляет о «смерти мозга НАТО», невозможности «координации в принятии стратегических решений между США и их союзниками по альянсу». Отсюда две важные вещи на военном и стратегическом уровне. Во-первых, европейская оборона — Европа «должна стать автономной с точки зрения военной стратегии и потенциала». А, во-вторых, «нам нужно возобновить стратегический диалог, без наивности и требующий времени, с Россией», учитывая, что «нам нужно переосмыслить нашу политику соседства, мы не можем позволить, чтобы ею управляли третьи стороны, которые не разделяют тех же интересов». И сделать это требуется, несмотря на подозрительность Польши и других стран, которые «одно время находились под властью Советов».

Понятно, что интервью Макрона, по замечанию польской газеты Rzeczpospolita, Варшаву «должно шокировать». Президент Франции не в первый раз публично критикует Польшу. Но до сих пор Париж ограничивал себя рамками повестки Европейского союза, точнее, ее стран-локомотивов. Прежде всего, Варшаве ставили в вину «потребительское отношение» к ЕС, желание получать средства из европейских фондов, пользоваться благами Союза, но отказываться принимать мигрантов из Северной Африки и Ближнего Востока. Потом к этому добавились обвинения в нарушении принципов верховенства права, преследовании судей. Сейчас всё гораздо серьезней, поскольку Макрон бьет по главному — уходу поляков после распада советского блока под «американский зонтик».

Это означает, что последние многомиллиардные закупки правительством польской правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) американского вооружения, траты на расширение присутствия американского военного контингента на территории Польши с точки зрения Франции являются бессмысленными и в чем-то даже вредными, ведь система европейской безопасности и обороны должна быть суверенной и автономной. Деньги должны оставаться дома, намекает Макрон. Соответственно, Варшава уже не может ограничиться тем, что не будет давать поводов для «нападок» Парижа, провоцируя «ненужные споры о судах» или «кампании против беженцев, сексуальных меньшинств». Ее ставят перед стратегическим выбором — или Европа, или США.

Некоторые польские аналитики в этой ситуации рассчитывают на то, что задор Макрона сможет остудить Берлин. «К счастью, энтузиазм в отношении его замыслов не показывает канцлер Германии Ангела Меркель, — считает один из польских экспертов по внешней политике, — которая прямо и открыто критикует президента Франции. Польша должна стремиться улучшить отношения с Берлином, а также с Парижем. В последнем случае, чтобы более успешно блокировать его идеи и, когда это необходимо, навредить ему». Но кто окажется в Европе союзником поляков в битве за Берлин в ситуации, когда, как говорит Макрон, американская политика за последние 10 лет изменилась, и дело не только в администрации Дональда Трампа, ведь еще Барак Обама заявлял, что он «президент Азиатско-Тихоокеанского региона»?

Станислав Стремидловский

Франция. Польша. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 ноября 2019 > № 3189360


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2019 > № 3187363

Valeurs actuelles (Франция): «французский ислам» — плохой ответ Макрона на проблему коммунитаризма

Идея о формировании французского ислама прочно укрепилась на вершине исполнительной власти. Политолог Малика Сорель-Сюттер осуждает слишком частое потворство мусульманской религии со стороны властей и считает, что этот проект приведет лишь к усилению коммунитаризма.

Малика Сорель-Сюттер (Malika Sorel-Sutter), Valeurs Actuelles, Франция

Слова президента Макрона были однозначными: «Когда мы учим детей, нужно, чтобы вокруг не было открытой религиозной символики». Проблема проста: либо школьные поездки нацелены на «учебу» и, следовательно, должны быть свободны от религиозной символики, либо они никоим образом не относятся к ней.

Последние 30 лет давление только усиливается

Но упирается ли все исключительно в вопрос светского общества? «Женское тело — настоящая идея фикс для некоторых мусульман, как шиитов, так и суннитов, — заявил Тахар бен Желлун в эфире "France culture". — Именно поэтому они хотят, чтобы женское тело никак не проявляло себя, не раскрывалось, не было свободным. И его скрывают». В 1954 году первое требование «Братьев-мусульман» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.) к Гамалю Абделю Насеру было заставить женщин носить вуаль. Нечто немыслимое для прогрессивно настроенного Насера! Эммануэль Макрон задает следующий вопрос: «Почему вуаль вызывает у нас чувство незащищенности? Потому что она не соответствует принятым у нас в стране приличиям. То есть, отношениям между мужчинами и женщинами в нашей стране. Мы крепко держимся за равенство между мужчиной и женщиной, что тесно переплетается с республиканским и даже революционным духом». Проблема сокрытия женщин за вуалью — вовсе не мелочь, если судить по тому, что она обрисовывает связанный с ней общественный и этический проект.

Последние 30 лет давление с целью продавить ношение вуали становится только сильнее. В докладе «Французский ислам возможен» для Института Монтеня Хаким Эль Каруви (он провел исследование совместно с Французским институтом общественного мнения) отмечает, что это поддерживают 65% французских мусульман и что 29% респондентов ставят исламский закон (шариат) выше законов Республики. Несмотря на такой вывод, доклад предлагает план, который писатель Буалем Сансаль назвал опасным во время выступления в Фонде Варенн в декабре 2016 года: «Когда я прочитал это, то увидел совершенно обратное, понял, что план представляет собой жесточайшую программу арабизации и исламизации, не оставляет никакой возможности дать задний ход в том случае, если на его счет возникнут сожаления. Он как две капли воды похож на план арабизации и исламизации, который реализовали алжирские власти в стране в 1980-х годах под давлением Саудовской Аравии, и может быстро превратить нас в попугаев ваххабизма и салафизма».

Мусульманский мир живет ностальгией по временам зенита своей силы. Этот золотой век — его главная гордость, а у гордости есть структурирующая сила. Те, кто отказались о гордости и преклоняют колено, не достойны никакого уважения. В частности, это касается Запада, который был втянут в покаяние и самобичевание собственной элитой, а сейчас ведет бурные споры о том, следует ли принимать обратно джихадистов. Мы все еще продолжаем расплачиваться за это столкновение восприятий.

На фоне дебатов по интеграции в Национальном собрании Кристоф Кастанер признал, что «за последние годы мы потерпели неудачу с интеграцией». На протяжение последних десятилетий государство (а не Франция и не Республика) без конца создавало препятствия для интеграции или даже отталкивала от нее: огромные миграционные потоки с усилением давления на людей и укоренением старых нравов и культуры, снятие ответственности с семей, неразумные поблажки, позитивная дискриминация по происхождению в стране, где принцип равенства был утвержден революцией. Государство дошло до введения исламских финансов, как отмечается даже на правительственном портале «Экономика, финансы и государственные средства»: «Отвечающие принципам шариата исламские финансы получают налоговые льготы во Франции с 2008 года». Из-за множества ошибок нашей правящей элиты сегодня часть потомков иммигрантов искренне не понимают того, в чем их упрекают, и страдают от этого. Исследования социолога Эвелин Рибер наглядно продемонстрировали, что для молодых иммигрантов французский паспорт не обязательно представляет собой часть их идентичности. Кто виноват в том, что часть истин так и не была озвучена?

Со времен министра внутренних дел Пьера Жокса власти одержимы идеей об организации, финансировании и структурировании ислама во Франции. Каков их проект? Создать некую новую власть, нечто вроде верховного имама, который должен говорить от лица единого сообщества при том, что на самом деле нужно сформировать условия для развития личной свободы. В результате власти лишь способствуют коммунитаризму в обществе и однажды пожалеют об этом. Что можно сделать перед лицом такой непоследовательности?

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2019 > № 3187363


Франция. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 8 ноября 2019 > № 3187357

Страна (Украина): перевозят нелегалов, торгуют наркотиками, грабят квартиры. Чем занимаются в ЕС «украинские банды», о которых говорил Макрон

На прошлой неделе большой скандал вызвало заявление президента Франции Эммануэля Макрона по поводу украинских нелегальных мигрантов во Франции. «Я отдаю предпочтение легальным иммигрантам из Гвинеи и Кот-д'Ивуара в сравнении с нелегальными украинскими и болгарскими сетями», - заявил он. На Украине обиделись.

Александр Харченко, Страна.ua, Украина

На прошлой неделе большой скандал вызвало заявление президента Франции Эммануэля Макрона по поводу украинских нелегальных мигрантов во Франции.

«Я отдаю предпочтение легальным иммигрантам из Гвинеи и Кот-д'Ивуара в сравнении с нелегальными украинскими и болгарскими сетями», — заявил он в интервью журналу Valeurs Actuelles. Причем некоторые перевели слово «сети» в смысле «банды».

На Украине обиделись, и посол Франции был даже вызван в МИД нашей страны.

В тоже время, как выяснила «Страна» заявление Макрона прозвучало не на пустом месте. Во Франции в частности и в странах Западной Европы вообще становится все больше нелегальных мигрантов с Украины. Причем «крышуют» их действительно криминальные группировки. Подробности в нашей статье.

Сигареты, наркотики, оружие

За последние два года после введения для украинцев безвиза в Европе, по отчетам французской полиции, вырос трафик нелегалов, сигарет, наркотиков и оружия.

«Увеличился поток украинских нелегалов и украинцев, которые сами тайно перевозят своих соотечественников. Например, во Франции недавно прогремел случай, когда осудили группу из 18 украинских яхтсменов за перевозку мигрантов. Украинцы получили от 2 до 8 лет. Они незаконно доставляли людей, в основном, тоже украинцев, в Великобританию, брали по 3 тысячи евро с человека. Всего перевезли около полутора сотни человек. И это лишь один пример. Таких перевозчиков родом с Украины ловят все чаще. Занимаются украинцы также контрабандой сигарет и наркотиков. Кроме украинцев, много преступников-болгар и румын. Все это беспокоит правительство Франции, полиция готовится к массовым рейдам против нелегалов с Украины, Болгарии и Румынии. Причем криминальных элементов с Украины стало больше последние два года, после того как украинцы получили безвиз», — рассказал «Стране» французский журналист Виктор Фортунато.

Французско-украинский предприниматель Омар Арфуш в разговоре со «Страной» подтвердил, что во Франции обострилась проблема украинских нелегалов.

«Во Франции очень большой трафик украинцев, которые незаконно живут и работают. Есть люди, которые привозят из во Францию, находят для них работу на черном рынке и получают с этого процент. Раньше, лет десять назад, такими нелегалами были поляки, сейчас говорят об украинцах», — говорит Арфуш.

Только в Парижском регионе (Иль де Фрранс), по данным французско-украинской ассоциации, проживает около 40 тысяч украинцев — легально и нет.

«Цифра колеблется в зависимости от наплыва людей на нелегальные сезонные работы по биометрии. Официально же на консульском учете по всей Франции не наберется и 10 тысяч украинцев», — говорят в ассоциации.

Приехавшие нелегально украинки устраиваются во Франции в основном нянями, уборщицами за 8 евро в час, мужчины идут на стройки, где получают в среднем 50 евро в день. Трудятся также парикмахерами, маникюршами

Грабят квартиры и угоняют машины в Германии

Но есть и те украинцы, которые нарушают закон, и не только во Франции, но и в других странах ЕС, например, в Германии.

«В основном они грабят квартиры и угоняют машины. Раскрываемость близка к нулю. Очень активны грузинская и чеченская мафия, бандиты из Румынии. Немецкому государству и полиции они создают кучу проблем. Причем в Германии есть и собственная мафия — арабские кланы. В последние годы правительство объявило им войну. Как можно хорошо относиться к нациям, представители которых массово приезжают грабить твою страну, пользуясь безвизом или отсутствием границ?» — сказал «Стране» источник в немецких правоохранительных структурах.

Совершают преступления наши и в Италии. Один из самых резонансных случаев произошел ровно год назад в метро Рима, где двое украинских хулиганов-расистов в ночь на Хэллоуин избили индийца и защищавшую его украинку.

Ставшее вирусным в Facebook видео со стычкой в подземке Рима набрало 2,5 миллиона просмотров.

«Йди на вулицю, бангладеш ***, я фашист ***, я тебе ***. Що ти мені тут махаєш, ***», — отчетливо слышно на видео. Затем один из хулиганов взял юношу за одежду, а через несколько мгновений ударил его.

Есть и другое мнение — что «украинских банд» в Европе не существует, а есть лишь выходцы с Украины, которые действуют в международных мафиозных структурах, занимающихся распространением наркотиков, проституцией, переброской нелегальных мигрантов, контрабандой оружия и взрывчатых веществ.

«Организованы эти банды не украинцами. В мире нет украинской мафии, подобной итальянской, чеченской или арабской», — говорит эксперт по странам Западной Европы Евгения Комарова.

«Каждую неделю ловят украинские банды»

В то же время наши соотечественники, которые легально живут и работают во Франции, подтверждают, что в страну хлынул криминал с Украины.

Любовь Боднарчук, руководитель французско-украинской ассоциации «АРТ культура и креативность», говорит, что во Францию приезжает много «трехмесячных гастролеры» с Украины (по безвизу в Европе можно находиться 3 месяца). И это, по ее словам, портит имидж всех других украинцев во Франции и государства в целом.

Правда, Арфуш не считает, что «украинские банды» влияют на имидж Украины.

«Макрону просто нужно было привести примеры», — говорит он.

Однако есть информация, что речь не просто о нелегалах, а о преступных группировках.

«К сожалению это правда, знакомый полицейский рассказывает, что каждую неделю ловят украинские банды, и их много. Они занимаются, в частности, контрабандой сигарет и наркотиков», — говорит Оксана Петрина, живущая в Париже уроженка Каменца-Подольского.

«Действительно, за последний год во Франции возбудили кучу уголовных дел против украинцев — за связь с чеченскими преступными группировками, за незаконный трафик сигарет и даже за убийства. Это информация из достоверных источников: главного отдела криминальной полиции во Франции. Приезжают такие „гастролеры", чтобы деньги лопатой грести, потому что законов французских они не уважают. Полагают, что по безвизу можно себя вести в Париже, как в украинском селе под клубом: сила есть — ума не надо. Думают, что им можно нарушать закон: драться на улицах и решать проблемы, как на Украине. Решалово, оно везде решалово. Макрону надоело все это терпеть. Раньше такого не было. Я не против нелегалов, я против беспорядков. Такое впечатление, что лихие 90-е скоро проявят себя в Париже в виде украинцев по безвизу», — возмущается поведением земляков Боднарчук.

Легально во Франции остаться непросто

В то же время, по ее словам, легально зацепиться во Франции непросто, в отличие, например, от Италии или Испании. Поэтому для заробитчан это не очень популярная страна.

«Во Франции практически невозможно открыть банковский счет иностранцу-нерезиденту (в том числе по биометрии). Практически невозможно трудоустроиться, так как Франция, в отличие от других европейских стран, кроме права на нахождение на ее территории, выдает еще и отдельное право на работу. Без права на работу ни одна фирма, зарегистрированная на территории Франции, не имеет права вас трудоустроить, кроме некоторых редких исключений, а также случаев декларирования домашнего персонала отдельными физическими лицами — резидентами Франции: уборка, помощь у дома, в саду. В Европе уже несколько лет усилен контроль по отмыванию средств. Во Франции с этим особенно строго. Поэтому французы не очень любят платить за работу наличными, а предпочитают чеки или безналичный пересчет денег. Часто перед „гастарбайтерами" возникает вопрос: что делать с полученными чеками? Без наличия у них банковского счета во Франции, им придется просить кого-то помочь им за материальное вознаграждение получить из банка заработанные ими деньги», — рассказывает Боднарчук на странице Прогрессивные украинцы во Франции в Facebook.

Для тех, кто во Франции просрочил биометрию и остался нелегально, после трех месяцев разрешается подавать досье на АМЕ — медицинскую помощь нелегалу. Но для того, чтобы ее получить, нужно иметь местную прописку, говорит Боднарчук. А без официальной работы на долгосрочный контракт практически невозможно официально снять жилье от агентства. Человеку по биометрии или нелегалу не положено никакой социальной помощи от Франции.

Макрон обещает сильно урезать медпомощь АМЕ и в целом усилить борьбу с нелегалами.

«Моя цель — это выдворить из страны людей, которым здесь нечего делать», — сказал он в интервью.

Пока же во Франции проверки документов устраивают не так часто, как, например, в Германии или Бельгии. Французская полиция не может депортировать просто так, а задерживает на более чем 48 часов разве что в случае грубого нарушения закона. Чем и пользуются нелегалы. Теперь же Макрон обещает как можно быстрее депортировать нарушителей законов.

Плохие новости и для легальных работников. Правительство Макрона хочет сократить государственные расходы за счет уменьшения эмигрантов во Франции и выплат на их содержание и лечение. В частности, планируется ужесточить квоты на профессии.

Сегодня комиссия министров Франции как раз рассматривает вопросы эмигрантов — хотят изменить законодательство и усложнить процессы легализации иностранцев во Франции.

Заберут ли безвиз

В то же время в экспертной среде грядущее ужесточение миграционной политики во Франции связывают с попытками Макрона подыграть правому электорату.

«Партия Макрона теряет популярность и уступила на выборах в Европарламент ультраправому „Национальному фронту" Ле Пен. К тому же, есть риск возрождения протестов „желтых жилетов". В октябре состоялись дебаты по вопросам иммиграции, а правые, как известно, укрепляются на волне обещаний бороться с потоком нелегалов, которые захлестнули Европу. Издание Valeurs Actuelles, которому дал интервью Макрон, близко к правым, отсюда его резкие высказывания об украинских и болгарских бандах. Нельзя также исключать фактора сближения с Россией», — сказал «Стране» французский политолог Доминик Рейни.

Тем не менее, есть мнение, что рост числа украинских нелегалов в Европе, и особенно после заявления Макрона об «украинских бандах», может привести к потере безвиза.

Год назад об этом намекала Еврокомиссия, которая в своем отчете пропесочила Украину за частые отказы во въезде в ЕС, контрабанду и за недостаточную борьбу с коррупцией.

По отказам во въезде звучат серьезные претензии. За минувший год, по статистике Еврокомиссии, в Европу не пустили больше 57 тысяч украинцев из-за нехватки документов или денег. Это на 20 тысяч больше, чем годом ранее.

Только по этому параметру мы приближаемся к критической точке, ведь рост этого показателя на 50% является формальным критерием, основываясь на котором Еврокомиссия или страна — член ЕС могут запустить механизм приостановления безвизовых режимов.

Эксперт Руслан Бортник не верит, что в ближайшее время у нас отберут безвиз.

«Ведь Западу важно удержать Украину в противостоянии с Россией», — говорит нам Бортник.

Наши источники в Еврокомиссии все же не исключают, что безвиз у нас рано или поздно могут все-таки забрать — если коррупция не прекратится, а в Европу с Украины продолжится поток нелегалов и контрабанды.

«По законодательству ЕС, безвиз могут приостановить, если Украина не выполняет требований, под которые его дали. А это в первую очередь — создание антикоррупционных органов и прогресс в реформах», — сказал «Стране» источник в Еврокомиссии в Брюсселе.

Правда, как считает источник, в решении Брюсселя большую роль будет играть геополитический фактор.

«Если политическая целесообразность поменяется, то шансы Украины сберечь безвиз могут уменьшиться. А в этой целесообразности не последнюю роль сыграет заинтересованность Германии, лидера ЕС, в строительстве с Россией „Северного потока-2" и смягчение политики по отношению к Москве. Украинский вопрос таким образом отойдет на второй план, а все нарушения, в том числе и по безвизу, могут рассматриваться строже», — говорит источник.

Франция. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 8 ноября 2019 > № 3187357


Франция. Россия. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 8 ноября 2019 > № 3187339

Wprost (Польша): Макрон — полезный идиот Кремля

Недавние слова Макрона о состоянии НАТО выставляют его в образе полезного идиота Кремля, считает автор. Макрон пытается компенсировать недостаток силы громкими заявлениями. Самостоятельно Европа защитить себя не сможет, но Макрон показывает, что ему больше нравится полковник Путин, чем грубиян Трамп.

Якуб Мельник (Jakub Mielnik), Wprost, Польша

Эммануэль Макрон объявил, что у НАТО наступила смерть мозга, а союзники вряд ли придут друг другу на помощь в случае нападения извне. Французский президент также завел свою старую песню о том, что Европа больше не может рассчитывать на США, и ей следует самой позаботиться о своей военной безопасности.

Это смелое заявление для представителя Европы, которая в послевоенный период не сумела в одиночку справиться ни с одним из конфликтов: в годы холодной войны система безопасности старого континента, в том числе Франции, опиралась на США, а после краха коммунизма европейцы во главе с французами тоже оказались бессильны перед множащимися проблемами. Дипломатическая беспомощность и нерешительность в военной сфере стали основными причинами вспышки кровавой войны в Югославии в 1990-е годы, которую удалось остановить лишь после вмешательства американцев (чтобы европейские союзники могли сохранить лицо, оно осуществлялось под вывеской НАТО).

Бессилие Евросоюз продемонстрировал и после российского нападения на Грузию. Мы все помним, сколько раз предшественник Макрона Николя Саркози летал в Москву и терпел унижения от Путина, насмехавшегося над амбициями Франции выступить переговорщиком в споре империи с ее давней колонией. То, что американцы под руководством Барака Обамы, получившего авансом Нобелевскую премию мира, тоже ничего не сделали, французов ничуть не извиняет. Как оказалось позже, все это было лишь прелюдией к нападению на Украину, гораздо более важное для России государство со стратегической точки зрения. Французская и немецкая дипломатия мало чем смогли помочь стремящимся сблизиться с ЕС украинцам. Остудить пыл Путина в Донбассе удалось только тогда, когда американцы начали оказывать Киеву военную поддержку.

Европа вела себя пассивно и в отношении сирийской войны, хотя как раз Франция наряду с США и Великобританией была одной из немногих стран, пытавшихся играть в Сирии активную роль, пока там не появились россияне. Возможно, дело было во французском колониальном прошлом этой страны, и, возможно, именно из-за него Макрона так обидело, что американцы вывели свои силы, не посоветовавшись с ним. Впрочем, он говорит обо всем этом прямо в интервью изданию «Экономист», где появились и остальные упоминавшиеся выше тезисы.

Оставим, однако, эти жалобы Макрона, ведущего себя, словно позер, которому не удается играть в международной политике такую важную роль, какую ему бы хотелось. Как каждый позер он распускает хвост, чтобы отвлечь внимание от собственных серьезных недостатков, так что дадим ему шанс выплакаться на публике. Однако если лидер европейской ядерной державы провозглашает смерть НАТО и заявляет, что он не верит в союзническую поддержку со стороны партнеров, значит, он сам не собирается никому помогать, ведь Франции не угрожает военное нападение. Между тем для восточного фланга Альянса, то есть Польши, Литвы, Латвии, Эстонии или Румынии, такая угроза вполне реальна.

В заявлении об угасании НАТО, возможно, нет ничего удивительного: мы давно знаем, что жизнь в этой организации поддерживает лишь энергия США и Великобритании, а также энтузиазм новых членов, которые, как Польша, не имеют возможности быть слишком разборчивыми в выборе союзников. Однако непосредственные разговоры об этом, призванные показать всему миру, что французского позера (впрочем, не первого в истории) не устраивает американская политика, вряд ли понравятся даже Берлину, где США обожают тоже исключительно напоказ. Не то чтобы янки было за что особенно любить: на европейском континенте Вашингтон проводит в первую очередь свои узкие интересы, но все же в последние двадцатилетия они совпадали с интересами демократической Европы, и той это было выгодно. Может быть, даже слишком выгодно, так что Трамп в характерном для себя стиле заокеанского неотесанного простака решил это изменить и начал лупить европейцев, как боксерскую грушу, при каждом удобном случае.

Макрон отметает блага союза с США и предлагает Евросоюзу взамен защищаться самому. Это прекрасная идея, но даже самые преданные делу ее продвижения брюссельские чиновники понимают, что когда европейский военный союз, существующий не первый год лишь на бумаге, понадобится опробовать на практике, все равно придется в панике звонить в Пентагон.

Заявления Макрона — это не просто глупость, а ошибка. Таким выражением пользовался классик дипломатии Талейран, которого разбиравшийся в военном искусстве Наполеон Бонапарт не без причины называл «дерьмом в шелковых чулках». Современные французские позеры уже (по крайней мере, на публике) не носят шелковых чулок, но грешат глупостью. Раньше глупости по заказу Кремля производили полезные идиоты. Возможно, Макрон, которому, по всей видимости, гораздо больше нравится полковник Путин, чем грубый янки Трамп, считает делом чести культивирование этой известной и любимой во Франции традиции.

Франция. Россия. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 8 ноября 2019 > № 3187339


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2019 > № 3187334 Эмманюэль Макрон

The Economist (Великобритания): Эмманюэль Макрон своими словами

Полное интервью Эмманюэля Макрона британскому изданию Economist. Президент Франции говорит о смерти НАТО, размышляет о судьбе Европы и возобновлении диалога между Евросоюзом и Кремлем, рассуждает о развитии России и рассматривает три вероятных сценария ее эволюции.

Полное интервью Эмманюэля Макрона британскому изданию Economist.

The Economist, Великобритания

Примечание редактора: интервью было взято в Елисейском дворце 21 октября. Расшифровка была немного отредактирована для внесения большей ясности.

«Экономист»: Мы все были поражены Вашей мрачной речью, обращенной к послам. Вы начали в почти экзистенциальном тоне, говоря о будущем Европы, и речь шла о возможности исчезновения Европы. Не драматизируете ли Вы ситуацию? Почему у Вас сложилось столь мрачное видение будущего Европы?

Эмманюэль Макрон: Я не считаю, что я все драматизирую, я стараюсь трезво смотреть на вещи, но вы только взгляните на то, что происходит в мире. Это было немыслимо еще пять лет назад. То, что мы тратим силы на Брексит; то, что Европа с трудом ищет направление дальнейшего развития; то, что наш американский союзник так стремительно отворачивается от нас в стратегических вопросах, — никто бы не поверил в то, что такое возможно. В сущности, как возникла Европа? Я пытаюсь смотреть в лицо действительности. Я лично считаю, что Европа — это чудо. Этот континент является крупнейшим географическим средоточием культурного и языкового разнообразия. И именно это было причиной того, что в течение почти двух тысячелетий Европу постоянно сотрясали гражданские войны. А за последние 70 лет произошло небольшое геополитическое, историческое и цивилизационное чудо: это политическое уравнение без гегемонии, благодаря которому достигается мир. И это связано с тем, что Европе пришлось пережить самую страшную войну, самую жестокую в своей истории, и, я бы сказал, что она оказалась в 20-м веке в самом бедственном положении.

Европа была построена на понимании, что мы объединим два элемента, за которые мы воевали: уголь и сталь. Тогда она выстроилась как сообщество, являвшееся не просто рынком, а политическим проектом. Но сегодня существует ряд явлений, которые подталкивают нас к краю пропасти. Во-первых, Европа утратила нить своей истории. Европа забыла, что она является сообществом, постепенно превращаясь в рынок, конечной целью которого является экспансия. Это глубокая ошибка, потому что она привела к сокращению политического спектра европейского проекта, начиная с 1990-х годов. Рынок не является сообществом. Сообщество сильнее: оно подразумевает элементы солидарности, определенного единства, которое мы утратили, и политической мысли.

Далее, в сущности, Европа строилась как «младший партнер» Америки. Это и была цель Плана Маршалла с самого начала. И это прекрасно уживалось с доброй волей по отношению к нам со стороны Соединенных Штатов, выступавших в роли конечного гаранта системы и баланса ценностей, основанных на сохранении мира во всем мире и гегемонии западных ценностей. Это имело свою цену, которой стала организация НАТО и поддержка Европейского союза. Однако за последние десять лет произошли изменения, и дело не только в администрации Трампа. Нужно проанализировать то, что происходит на глубинном уровне в Соединенных Штатах. Это теоретическая идея президента Обамы: «Я тихоокеанский президент».

Таким образом, Соединенные Штаты стали смотреть в другую сторону, что в то же время было весьма умно с их точки зрения на тот момент: они присматривались к Китаю и американскому континенту в целом. Президент Обама тогда представил это в виде теории геополитической стратегии торговых блоков, подписал договоры и покинул Ближний Восток, заявив: «Это уже не моя политика соседских отношений». Однако в дальнейшем это создало трудности и привело к ослаблению: в этом суть кризиса 2013-2014 годов, невмешательство при использовании химического оружия в Сирии уже знаменует первый этап распада западного блока, потому что именно в этот момент сверхдержавы региона сказали себе: «Запад слаб». То, что началось подспудно уже тогда, со всей очевидностью проявилось в последние годы.

— И именно это и изменило отношения между Европой и Соединенными Штатами?

— Соединенные Штаты остаются нашим важным партнером, мы нуждаемся в нем, мы сохраняем близость и разделяем одни и те же ценности. Я очень ценю эти отношения и внес существенный вклад в них вместе с президентом Трампом. Но мы впервые столкнулись с президентом Соединенных Штатов, который не разделяет нашу идею европейского проекта, и с американской политикой, которая расходится с этим проектом. Мы должны извлекать выводы из последствий. Последствия мы сейчас наблюдаем в Сирии: гарант последней инстанции, щит, благодаря которому Европа стала сильнее, уже не поддерживает прежних отношений с Европой. Вот почему наша оборона, наша безопасность, элементы нашего суверенитета должны быть как следует продуманы. Я не дожидался для этого событий в Сирии. Как только я вступил в свою должность, я настаивал на увеличении военного и технологического суверенитета Европы.

Таким образом Европа постепенно начинает терять направление, в котором движется, а во-вторых, происходит перемена американской стратегии; в-третьих, изменение соотношения сил в мире происходит попутно с развитием в последние 15 лет Китая как державы, создающей риск биполяризации в мире и явной маргинализации Европы. И к этому риску возникновения «Большой двойки», состоящей из Соединенных Штатов и Китая, следует добавить возвращение авторитарных держав, находящихся по соседству с Европой, а это тоже ведет к нашему существенному ослаблению. Это возвращение авторитарных держав, главным образом, Турции и России, двух крупных действующих сторон в нашей политике соседских отношений, и последствия арабской весны создают некоторого рода смятение.

Все это приводит к невероятной уязвимости Европы, которая, если она не сможет мыслить себя глобальной державой, просто исчезнет, потому что это будет для нее тяжелым ударом. Наконец, вдобавок ко всему этому мы столкнулись с кризисом внутри самой Европы: это экономический, социальный, моральный и политический кризис, который начался десять лет назад. Европе не пришлось столкнуться с гражданской войной в форме вооруженного конфликта, но она столкнулась с ней в форме эгоистичного национализма. В Европе произошел раскол между севером и югом по экономическим вопросам, а также между востоком и западом — по вопросам миграции, что привело к росту популизма по всей Европе. Два этих кризиса — экономический и миграционный — нанесли особенно тяжелый удар по среднему классу. Рост налогов, изменения бюджетной политики нанесли удар по представителям среднего класса, что, на мой взгляд, было исторической ошибкой. Вот о чем идет речь, когда мы говорим о росте экстремизма по всей Европе. Такой Европой стало гораздо труднее управлять.

Учитывая все перечисленные выше трудности, перед нами предстает Европа, в которой многими государствами руководят коалиции с уязвимым большинством или шатким политическим равновесием. Посмотрите на Германию, Италию, Испанию, Бельгию, посмотрите на Соединенное Королевство, ситуацию в котором вы прекрасно себе представляете, посмотрите на Францию. Безусловно, у нас есть сильные институты, большинство будут работать до 2022 года. Но у нас также разворачивается очень тяжелый социальный кризис, который мы еще не преодолели, и реакция Франции на тот кризис. Этот кризис не пощадил ни одно европейское государство. Кроме тех, которые отвернулись от либеральной демократии и решили действовать гораздо жестче. Можно было бы сказать, что Венгрия и Польша укрылись от этих кризисов, хотя настораживающие признаки появились и в Будапеште.

Поэтому, учитывая все эти факторы, я не считаю, что занимаю пессимистичную позицию или представляю слишком мрачную картину, когда говорю об этом. Я просто говорю, что, если мы не очнемся, мы столкнемся со значительным риском, что в долгосрочной перспективе мы просто исчезнем в геополитическом отношении, или, по меньшей мере, перестанем быть хозяевами собственной судьбы. Я глубоко в этом убежден.

— Но как же конкретно можно решить описываемые Вами проблемы? Как Вы рассчитываете преодолеть все это сопротивление, все препятствия и построить этот европейский суверенитет?

— Во-первых, ситуация меняется, мы должны постоянно это объяснять. Существует глубокое направление мысли, сложившееся в период между 1990 и 2000 годами вокруг идеи «конца истории» и бесконечного расширения демократии, а также триумфа Запада как универсальной системы ценностей. На тот момент это была общепринятая истина, до 2000-х годов, когда в результате ряда потрясений мы увидели, что на самом деле все обстоит не так.

Поэтому, на мой взгляд, первое, что мы должны сделать — это восстановить военный суверенитет. Я выдвинул на первый план вопросы обороны, как только вступил в должность — как на европейском уровне, так и на уровне франко-германских отношений. На совете министров Франции и Германии 13 июля 2017 года мы запустили два крупных проекта: танк и самолет будущего. Все говорили: «Мы никогда с этим не справимся». Это очень трудно, но мы идем вперед, это возможно. Мы запустили Европейскую инициативу военного вмешательства (ее еще называют Европейской инициативой военного реагирования — прим. ред.), о которой я заявил в Сорбонне и которая теперь стала реальностью: в День взятия Бастилии в этом году мы принимали в Париже девять других государств-участников. С тех пор к нам присоединилась Италия, Греция также хочет принять участие в этой инициативе. Это говорит о все большем осознании важности вопросов обороны. Такие страны, как Финляндия и Эстония примкнули к этой инициативе, страны, которые, с одной стороны, до сегодняшнего дня относились с глубоким подозрением к НАТО, а, с другой — испытывали недоверие к России и были настроены «всецело довериться НАТО». Нестабильность нашего американского партнера и растущее напряжение означало, что постепенно вес обретает идея европейской обороны. Это обновление, направленное на создание могущественной и стратегически мыслящей Европы. Я бы также добавил, что нам на каком-то этапе придется подвести итоги НАТО. На мой взгляд, сейчас то, что мы наблюдаем, можно назвать смертью мозга НАТО. Мы должны сохранять трезвое понимание происходящего.

— «Смертью мозга НАТО»?

— Вы просто посмотрите на происходящее. У нас есть партнеры в одной части мира, и нет никакой скоординированности принятия стратегических решений между Соединенными Штатами и их союзниками по НАТО. Никакой. Мы видим несогласованные агрессивные действия другого союзника НАТО, Турции, на территории, где на кону стоят наши интересы. Здесь не было никакого планирования, никакого согласования со стороны НАТО. Не было даже никакой попытки со стороны НАТО урегулировать этот конфликт. В декабре назначена встреча. Сложившаяся ситуация, на мой взгляд, не ставит под сомнение оперативную совместимость НАТО, которая отлажена у наших армий и прекрасно функционирует при проведении операций. Однако в стратегическом и политическом отношении нам нужно признать, что у нас есть проблема.

— Считаете ли Вы на данный момент, что Пятая статья тоже не действует, имеются ли у Вас подобные подозрения?

— Я не знаю, как ответить на ваш вопрос, потому что не знаю ответ на другой: а чем будет Пятая статья завтра? Если режим Башара Асада решит выступить с ответными действиями против Турции, мы включимся в борьбу (в соответствии со статьей 5, по которой безопасность одного члена НАТО — это безопасность всех — прим. ред.)? Вот ключевой вопрос. Мы вступили в этот конфликт, чтобы бороться против Даеш (также известна как ИГИЛ, «Исламское государство» — организация признана террористической и запрещена в России, прим. ред.). Парадокс состоит в том, что и решение Америки, и агрессия Турции привели к одному и тому же результату: в жертву оказались принесены наши партнеры, боровшиеся против Даеш на территории Сирии — Сирийские демократические силы. Это ключевой вопрос. Со стратегической и политической точки зрения, произошедшее является большой проблемой для НАТО. И тут две задачи становятся тем более существенны на военном и стратегическом уровне. Во-первых, европейская оборона: Европа должна стать независимой в сфере военной стратегии и военного потенциала. А во-вторых, мы должны возобновить стратегический диалог с Россией, в котором мы не можем позволить себе наивности и который займет время. Потому что все произошедшее показывает, что мы должны вновь взяться за нашу политику соседских отношений и не можем позволить, чтобы ею управляли третьи стороны, не разделяющие наших интересов. Для меня это важный момент, это приоритетный вопрос — как геополитический, так и военный. Далее есть еще и вопрос технологий…

— Разрыв между обороной Европы, где нет эквивалента Пятой статьи, и НАТО преодолеть весьма непросто, не так ли? Очень трудно гарантировать безопасность друг друга с тем же уровнем доверия, который есть у НАТО, даже если допустить ослабление Альянса, о котором Вы только что говорили. Как можно перейти от идеи сотрудничества к гарантиям безопасности, которые НАТО, возможно, уже не способна предоставить? Как же все-таки преодолеть этот разрыв и проецировать силу, если это необходимо?

— Во-первых, НАТО сильна настолько же, насколько и государства, являющиеся ее членами, поэтому она функционирует исключительно в том случае, если гарант последней инстанции выполняет свою роль. Я бы сказал, что мы должны пересмотреть настоящее состояние НАТО в свете обязательств Соединенных Штатов. Во-вторых, на мой взгляд, Европа обладает потенциалом самообороны. У европейских государств есть сильные армии, и в первую очередь это касается Франции. Мы взяли на себя обязательства по обеспечению безопасности нашей территории, а также по участию во многих операциях за пределами нашей территории. На мой взгляд, оперативная совместимость НАТО прекрасно функционирует. Но теперь нам нужно уточнить, каковы стратегические цели, которые мы хотим преследовать внутри НАТО.

Европа сможет осуществить это, если она ускорит развитие европейской обороны. Мы приняли решение о расширении сотрудничества между несколькими государствами-членами НАТО, что включает в себя объединение, пункт о солидарности между государствами-членами. Был учрежден Европейский оборонный фонд. У нас появилась Европейская инициатива военного вмешательства, призванная дополнять НАТО. Но по этим вопросам мы также должны пройти испытание на прочность. Франция умеет обороняться. После Брексита она станет последней ядерной державой в Европейском союзе. Важно также задуматься об этом в контексте остальных.

По этой теме мы находимся как бы в переходном моменте. НАТО была задумана как ответ врагу, как ответ на Варшавский договор. В 1990 году мы ни в коей мере не занимались пересмотром этого геополитического проекта, когда наш изначальный враг исчез. Существует убеждение по умолчанию, что врагом до сих пор является Россия. Верно также, что, когда мы вторгаемся в Сирию, чтобы бороться против терроризма, то вмешательство осуществляет не НАТО. Мы используем механизмы оперативной совместимости, но это коалиция, сложившаяся в рамках конкретных обстоятельств. Поэтому вопрос о существующих целях НАТО — это реальный вопрос, которым необходимо задаваться. В частности, это касается Соединенных Штатов. Президент Трамп, и я это вполне уважаю, относится к НАТО как к коммерческому проекту. С его точки зрения, НАТО — это проект, в котором Соединенные Штаты действуют как своего рода геополитический щит, но компромисс состоит в наличии коммерческой эксклюзивности, это договоренность о покупке американской продукции. А Франция на это не подписывалась.

Вы правы, Европа еще не продемонстрировала своей надежности. Но, на мой взгляд, настроения меняются, и сегодня европейская оборона является дополнением НАТО. Но я также считаю, что теперь она должна стать сильнее, потому что ей требуется способность решать и брать на себя все большую ответственность и играть все большую роль в нашей политике безопасности соседних государств, это вполне правомерно.

В ходе моих разговоров с президентом Трампом, когда он говорит: «Это ваши соседи, а не мои», когда он публично утверждает: «Террористы, джихадисты находятся там, они европейцы, а не американцы», когда он говорит: «Это их проблемы, а не мои», — мы должны услышать то, что он говорит. Он констатирует факт. Это означает лишь то, что до сих пор только подразумевалось в НАТО подспудно: я больше не готов платить за их систему безопасности и быть ее гарантом, поэтому просто «проснитесь». НАТО, которую мы знали изначально, меняет лежащую в ее основе философию. Когда мы видим президента Соединенных Штатов, который делает подобные заявления, мы не можем, даже если мы не хотим этого слышать, мы не можем не сделать со всей нашей ответственностью выводов или, по меньшей мере, не начать о них задумываться. Будет ли он готов перейти к солидарности? Если вдруг что-то случится у наших границ? Это реальный вопрос. Когда он делает подобные заявления, что вполне правомерно с позиций президента Соединенных Штатов, это означает, что, возможно, некоторые альянсы, или сила этих взаимоотношений, подлежат пересмотру. Я считаю, что многие наши партнеры это осознали, и в этом вопросе происходит определенный сдвиг.

Как я говорил, на мой взгляд, основополагающим является вопрос о технологиях: искусственный интеллект, данные, цифровые технологии, 5G, все виды технологий как в гражданской, так и в военной сфере.

— Но в мнениях относительно 5G в Европе произошел раскол…

— Потому что Европе не удалось прийти к какому-либо обсуждению или координации в этом вопросе. Иными словами, суверенные решения были де-факто делегированы операторам связи. Я бы сказал это прямо, как есть. На днях я обсуждал это на Европейском круглом столе с канцлером Германии, и мои слова были восприняты так, словно я грязно выругался, когда я сказал: «Можете ли вы гарантировать, что развитие 5G в наиболее технологически уязвимых точках будет всецело европейским?» Никто не может этого гарантировать. На мой взгляд, некоторые элементы должны быть исключительно европейскими.

— Но ведь это и есть раскол…

— Нет, это не раскол.

— Мнения расходятся в том, какую позицию следует занимать в отношении компании «Хуавэй», например.

— Я не хочу стигматизировать никаких конкретных производителей, это было бы неэффективно. А те, кто занимался периодически их стигматизацией по ту сторону Атлантики, в результате заключили с ними соглашения. Я лишь говорю, что у нас есть два европейских производителя — «Эрикссон» и «Нокиа». У нас есть целый ряд ключевых вопросов. Когда все получат доступ к сетям пятого поколения и будут доверять им важную информацию, сможете ли вы защитить вашу систему и обеспечить ее сохранность? Когда все ваши киберсоединения будут в одной системе, сможете ли вы оградить их? Это единственное, что для меня важно. В других вопросах я занимаю нейтральную позицию по отношению к бизнесу. Но это вопрос суверенитета. В этом смысл суверенитета.

В течение многих лет мы делегировали обсуждение этих проблем операторам связи. Но они не отвечают за сохранность наших систем безопасности. Их долг — обеспечить своих акционеров прибылью, и я не могу их в этом винить. В некотором смысле мы совершенно отказались от того, что было раньше «грамматикой» суверенитета, а она касалась именно вопросов общего интереса, которые не может решать бизнес. Бизнес может быть исключительно вашим партнером, но роль государства состоит в том, чтобы руководить решением подобных вопросов. Поэтому мы вмешались, и, на мой взгляд, в этой сфере начинают происходить перемены. Но это ни в коей мере не связано с недоверием или с коммерческой агрессией в отношении кого-либо.

Я всегда говорил нашим партнерам, будь то американцы или китайцы: «Я уважаю вас, потому что вы суверенны». Поэтому я считаю, что Европу будут только уважать, если она пересмотрит свое отношение к суверенитету. Вы должны понять тонкость вопроса, о котором мы говорим. Когда мы говорим о проблеме с сетями пятого поколения, речь идет главным образом об отношениях с китайскими производителями; когда же мы говорим на предмет данных, то речь идет главным образом о взаимодействии с американскими платформами. Но сегодня мы создали в Европе такие условия, что эти вопросы решал бизнес. В результате, если мы позволим, чтобы так и продолжалось дальше, то через десять лет никто не сможет гарантировать технологической целостности ваших киберсистем, никто не сможет гарантировать, кто обрабатывает данные граждан и компаний и как это происходит.

— Судя по тому, что Вы говорите, Вы считаете, что Ваши европейские партнеры несколько наивны!

— Я считаю, что европейская повестка многие годы диктовалась извне. Мы слишком медленно принимаем решения во многих сферах. Мы действительно обсуждали эти вопросы. Но мы не хотели по-настоящему задаться этим вопросом, так как жили в мире расширяющейся торговли с надежными альянсами. Доминирующая идеология имела привкус конца истории. Поэтому никто не считал, что будут происходить масштабные войны, трагедия покинула сцену, все было чудесно. Главная повестка дня стала экономической, а не стратегической или политической. Одним словом, основная идея состоит в том, что мы все связаны бизнесом, все будет хорошо, мы не будем вредить друг другу. В некотором смысле она состояла в том, что бессрочное начало всемирной торговли служит элементом создания мирной обстановки.

Только дело в том, что в течение нескольких лет стало очевидно, что в мире снова происходит раскол, что на сцене снова начинает разыгрываться трагедия, что альянсы, которые мы считали нерушимыми, могут быть расторгнуты, что люди могут от нас отвернуться, что наши интересы могут расходиться. И что в период глобализации гарант последней инстанции мировой торговли может стать протекционистом. Повестка крупнейших игроков мировой торговли может представлять собой скорее повестку политического суверенитета или адаптирования внутренних дел к международным, чем торговли.

Мы должны занимать трезвую позицию. Я пытаюсь понять мир, как он есть, я никого не поучаю. Я могу ошибаться. Можем ли мы винить кого-либо за то, что они не поняли этого пять или десять лет назад? У Соединенных Штатов тоже есть свои слабости. Возьмите те же сети пятого поколения: огромная страна, крупнейший технологический рынок. А у них уже нет подлинно собственных игроков в области 5G. Они зависят от чужих технологий, европейских или китайских. Поэтому всем приходится нелегко. Но я хочу этим сказать следующее: мне кажется, что Европой двигала логика с экономическим, в первую очередь, приоритетом, в основе которой лежало убеждение, что, по сути, рыночная экономика одинаково всем подходит. А это не так, или уже не так. Мы должны извлекать выводы: это возвращение стратегической повестки суверенитета.

Если мы не примем меры, то через пять лет я не смогу сказать своим согражданам: «Ваши данные находятся под защитой. Вы хотите, чтобы ваши данные были под защитой во Франции? У вас есть система, обеспечивающая приватность вашей информации, я могу это гарантировать». А если я скажу им: «Я не могу этого гарантировать, не я принимаю решение о том, что формирует вашу жизнь, начиная от ваших отношений с девушкой и заканчивая повседневной жизнью ваших детей, вашими счетами и так далее…», если мы просто позволим, чтобы все происходило само собой, то все составляющие вашей жизни будут управляться, использоваться, отслеживаться людьми, которые не имеют никакого отношения к государству. Если вам нужны доказательства, взгляните, как «Гугл» относится к директивам Европы о политике по защите авторских прав, эта сфера касается вас напрямую.

— Но, если говорить об обороне и технологиях, вы описали Европу, которая не смогла объединить усилия, Европу, которая слишком разобщена. Считаете ли вы, что европейские страны способны действовать сообща в рамках действующей конституции Евросоюза? Потребуется ли для этого серьезная централизация власти, денежных ресурсов?

— Это такие темы, которые Европа ранее не принимала во внимание. Европейская оборонная инициатива была возобновлена летом 2017 года. Этот вопрос не поднимался с середины 1950-х годов, несмотря на различные попытки сделать это, которые начались еще в 1999 году. Мы рассматривали технологии в Европе только с точки зрения единого рынка, то есть как можно убрать барьеры, роуминг и так далее. Мы совершенно не продумали это с точки зрения поставщиков и стратегического аспекта. По некоторым вопросам в Европе есть разногласия, и она движется слишком медленно, особенно в вопросах экономического стимулирования, бюджетной солидарности. В частности, в вопросе интеграции еврозоны, банковского союза Европа движется недостаточно быстро, и он является предметом разногласий внутри Европы. Раскол внутри Европы также присутствует и в вопросе миграции. В сущности, Европа оказалась слишком медлительной, чтобы справиться с двумя серьезными кризисами, которые она пережила за последнее десятилетие, и чтобы найти совместные решения, — в этом вы правы.

Что касается суверенитета, о котором я говорил, это относительно новые вопросы, поэтому мы можем действовать быстро. В области обороны Европа двигалась достаточно быстро. Намного быстрее, чем в других сферах, потому что мы оказались в новой обстановке. Нам необходимо делиться друг с другом нашими знаниями в области геополитики и делать так, чтобы в этом процессе участвовали все. ПО многим из этих вопросов Еврокомиссия обладает достаточной компетенцией: в области единого цифрового рынка, а теперь и обороны ведется усиленное сотрудничество. Кстати, именно таков проектный портфель Франции в следующей комиссии. Поэтому это так для нас важно, но это те вопросы, в которых именно Еврокомиссия должна сыграть одну из главных ролей.

Что касается вопроса о том, нужно ли нам вносить изменения в конституцию, лично я не считаю этот вопрос закрытым, как я уже говорил не раз. Но вопрос, поддерживаем ли мы единую программу, другими словами, готовы ли мы еще больше объединиться, чтобы прийти к системе, которая будет более свободной, более мягкой, менее стратегически ориентированной, — я это не поддерживаю. Я выступаю за эффективность, за то, чтобы решения принимались быстрее и четче, чтобы изменить те догмы и идеологию, которыми мы руководствуемся сегодня. И я выступаю за более суверенный, более амбициозный проект будущего Европы, которая будет более демократичной и которая в цифровых и климатических вопросах будет двигаться намного быстрее и убедительнее. Однако для этого необходима поддержка крупных европейских игроков. С учетом всего сказанного я думаю, что в какой-то момент, конечно, Европу необходимо будет реформировать, конечно, нам нужна будет Еврокомиссия с меньшим числом членов, и, конечно, нам необходимо будет проводить голосования по принципу квалифицированного большинства по целому ряду вопросов.

— Когда мы брали у вас интервью в июле 2017 года, вас уже, казалось, расстраивали медленные темпы движения Европы — особенно отношения между Францией и Германией и способность Германии работать бок о бок с вами и идти с вами в ногу. С кем вы будете строить эту новую Европу, если не с Германией?

— Я всегда говорил, что нам необходимо заручиться поддержкой немцев, и что британцы должны быть нашими партнерами в области обороны. Мы соблюдаем двусторонние соглашения, которые мы поддержали в Сандхерсте. Я считаю, что Соединенное Королевство играет важную роль. На самом деле, Соединенное Королевство столкнется с теми же вопросами, потому что Соединенное Королевство пострадает больше, чем мы, если природа НАТО изменится. Поэтому я думаю, что двусторонние отношения необходимы с военной точки зрения. Стоит отметить, что Соединенное Королевство даже до Брексита склонялось к гораздо более агрессивной стратегии. С технологической и других точек зрения, они решили отказаться от суверенитета в пользу сингапурской модели, как я бы ее назвал. Лично я не уверен, что она окажется жизнеспособной. Я обсуждал этот вопрос с Терезой Мэй, а потом и с Борисом Джонсоном, потому что я считаю, что именно представители среднего класса в первую очередь голосовали за Брексит. Я думаю, что элита извлечет выгоду из этой модели. Но я не думаю, что выгоду извлечет средний класс. Я считаю, что британскому среднему классу нужна более эффективная европейская модель, в рамках которой они будут лучше защищены.

— А как же с немцами?

— Что касается немцев, тут нужно…

— У них другой взгляд на стратегию!

— Я не собирался читать мораль немцам. Они гораздо лучше справились с поворотным моментом в 2000-х годах. В чем трудность с немцами? Они находятся в другом моменте экономического и политического цикла. Нужно, чтобы они смогли изменить фазу. Прежде всего, они прекрасно справились с первым десятилетием 2000-х годов. Они проявили добрую волю, сумели открыться, создать экономику с высочайшей конкурентоспособностью. Они больше всех выиграли от формирования еврозоны, несмотря на все ее пробелы. Сегодня нужно, чтобы немецкая система приняла, что такая ситуация не может быть устойчивой. Мы движемся в направлении, которое кажется нам единственным. Но я хочу подчеркнуть, что эта система не может быть устойчивой. То есть, в определенный момент им придется переориентироваться. Судя по опыту, у них иногда уходит на это больше времени, но они уже приняли решение и лучше организованы, чем многие другие.

— На этом направлении не видно особых подвижек. Они постоянно дают вам отпор.

— Это не так: они были с нами. Они с нами в стратегическом плане, в том числе по масштабным проектам, по экспорту и вооружениям. Это настоящий козырь. Они также следовали за механизмами углубления еврозоны. Сейчас главный и для кого-то запретный вопрос заключается в бюджетном стимулировании. Это касается всей Европы. Мы рассматривали наши правила в среде, которая не была средой ставок и ликвидности.

Я расширяю спектр. В нашей геополитической ситуации мы видим китайцев, чей бюджет непонятен никому. Как бы то ни было, мы предполагаем, что они проводят масштабные инвестиции. США увеличили дефицит ради инвестиций в стратегические элементы и улучшения положения среднего класса. Только Европа упорно стремится сохранить ситуацию, которая сейчас складывается на континенте? Я говорил об этом главам предприятий, причем в достаточно жестких формулировках. Но это макроэкономическая и финансовая данность. Европа — один из континентов с наибольшим объемом накоплений. Значительная часть этих накоплений идет на приобретение американских облигаций. То есть, мы используем наши накопления для оплаты будущего США и подрываем собственные позиции. Это абсурд.

В такой обстановке необходимо переосмыслить нашу макроэкономическую схему. Нам нужно больше расширения, больше инвестиций. Европа не может быть единственной зоной, которая отказывается от этого. Поэтому мне кажется, что обсуждение на уровне 3% национальных бюджетов и 1% европейского бюджета уже отжило свое. Оно не позволит сформировать нужную политику. Оно не позволит подготовить будущее. Если взглянуть на наши инвестиции в искусственный интеллект и сравнить их с китайскими или американскими, становится ясно, что мы даже не в одной лиге.

— Давайте вернемся к вашей дипломатической деятельности. Мы наблюдали большую активность по иранскому вопросу, а также по Украине. Вы называли Францию державой равновесия, то есть державой, которая может говорить с другими, сохранять открытость к диалогу со всеми. Нет ли противоречия между этим стремлением и желанием создать сильную, военную Европу?

— Мне так не кажется. Как раз наоборот. Европа должна в любом случае рассматривать себя как державу равновесия. Но мне кажется, что такова и роль Франции как постоянного члена Совета безопасности, государства-основателя Европейского союза, страны, которая присутствует на всех континентах благодаря заморским территориям и франкофонии. У нас имеется несравненный потенциал влияния. Подобное есть только у Великобритании через Содружество, но она решила пойти другим путем. Кроме того, существует отличие в нашей традиции, нашей дипломатической истории: мы меньше равняемся на американскую дипломатию, что дает нам больше свободы для маневра в мире.

Когда я говорю «держава равновесия», это поднимает вопрос о наших союзниках. Говоря проще, у нас есть право не быть заклятыми врагами врагов наших друзей. Так все выглядит в почти что детской формулировке. Мы можем говорить со всеми и выстраивать равновесие, чтобы избежать пожара в мире.

Не думаю, что все это несовместимо. Потому что именно это позволяет нам оказать полезное воздействие и получить рычаги в окружении Европы. Далее, военная мощь необязательно должна быть использована. Мы применяем ее против терроризма, как, например, сегодня в Африке и в партнерстве с международной коалицией. Но она стоит на службе дипломатии. Мне кажется очень важным иметь два рычага, то есть стремиться к роли державы равновесия и сохранять впечатляющие военные возможности. Если у вас нет их в современном мире, где набирают силу авторитарные державы, вас не существует.

Кстати говоря, именно поэтому произошедшее недавно в Сирии трагично. Это военное отступление. В то же время, добившись от американцев ударов по сирийской ядерной программе 13 апреля 2018 года, мы укрепили доверие к нам в регионе, в том числе в дипломатическом плане. Операция «Гамильтон» стала хирургическим ударом по химическим базам в Сирии. Мы показали, что отныне красные линии заслуживают уважения. В 2013-2014 годах это не было сделано. Мне кажется, две эти составляющие прекрасно дополняют друг друга.

— Вы говорили о значимости гуманизма как сути того, что дала миру Европа. Сегодня вечером вы обрисовали мир, в котором все больше доминирует реальная политика, а идея о том, что западные ценности победили раз и навсегда, оказалась ложной. Как бы то ни было, многим вашим европейским партнерам оказалось непросто следовать реальной политике, поскольку она вынуждает их закрывать глаза, говорить с Путиным и торговать с Китаем, несмотря на произошедшее с уйгурами. Как примирить вопросы человечности и гуманизма с необходимостью реальной политики во враждебном и опасном мире?

— Прежде всего, существует элемент, который в прошлом мы, вероятно, недооценивали. Это принцип суверенитета народов. Я думаю, что распространение гуманизма и общечеловеческих ценностей, в которые я верю, возможно только в том случае, если у вас получается убедить народы. Иногда мы ошибочно пытались насадить наши ценности, изменить режимы без участия народов. Так было в Ираке и Ливии… наверное, в определенный момент такие мысли были и в Сирии, но там все провалилось. В целом, этот элемент западного подхода, без сомнения, был большой ошибкой начала этого века. Он стал результатом слияния двух течений: права на вмешательства и неоконсерватизма. Они переплелись и дали эти трагические результаты. Потому что, как мне кажется, через суверенитет народов нельзя переступать. Мы придерживаемся такой позиции, и она должна утвердиться повсюду.

Большая сложность в том, что мы наблюдаем обратный эффект, возвращение других конкурирующих ценностей, недемократических моделей, которые, как никогда, бросают вызов европейскому гуманизму. Я часто говорил, что наша модель сформировалась в XVIII веке с Просвещением, рыночной экономикой, личными свободами, демократическим режимом и расширением среднего класса. Китайская модель объединяет рыночную экономику и рост среднего класса с отсутствием свободы. Для некоторых людей это работает, они являются живым тому доказательством. Не знаю, стоит ли к этому стремиться. Мне так не кажется. Думаю, что тяжесть такой ситуации подтверждается напряженностью в народе.

Сейчас главный вопрос в том, устойчива ли наша модель. Я вижу в наших странах людей, которые готовы отступиться от некоторых из этих параметров. Люди говорят: «Я отказываюсь от рыночной экономики. Наверное, нам стоит отойти от мира, выбрать протекционизм или изоляционизм». Другие считают: «Я готов отказаться от свобод и выбрать авторитарный режим, если тот лучше меня защитит, если тот создаст условия для роста и обогащения». Этот стоящий перед нашими глазами кризис продвигается рядом партий в наших демократиях. Он формируется в Европе и должен заставить нас задуматься. Поэтому мне кажется, что было бы неправильно просто сказать: «Я хочу гуманизма и навязываю его другим». Вопрос в том, как продолжать стратегическую повестку, сформировать повестку в плане экономической открытости, политики и культуры, которая позволила бы нам укрепить этот гуманизм.

Именно поэтому я возлагаю большие надежды на Африку и продвигаю Африканскую политику: активное расширение инвестиций в образование, здравоохранение, трудоустройство. Нужно придать африканцам собственных сил. Поэтому я стремлюсь работать с новыми партнерами. Например, я первым принял премьера суданского временного правительства, и мы оказали большую помощь премьеру Абию в Эфиопии, потому что они являются воплощением этой модели в странах, которые, как нам казалось, отвернулись от нее. В целом, мне кажется, что для победы европейскому гуманизму необходимо вернуть суверенитет и вернуться к политическому реализму.

Сегодня нам нужно поразмыслить, взять на вооружение современную грамматику, грамматику силы и суверенитета. Кстати говоря, это подкрепляет отстаиваемую мной политику в сфере культуры и авторских прав. Я хочу защитить европейских авторов и европейское воображение, потому что они являются частью гуманизма. Сегодня главная угроза для гуманизма — это авторитарные режимы и религиозная политическая идеология. Набирающий силу радикальный политический ислам, без сомнения, является главным врагом гуманистических европейских ценностей, которые опираются на свободного и рационального человека, равенство между женщиной и мужчиной, эмансипацию. Проект подчинения и доминирования сегодня в первую очередь продвигается радикальным политическим исламом. Как с этим бороться? Можно сказать, что, когда они скатываются в терроризм, мы сражаемся. Другой путь заключается в развитии демократии, в демонстрации возможности появления других моделей, в частности в культурной, экономической и социальной сфере.

— Что касается авторитарных режимов, то вы призывали к сближению с Россией. Это похоже на попытку реанимировать политику перезагрузки времен Обамы, которая особых успехов не принесла. Что дает вам основание думать, что на этот раз все будет иначе?

— Я смотрю на Россию и задаюсь вопросом, какой у нее стратегический выбор. Мы говорим о стране размером с континент, с огромной территорией. Чье население уменьшается и стареет. Чей ВВП сопоставим с испанским. Которая перевооружается вдвое интенсивнее, чем любая другая европейская страна. Против которой были введены законные санкции за украинский кризис. И на мой взгляд, эта модель не может считаться устойчивой. Россия проводит чрезмерную милитаризацию и множит конфликты, но имеет ряд внутренних проблем: демография, экономика и т. д. Итак, каковы же ее стратегические варианты?

Первый — это восстановить сверхдержаву своими силами. Но воплотить его будет чрезвычайно сложно, пусть мы сами и дали ей некоторое преимущество своими ошибками. Мы дали слабину в 2013-2014 годах, и случилась Украина. Сегодня Россия из-за наших просчетов оптимизирует свою игру в Сирии. Мы дали ей небольшую передышку, поэтому она по-прежнему ведет свою игру. Но все это очень сложно — по причинам, которые я уже упомянул, и из-за политической и идеологической модели, замешанной на консерватизме этнического толка, который не позволяет России проводить миграционную политику. В состав России входит мусульманское население, и они же окружают ее рубежи — и Россию это очень тревожит. Учитывая размеры территории, Россия могла бы задействовать огромный рычаг роста — я говорю о миграции. Но нет, Россия — православно-консервативный проект, и этот вариант не сработает. В автономный вариант я слабо верю.

Второй путь, которым могла бы пойти Россия, — это евразийская модель. Только в ней уже есть доминирующая страна — Китай — и я сомневаюсь, что эта модель когда-либо войдет в равновесие. Мы это хорошо заметили в последние годы. Я смотрю на план столов на встречах по новому «Шелковому пути» и вижу, что российский президент отсаживается от президента Си Цзиньпина все дальше и дальше. Он видит, что все меняется, и я не убежден, что ему это по нраву. Но российский президент — дитя Санкт-Петербурга. Он родился в этом великом городе. Во время великого голода там умер и похоронен его брат. Я ни на секунду не поверю, что его стратегия — стать вассалом Китая.

И так, какие еще варианты у него остались? Восстановить политику баланса с Европой. Завоевать уважение. Он запрограммирован на то, чтобы думать так: «Европа — вассал США, Европейский Союз — своего рода троянский конь НАТО, а цель альянса — расширяться вплоть до моих границ». По его мнению, сделка 1990 года оказалась нарушена: никакой «безопасной зоны» не получилось. Они попытались дойти до самой Украины, а он положил этому конец, пусть и ценой испорченных отношений с нами. Консерватизм толкнул его на разработку антиевропейского проекта, но я не понимаю, как ему удастся избежать партнерства с Европой в долгосрочной перспективе.

— Но ведь ваши рассуждения строятся на логике, а не на его поведении, ведь так?

— Да, это так. В последние годы он ведет себя как человек, тренированный службами [безопасности] государства, которое еще более дезорганизовано, чем нам кажется. В сердцевине этой огромной страны лежит логика власти. И своего рода мания преследования, ощущение крепости, которую осаждают со всех сторон. Он ведь столкнулся с терроризмом раньше нас. Во время чеченских войн он укрепил властные структуры, а потом заявил: «теперь они наступают на нас с Запада».

Я ни в коей мере не наивен. И кстати, я не говорил о «перезагрузке», я сказал, что это может занять десять лет. Если мы хотим построить в Европе мир, восстановить европейскую стратегическую автономию, нам нужно пересмотреть нашу позицию по России. То, что США ведут себя с Москвой по-настоящему жестко, — это их административное, политическое и историческое супер-эго. Но они за океаном. Мы же соседи, и поэтому мы вольны действовать автономно, а не просто следовать американским санкциям — стратегические отношения с Россией можно переосмыслить без тени наивности, сохраняя жесткость в отношении Минского процесса и всего происходящего на Украине. Ясно, что переосмыслить стратегические отношения придется. Злиться друг на друга у нас причин немало. Есть замороженные конфликты, энергетические проблемы, технологические проблемы, кибербезопасность, оборона и т. д. Я предложил своего рода мыслительное упражнение: объяснить, каким мы видим мир, перечислить общие вызовы и общие интересы и подумать, как мы можем заново отстроить то, что я назвал архитектурой доверия и безопасности.

— А конкретно, что это значит?

— Это означает, например, что мы настроены на борьбу с терроризмом, но мы недостаточно работаем вместе над этим вопросом. Что мы делаем? Наши службы работают вместе, у нас общие взгляды на угрозы, возможно, мы более предпринимаем скоординированные действия в борьбе с исламистским терроризмом с нашими соседями. Как мы показываем, что заинтересованы в более тесном киберсотрудничестве, когда мы ведем реальную войну? Насколько мы заинтересованы в урегулировании замороженных конфликтов, возможно, с более широкой повесткой дня, чем украинская повестка дня, мы изучаем все замороженные конфликты в конкретном регионе. Какие гарантии ему нужны? Гарантии того, что ЕС и НАТО не продвинутся вглубь той или иной территории? Именно так. Это означает, что нужно понимать, каковы их основные страхи, и каковы наши, как мы воспринимаем их сообща, над какими вопросами мы можем работать вместе, а по каким — больше не будем нападать друг на друга, если можно так сказать. По каким моментам мы можем спокойно договориться. Нам необходимо больше обсуждений. И я думаю, что это принесет свои плоды.

— Что думают по поводу такого подхода Ваши коллеги в Польше и странах Балтии?

— Это зависит от страны. В Польше есть беспокойство. Я веду с ними переговоры. Конечно, я обсуждал это, прежде всего, с руководством Германии, но у нас там есть активные партнеры. Финляндия глубоко продвинулась в этом вопросе, они присоединились к Европейской инициативе военного вмешательства. Я посетил Финляндию и был первым президентом за последние пятнадцать с лишним лет. В дискуссиях с президентом Ниинистё мы продвинулись вперед. Я вел переговоры с руководством Дании, Эстонии и Латвии. Дела продвигаются. Я не могу сказать, что все едины во мнении. Я долго беседовал с Виктором Орбаном на эту тему. Он достаточно близок к нашим взглядам и играет ключевую интеллектуальную и политическую роль в Вышеградской группе, что важно. Таким же образом, можно попытаться еще больше убедить поляков.

В общем, я думаю, что все меняется. Что касается поляков, я ни в чем их не упрекаю. У них своя история, у них свои отношения с Россией, ведь после падения Берлинской стены они захотели сразу разместить у себя американские ПРО. Конечно, должно пройти какое-то время. Но еще раз, я придерживаюсь курса, который, скорее всего, не принесет результатов через полтора или два года. Но я вынужден начать все эти проекты одновременно и реализовать их последовательно. Одни будут производить немедленный эффект, другие — через 5 или 10 лет. Если я не буду заниматься этими вопросами, они никогда не найдут своего решения. Для нас это было бы огромной ошибкой. Стратегическое видение Европы подразумевает заботу о своих соседях и партнерах. Этого мы еще не сделали. В дебатах о расширении стало понятно, что отношение к нашим соседям сводится только к одному: к их вступлению в Европейский союз, что совершенно абсурдно.

— Ваша политика в отношении Северной Македонии и Албании вызвала шквал критики среди ваших партнеров. Как вы объясните свою позицию?

— Я сказал им, что они не последовательны.

— Но вы сами сказали, что хотите видеть стратегическую Европу в отношении ее соседей!

— Но тогда мы были бы единственными, кто сказал, что «стратегия заключается в интеграции соседей»? Это странная политическая цель. Более того, я приглашаю вас взглянуть на последовательность этого подхода, который заключается в том, чтобы сказать, что «сердце нашей внешней политики — это политика расширения». Это будет означать, что Европа больше думает о своем влиянии, лишь предоставляя возможность доступа, в частности к единому рынку. Это противоречит идее европейской державы. Это, скорее, рыночная Европа.

Я пытался быть последовательным, я им сказал: "У нас возникли трудности. ЕС не знает, как работать, имея пока 28 членов, завтра их станет 27. Вы думаете, он будет работать лучше, имея в своем составе 30 или 32 страны? Мне говорят: «Если процесс расширения союза будет запущен сегодня, он завершится через 10 или 15 лет. Это не честно по отношению к нашим согражданам и жителям стран-кандидатов. Я сказал: «Посмотрите на Банковский союз». Во время кризиса в 2008 году были приняты важные решения, 2028 станет последним годом существования банковского союза. Требуется 20 лет, чтобы завершить реформы. Поэтому, даже если мы начнем переговоры сейчас, мы не сможем реформировать ЕС, если мы будем действовать в том же ритме, что и сегодня.

Итак, для меня необходимо: первое, проверка совместимости. Если мы хотим иметь сильную Европу, нам нужно действовать быстрее и быть более сплоченными. Но это не совместимо с открытием процесса расширения в настоящее время. Второе, те, кто выступает сегодня за расширение, предлагают сохранить 1% бюджета. Это можно сравнить с бутербродом, о чем я уже говорил на днях. Некоторые хотели бы, чтобы бутерброд был как можно больше, но когда дело доходит до добавления масла, они не согласны.

В конце концов, Европа становится рынком, но больше нет солидарности, больше нет перспективной политики. Если мы оставим тот же бюджет на более широкую основу, больше не будет политики сближения, в конечном счете, больше не будет политического проекта и больше не будет возможности инвестировать в другие страны. А потом некоторые говорят: это единственный способ, чтобы не позволить России, Турции и Китаю чувствовать себя королями в этих странах. Хотя их влияние по-прежнему высоко в странах, которые хотели бы войти в Евросоюз или уже являются его членами.

По крайней мере, если мы говорим «давайте приложим усилия, давайте инвестировать, попросим наши компании активно в этом участвовать, давайте вкладывать деньги в развитие культуры и образования», это имеет смысл. Но расширяться в соответствии с бюрократическим процессом — это абсурдно. Я добавлю, что большинство членов согласились открыть доступ в ЕС для Северной Македонии, но почти половина была против кандидатуры Албании. Трагическая ошибка.

— Вы думаете, что они прикрываются Францией?

— Я так не думаю, я это знаю. Спросите их завтра, хотят ли они открыть доступ в ЕС для Албании. Половина скажет, что нет. Они хотят открыться Северной Македонии, этой маленькой стране, которая изменила название, что стало настоящим историческим успехом. Это не пугает людей. Реальность такова, что если мы откажем Албании, мы создадим ужасную ситуацию в регионе. Албаноязычные общины есть повсюду. Если мы унизим Албанию, то надолго дестабилизируем регион.

Поэтому я считаю, что, во-первых, мы должны реформировать существующие процедуры членства, так как они больше не подходят. Они не являются больше стратегическими. Они не являются политическими, слишком бюрократическими и необратимыми. Во-вторых, если вас беспокоит какой-то регион, в первую очередь надо думать не о Македонии или Албании, а о Боснии и Герцеговине. Босния и Герцеговина — это бомба замедленного действия, которая тикает рядом с Хорватией и сталкивается с проблемой возвращения джихадистов. В третьих, нужно реформировать наши процедуры приема новых членов до начала переговоров. Если мы проведем реформу ЕС в ближайшие несколько месяцев, я готов начать переговоры. Если потенциальные кандидаты также по возможности приложат дополнительные усилия. Но пока мы не реформируем сам Европейский Союз, я против расширения. Я считаю это условие предварительным, обязательным и честным.

— Последний вопрос: из того, что вы говорите по поводу Сирии и Турции, следует, что в конечном итоге Турции нет места в НАТО. Это Ваше личное мнение?

— Я не знаю, как лучше сказать. Мы заинтересованы не в том, чтобы вытеснить турок, а в том, чтобы переосмыслить, что такое НАТО. Я уже говорил то же самое о Совете Европы и о России. Меня сильно критиковали, но я думаю, что Совет Европы должен быть более сильным. Необходимо оставить Россию в Совете Европы для того, чтобы лучше защищать граждан этой страны. В любом случае, я думаю, что следовало бы задать следующий вопрос: «Что значит быть членом НАТО? ». Я думаю, что в сегодняшней ситуации мы больше заинтересованы в том, чтобы попытаться удержать Турцию в рамках альянса. А это также означает, что, поскольку сегодня НАТО функционирует, следует занять четкую позицию в отношении Турции. Но откуда взялись разногласия сегодня? Я сказал о смерти мозга альянса, потому что всем понятно, что НАТО как система не координирует должным образом действия своих членов. И как только один из членов чувствует, что он имеет право следовать своим путем, право предоставленное США, он это делает. Собственно это и произошло.

— Спасибо большое!

— И вам спасибо!

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2019 > № 3187334 Эмманюэль Макрон


Франция. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 6 ноября 2019 > № 3185111

ОПЕК снижает прогнозы по росту спроса на нефть

ОПЕК опубликовала среднесрочный прогноз по мировому рынку нефти до 2024 года и долгосрочный — до 2040 года. В среднесрочном периоде мировой спрос на нефть вырастет до 104,8 млн б/с, что на 6,1 млн б/с выше уровня 2018 года. Среднегодовой рост спроса до 2024 года составит 1 млн б/с, что ниже данного ранее ОПЕК прогноза в 1,1 млн б/с. Рост спроса будет обеспечен в основном со стороны стран, не входящих в ОЭСР. В свою очередь, в странах ОЭСР динамика спроса на нефть «будет постепенно перемещаться от небольшого роста к сокращению после 2020 года».

До 2040 года спрос на нефть, по прогнозам ОПЕК, вырастет до 110,6 млн б/с — тогда как в 2018 году он составил 98,7 млн б/с. Здесь, отмечает газета «Коммерсант», разница в динамике спроса между странами, входящими и не входящими в ОЭСР, будет еще более существенной. «Рост численности среднего класса на фоне общего увеличения численности населения и потенциала активного экономического роста приведет к тому, что спрос на нефть со стороны стран, не входящих в ОЭСР, с 2018 по 2040 год вырастет на 21,4 млн б/с. Индия станет страной, которая покажет наибольший рост спроса на нефть», — считает ОПЕК.

При этом в странах ОЭСР спрос на нефть будет оставаться на уровне 48 млн б/с в ближайшие несколько лет, а к 2040 году он снизится до 38 млн б/с. В целом по миру рост спроса на нефть будет замедляться — с 1,4 млн б/с в 2018 году до 0,5 млн б/с к концу следующего десятилетия.

Франция. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 6 ноября 2019 > № 3185111


Франция > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 6 ноября 2019 > № 3184219

Аналитики назвали города Франции, где много работы и доступного жилья

Как ни странно, Бордо и Париж оказались почти в самом конце списка.

Рейтинг. Исследование компании Meilleurtaux охватило 30 французских городов и посёлков. В каждом из них специалисты оценили предложения по трудоустройству на основании постоянного контракта (CDI) на душу населения, а также средние цены за квадратный метр на дома и квартиры, сообщает The Local.

ТОП-10:

   1.Безансон

   2.Орлеан

   3.Сен-Этьен

   4.Гренобль

   5.Руан

   6.Лион

   7.Страсбург

   8.Мец

   9.Кан

   10.Клермон-Ферран

Цитата. «Безансон — не лидер ни по занятости, ни по ценам на недвижимость. Но он обеспечивает наилучший баланс данных характеристик», — говорит Томас Аллер, основатель сайта занятости Jobijoba, с помощью которого эксперты собирали данные.

«Однако здесь более 40% предложений о работе обещают трудоустройство по постоянному контракту по сравнению с 33% в Бордо. И в Безансоне, получая среднюю зарплату, можно купить целых 74 квадратных метра недвижимости», — добавляет специалист.

Подробности:

Лилль, который был на втором месте после Гренобля в 2018 году, опустился в списке до 14-й позиции, поскольку другие города улучшили свои предложения в сфере трудоустройства.

И Лион, и Бордо отличились большим количеством рабочих мест, но ухудшили свои показатели из-за сравнительно высоких цен на недвижимость.

Марсель, Ним и Лимож показали хорошие результаты по ценам на недвижимость, но имели относительно немного рабочих мест. К примеру, в Марселе команда Meilleurtaux насчитала всего шесть рабочих мест с постоянным трудоустройством на 100 жителей города.

Париж попал на 26 место из-за чрезвычайно высоких цен на недвижимость, которые недавно преодолели отметку в €10 000 за квадратный метр.

Контекст. В целом, рынок труда Франции набирает обороты, безработица сократилась до самого низкого уровня за последние 10 лет. Тем не менее, многие жители страны, особенно молодёжь, испытывают трудности в поиске работы с постоянным контрактом.

Автор: Виктория Закирова

Франция > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 6 ноября 2019 > № 3184219


Франция > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inopressa.ru, 5 ноября 2019 > № 3184714

Почему француженки будут работать бесплатно начиная с 16 часов 47 минут?

Сеголен Форгар | Le Figaro

"(...) Начиная со вторника, 5 ноября, с 16:47 французские женщины будут работать... бесплатно. Столкнувшись с констатацией такого факта, феминистская группа Les Glorieuses призывает женщин прекратить работу, чтобы осудить неравенство в зарплатах женщин и мужчин", - пишет журналистка Le Figaro Сеголен Форгар.

"В период с 5 ноября по 31 декабря работающие женщины работают на общественных началах", - говорится в заявлении группы, вдохновленной исландской инициативой.

"(...) Эту дату (...) рассчитали, взяв показатель неравенства в заработной плате мужчин и женщин, определенный статистической службой Европейского союза Eurostat. Что конкретно говорит Европейское статистическое управление? По его данным, средняя валовая почасовая заработная плата француженок на 15,4% ниже, чем у мужчин. На основе 7-часового рабочего дня (и рабочих недель в 35 часов) группа Les Glorieuses подсчитала эту разницу в числе рабочих дней в 2019 году, исключая выходные и праздничные дни. В итоге получилась дата 5 ноября, 16:47", - поясняет автор статьи.

"(...) Без осуществления государственной политики, как утверждает Ребекка Амселем, основатель Les Glorieuses, "только в 2168 году женщины будут получать такую же зарплату, как мужчины". По мнению экономиста, движение к равной оплате труда все еще идет слишком медленно. "Наблюдается стагнация, и разрыв в заработной плате между женщинами и мужчинами практически не сдвигается с места", - уточняет она. "С другой стороны, это тема, о которой говорят все больше и больше. Конечно, коммуникация - это еще не все, но это хорошее начало", - указывает она.

"(...) В течение нескольких лет исландки выходили на улицы, чтобы осудить неравенство в заработной плате, - напоминает газета. - Бой закончился тем, что они добились своего. В марте 2017 года министр равенства и социальных дел Торстейнн Виглундссон объявил, что любая компания, в которой работает более 25 человек, обязана предлагать равную плату за одинаковую работу. Для этого компании придется пройти сертификацию и доказать, что она платит мужчинам и женщинам одинаково. Это постановление вступило в силу в январе 2018 года, и с тех пор были введены меры контроля и наложены штрафы при несоблюдении принципа равной оплаты. Ребекка Амселем убеждена в том, что именно такие меры приведут к равенству".

Франция > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inopressa.ru, 5 ноября 2019 > № 3184714


Франция. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 ноября 2019 > № 3183610

Le Monde (Франция): Эммануэль Макрон наталкивается на двусмысленность Си Цзиньпина

Президент Франции, находясь с визитом в Шанхае, призвал китайское руководство к большей открытости экономики. Си Цзиньпин пообещал, что «двери Китая будут открываться все шире», и высказался за ускорение торговых переговоров с Европейским союзом, но не назвал конкретных сроков их завершения.

Седрик Пьетралунга (Cédric Pietralunga), Фредерик Лемэтр (Frédéric Lemaître), Le Monde, Франция

Покажи мускулы, но не обижай хозяина. Именно этой тактики Эммануэль Макрон попытается придерживаться во время своего второго официального визита в Китай, который начался 4 ноября в Шанхае и завершится в среду в Пекине. Если его первый приезд в январе 2018 года имел исключительно дипломатическую направленность, сегодняшний визит подразумевает налаживание экономических связей, в то время как торговое соперничество с США нарушает мировой баланс.

Президент Франции был приглашен своим китайским коллегой Си Цзиньпином во вторник на торжественное открытие 2-й Шанхайской импортной ЭКСПО, призванной продемонстрировать открытость страны для иностранных компаний, так как Пекин регулярно обвиняют в закрытии доступа на свой рынок. Макрон призвал китайское руководство не поддаваться «закону сильнейшего». «В торговой войне — только проигравшие», — сказал он, подтвердив, что «стремление к изоляционизму не выгодно никому». Позиция Дональда Трампа, чей лозунг «Америка прежде всего», ознаменовала кризис многосторонности в международном сотрудничестве.

По словам Макрона, это сотрудничество должно осуществляться на равных. Президент Франции, в частности, выступил в поддержку «равноправного режима в доступе к субсидиям и государственным рынкам Китая» и к «средствам правовой защиты» в юридических вопросах для иностранных компаний. Он также призвал к «уважению интеллектуальной собственности, без которой невозможны инновации». Это является проблемой для компаний, желающих работать в Китае. Он также высказал пожелание, чтобы переговоры по инвестиционному соглашению между Китаем и Европейским союзом завершились к 2020 году.

«Чем больше мы играем в европейцев, тем лучше результат»

Выступая накануне перед французскими и немецкими предпринимателями, Эммануэль Макрон также призвал европейцев действовать сообща в отношении Китая, а не испытывать судьбу поодиночке. «Есть национальные программы (…), но чем больше мы действуем франко-немецким тандемом и, особенно, от имени европейцев, тем больше у нас доверия и результатов. Решающее значение для нас имеет наша способность работать сообща», — сказал глава государства. Чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, президент Франции пригласил европейского комиссара Фила Хогана и министра образования Германии Аню Карличек сопровождать его в Китае.

Такая позиция приветствуется всеми присутствующими руководителями компаний, которые иногда сталкиваются с проблемами в Китае. «У каждой европейской страны есть свои сильные стороны, но все они имеют одинаковую слабость: их площадь. Эта позиция подтверждена на европейском уровне и всегда будет сильнее, чем действия «каждый за себя», — утверждает Жан-Луи Шоссад, президент группы компаний Suez и сопредседатель французско-китайской комиссии. «У нас много достоинств, но мы не выигрываем, когда действуем разрозненно. Только европейская сплоченность позволит добиваться результатов», — считает Бенуа Потье, президент компании Air Liquide. Но при условии, что не только Франция будет выступать за коллективное участие. «Ангела Меркель посетила с визитом Китай в сентябре, но она не пригласила ни одной французской компании поехать с ней», — сказал один из руководителей компаний.

«Президент выступил с инициативой, но каждый должен последовать его примеру. Это не делается за один день », — признались в Елисейском дворце, где хотели бы изменения взглядов внутри Европейской комиссии. «Мир изменился, Европейский Союз должен адаптировать свои программы. Он начал это делать, представляя Китай системным конкурентом. Но ЕС должен продолжать свое преобразование. Сегодня все страны союза едины, и это хорошо», — сказал один из сопровождающих Макрона. Следующий саммит ЕС-Китай, который состоится в сентябре 2020 года в Лейпциге, даст возможность продемонстрировать этот единый фронт.

«Ломать стены, вместо того чтобы их строить»

Со своей стороны президент Си Цзиньпин ранее высоко оценил мультилатерализм. Ни разу не упомянув США, он призвал ломать стены, а не возводить их, и сокращать торговые барьеры. «Экономики разных стран становятся все более зависимыми друг от друга и все более интегрированными», — продолжил он, отвечая тем, кто, особенно в Соединенных Штатах, считает, что нужно закрыть доступ к китайским технологиям. Си Цзиньпин выступил с позиции лидера великой инновационной страны.

Однако он не стал говорить о том, что готов отказаться от преимуществ ВТО для развивающихся стран, как того требуют европейцы. Хотя он и пообещал, что «двери Китая будут открываться все шире», и высказался за ускорение торговых переговоров с Европейским союзом, он не назвал конкретные сроки, в отличие от Эммануэля Макрона.

И еще одна двусмысленность. Хотя Си Цзиньпин выказал свое желание «защищать принципы международного порядка», построенного ООН, он также продолжает продвигать китайскую инициативу «новых шелковых путей», не обращая ни малейшего внимания на критику со стороны западных стран против этой гигантской инвестиционной программы. Наконец, предоставляя слово министру иностранных дел Италии Луиджи Ди Майо, который формально не имел оснований выступать на открытии форума, Китай четко подтвердил, что намерен и впредь уделять приоритетное внимание дружественным странам ЕС и будет поддерживать его разделение. Итак, достижение доверия, за которое выступает Эммануэль Макрон, явно откладывается.

Франция. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 ноября 2019 > № 3183610


Франция > Легпром. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 ноября 2019 > № 3183547

Владелец Louis Vuitton обошел Билла Гейтса и стал вторым в списке богатейших людей мира

Александр Пятин

редактор новостей

Владелец Louis Vuitton и Dior Бернар Арно обогнал Билла Гейтса и стал вторым в рейтинге богатейших миллиардеров мира по версии Forbes Real-Time. От первого места, которое занимает основатель Amazon Джефф Безос, француза отделяет чуть больше $5 млрд

Председатель и генеральный директор холдинга LVMH Бернар Арно поднялся на второе место в рейтинге богатейших людей мира Forbes Real-Time, который обновляется в режиме реального времени. По данным на 5 ноября, его состояние оценивалось в $107 млрд. Это позволило французу обогнать в списке сооснователя Microsoft Билла Гейтса — его состояние на тот момент оценивалось в $106,8 млрд. От расположившегося на первом месте основателя Amazon Джеффа Безоса Арно отделяет $5,3 млрд.

Состояние Арно увеличивается благодаря росту цены акций LVMH, который продолжается с начала октября. Согласно данным торгов, во вторник, 5 ноября, стоимость бумаг на бирже достигла исторического пика — €400,9 за бумагу. В начале 2019 года акции LVMH стоили около €253 за штуку.

В марте, когда Forbes публиковал ежегодный рейтинг богатейших людей мира, состояние Арно оценивалось в $76 млрд. Однако в июне оценка превысила отметку в $100 млрд, что позволило Арно стать третьим (после Безоса и Гейтса) миллиардером с 12-значным состоянием. В июле француз вытеснил сооснователя Microsoft со второй строчки в рейтинге Forbes Real-Time, но всего неделю спустя снова переместился на третье место.

Франция > Легпром. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 ноября 2019 > № 3183547


Франция > Недвижимость, строительство. Экология > rg.ru, 5 ноября 2019 > № 3183052

Без химии и мрамора

Под Парижем открылось экологическое кладбище

Текст: Вячеслав Прокофьев (Париж)

Новомодные эко-тренды добрались и до ритуального бизнеса. Во Франции неподалеку от городка Иври-сюр-Сен, что в нескольких километрах к юго-востоку от Парижа, открыли экологическое кладбище. Хотя территорию в 1560 квадратных метров выделили местные власти, оно входит в компетенцию столичной мэрии, являющейся инициатором этого проекта. По словам главы управления муниципальными кладбищами Парижа Сильвена Эколя, суть в том, чтобы "сократить влияние на окружающую среду".

Для захоронения покойника на "зеленом" кладбище, родственники должны пойти на определенные условия договора, который заключают с администрацией некрополя. Во-первых, они обязуются выбрать гроб либо из прессованного картона, либо из необработанного дерева исключительно французского происхождения. Причем без покрытия лаком и без металлических элементов. Никакого мраморного или бетонного надгробия на могиле. Лишь деревянная табличка с именем усопшего и прочими надписями.

Более того, рекомендовано отказаться от предварительного бальзамирования тела с использованием химических препаратов, а также облачить умершего в одежду с биоразлагаемыми свойствами. В отличие от классических могил вокруг "экологических" нельзя возводить заграждения или иными способами обозначать периметр.

Пока большого наплыва желающих воспользоваться "зеленым" погостом не наблюдается, и это несмотря на то, что с финансовой точки зрения такое захоронение обойдется родным дешевле, чем классическое. 10-летняя концессия на нем (во Франции за использование места на кладбище полагается платить аренду) стоит 294 евро вместо 376, как на всех других. Не говоря уже о том, что сам печальный обряд в целом не нанесет такого ущерба семейному бюджету и будет стоить минимум в два раза меньше, нежели при обычных похоронах, - полторы тысячи евро вместо 3300 евро.

Отметим, что подобное кладбище - второе во Франции. Первое - в городе Ньоре на западе страны. Там "экологически" захороненных около 70 человек. Что касается Парижа, то после Иври-сюр-Сен столичные власти планируют в ближайшие годы запустить аналогичные проекты еще в трех городах, расположенных поблизости от Парижа.

Франция > Недвижимость, строительство. Экология > rg.ru, 5 ноября 2019 > № 3183052


Франция > СМИ, ИТ > ria.ru, 4 ноября 2019 > № 3183269

Французский писатель Жан-Поль Дюбуа получил Гонкуровскую премию — самую знаменитую французскую награду в области литературы — за книгу "Не все люди живут одинаково" (Tous les hommes n'habitent pas le monde de la même façon).

Трансляция объявления результатов премии велась в прямом эфире каналом CNews.

Книга, отмеченная жюри, — ностальгический роман о потерянном счастье. История начинается в канадской тюрьме, где главный герой сидит уже два года за преступление, суть которого будет раскрыта ближе к концу повествования. Но у него масса времени для воспоминаний о своей семье и о собаке, погрузится в которые ему иногда мешает товарищ по несчастью, с которым он вынужден делить камеру.

В 2004 году Дюбуа, 69-летний писатель из Тулузы, который занимается литературой более трех десятков лет, был удостоен премии "Фемина" за роман "Французская жизнь".

Гонкуровская премия вручается за лучший роман на французском языке. Она носит имя классиков братьев Гонкуров — Эдмона Луи Антуана и Жюля Альфреда Юо. Младший из них, Эдмон, завещал свое состояние литературной академии, которая стала называться Гонкуровской и учредила ежегодную одноименную премию.

Награда присуждается по итогам голосования десяти членов академии на специальной встрече в парижском ресторане "Друан" (Drouant). У каждого академика один голос, он может отдать его за одну книгу, и только президент имеет два голоса.

Размер Гонкуровской премии составляет символическую сумму — всего 10 евро, зато открывает перед лауреатом широкий путь не только к известности и признанию, но и к гарантированно высоким тиражам.

Франция > СМИ, ИТ > ria.ru, 4 ноября 2019 > № 3183269


Франция > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 ноября 2019 > № 3182002

Французская актриса и певица, исполнительница песни "Manchester et Liverpool" Мари Лафоре скончалась на 81-м году жизни, сообщает издание Point со ссылкой на семью звезды.

Согласно газете, певица умерла в городе Женолье в Швейцарии почти через месяц после празднования 80-летия. Причины смерти не называются.

Франко-швейцарская певица и актриса Майтена Мари Брижитт Думенак, известная под именем Мари Лафоре, родилась в городе Сулак-сюр-Мер во Франции в 1939 году. Хотя ее карьера началась случайно - в 19 лет она выиграла в песенном конкурсе на радио, где заменяла заболевшую сестру, - уже через несколько лет к ней пришел громкий успех.

В 1960 году вместе с Аленом Делоном она снялась в картине режиссера Рене Клемана "На ярком солнце", ставшей первой экранизацией романа Патриции Хайсмит "Талантливый мистер Рипли". Первый же фильм принес актрисе популярность и много ролей в 60-х годах.

Слава певицы к ней пришла в 1963 году вместе с ее первым хитом "Les vendanges de l'amour". Наибольшую же популярность ей принесли песня "Mon amour, mon ami", прозвучавшая в фильме Франсуа Озона "8 женщин", кавер-песня "Viens, viens" и ее самая известная композиция, по которой ее знает российский зритель, - "Manchester et Liverpool", мелодия которой долгое время звучала как заставка прогноза погоды в телепрограмме "Время", "Новости Первого канала" и "Другие новости".

Франция > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 ноября 2019 > № 3182002


Франция > Экология > ria.ru, 3 ноября 2019 > № 3182000

Сто тысяч домов остались без электричества на юго-западе Франции из-за шторма, передает телеканал BFMTV со ссылкой на заявление компании Enedis.

Отмечается, что шторм "Амели" обрушился на страну в ночь на воскресенье. В 17 департаментах объявлен "оранжевый" уровень погодной опасности из-за сильного ветра или наводнений.

Телеканал отмечает, что в бухте города Аркашон в департаменте Жиронда скорость ветра достигает 163 км/ч. Деревья упали на дороги. Местные власти рекомендуют по возможности не выходить на улицы и не пользоваться личным транспортом.

В Вандее – в департаменте на западе республики – сохраняется угроза затопления побережья, тротуаров, подвалов. При этом в департаменте Приморская Шаранта без электричества осталось 5,7 тысячи домов.

Больше всего стихия затронула департаменты Атлантические Пиренеи, Ланды, Жиронда и Дордонь. Компания Enedis подтвердила, что, по состоянию на 8.30 (10.30 мск), без электричества остаются около 100 тысяч домов.

Франция > Экология > ria.ru, 3 ноября 2019 > № 3182000


Франция > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 2 ноября 2019 > № 3182616

Мишель Трибала: «Нет, Франция не была всегда страной иммиграции» (Le Figaro, Франция)

Мишель Трибала, эксперт по вопросам иммиграции во Франции,выступила с критикой в адрес президента Макрона после его заявления о том, что Франция всегда были страной иммиграции. По ее мнению Макрон не имеет четких представлений о тенденциях в сфере иностранной иммиграции и о ее демографических последствиях.

Луиз Дарбон (Louise Darbon), Le Figaro, Франция

Le Figaro: Эммануэль Макрон заявил в интервью еженедельнику «Valeurs actuelles», что Франция всегда были страной иммиграции. Вы согласны с таким суждением?

Мишель Трибала (Michèle Tribalat): Из того, что иностранцы во все времена путешествовали в Европе, нельзя сделать вывод, что Франция всегда была страной иммиграции. В 1851 году во Франции было только 381 000 иностранцев, или 1% населения. В основном это представители соседних европейских стран, в основном бельгийцы. На самом деле Франция раньше других познала бурную иностранную иммиграцию, в большинстве соседних стран рассвет иммиграции приходится на 1960-е годы и позже. Великая миграционная волна 1920-х годов привела во Францию многих итальянцев и поляков. В 1931 году доля иммигрантов (иностранцев, родившихся за границей) составила 6,6%.

Поэтому я в шоке от ошибок в заявлениях президента Макрона, который сказал, что «мы всегда были страной иммиграции», что «во Франции иммигранты всегда составляли от 10% до 14% населения». На самом деле, Франция пережила три большие волны миграции: в 1920-х годах, прерванные рецессией и войной, спад в последней четверти XX века и волна, начавшаяся в XXI веке и на данный момент имеющая интенсивность, сравни с волной 1930-х годов. Как можно было бы иметь стабильный уровень населения иностранного происхождения в течение такого долгого времени? И что президент имеет в виду под населением иностранного происхождения? Согласно последним данным Национального института статистики и экономических исследований Франции (INSEE), в 2018 году у нас будет чуть более 14 миллионов человек иностранного происхождения в двух поколениях или 21% населения.

Я уже был поражена ляпом, допущенным Жераром Коллоном (министр МВД), который перед Комитетом по иностранным делам озвучил цифру 200 000, касающуюся населения иностранного происхождения в Иль-де-Франс. Он отметил, что уже этого слишком много, но это не шокировало присутствующих. Тем не менее, это составляет только 1,7% населения региона! Президент не имеет более четких представлений о тенденциях в сфере иностранной иммиграции и о ее демографических последствиях.

— Какие уроки можно извлечь из сравнения разных периодов иммиграционных волн?

— Состав иммигрантов по происхождению сильно изменился. В 1982 году в материковой Франции 56% иммигрантов были европейского происхождения и 33% были выходцами из Африки. Во всей Франции, за исключением Майотты (заморская территория) в 2018 году, эти пропорции составляют соответственно 33% и 46%. Самый значительный миграционный поток был из Африки (почти 18% во всей Франции против 4,3% в 1982 году на материковой части Франции).

Стирание европейского вклада еще более заметно среди молодых людей иностранного происхождения в возрасте до 18 лет: в материковой Франции в 2017 году только 22% из них были европейского происхождения, 40% североафриканского происхождения и 20% из остальной части Африки. Что также сильно изменилось, так это интенсивность концентраций для молодых людей иностранного происхождения в возрасте до 18 лет. В конце 1960-х годов доля молодежи иностранного происхождения в коммунах с населением 5000 человек была близка к 15%. Она значительно выросла, особенно в муниципалитетах с населением 30 000 человек, где она составляла больше 37% в 2015 году.

— Президент упоминает граждан, которые «отмежевываются» от Республики…

— Эммануэль Макрон говорит об отмежевании, но, похоже, не очень серьезно относится к религиозной горячности, которая особенно развита среди молодых мусульман. Он видит в этом провокацию со стороны людей, которые «высмеивает религию» и «используют ее для провокации Республики», так как она якобы не любит мусульман. Кажется, президент разделяет эту точку зрения. Это похоже на жалобу. Президент возлагает ответственность на Францию, которая не сделала все необходимое для экономической интеграции отцов и братьев девочек, которые носят платки. Здесь мы видим, что президент отдает приоритет материальным условиям. Впрочем, он приписывает текущие проблемы именно периоду «Славного тридцатилетия» (1946-1976). Очевидно, что культурное разделение его не интересует, или он считает его неглубоким. Я не вижу значительных изменений, вспоминая его предвыборную кампанию, когда он отрицал существование французской культуры.

— Макрон отмечает провал политики ассимиляции. Что вы скажите на этот счет?

— Слово «ассимиляция» им не было произнесено. Он говорит о «провале нашей модели» (без уточнений), который в сочетании с «кризисом ислама», объясняет то, что дочери или внучки иммигрантов носят платки. О какой модели он говорит? Боюсь, что речь идет о более инклюзивной экономической модели, к которой он призывает. Французская модель ассимиляции больше не существует. От нее отказались элиты и государство под руководством Жака Ширака в 2004 году, когда он согласился на мультикультурную модель интеграции, так сформулированную Европейской комиссией: «Интеграция — это двусмысленный динамичный процесс взаимное принятие всеми иммигрантами и резидентами государств-членов». Ассимиляция, напротив, является асимметричной моделью, которая способствует исторической преемственности, предоставляя привилегию культуре принимающей страны. Для этого нужна не столько конкретная политика, сколько участие всего общества, включая элиты.

Франция > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 2 ноября 2019 > № 3182616


Франция. Белоруссия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Химпром. Финансы, банки > oilcapital.ru, 1 ноября 2019 > № 3182416

Total продала загрязненную российскую нефть

Партию загрязненной нефти из России объемом в 720 тыс. баррелей продала французская Total, сообщило агентство Bloomberg, ссылаясь на источники. По их данным, торговое подразделение Total смогло договориться о продаже партии загрязненной нефти со скидкой, превышающей $25 за баррель. В настоящее время груз хранится в Роттердаме. Покупатель не называется.

В апреле 2019 года, напоминает ТАСС, в трубопроводную систему «Дружба», по которой идет экспорт нефти из России через Белоруссию в европейском направлении, попало загрязненное хлоридами сырье. Прокачка нефти была приостановлена. В полном объеме поставки по нефтепроводу возобновились с 1 июля.

В июле, напомним, совет директоров «Транснефти» утвердил размер компенсаций покупателям, пострадавшим от инцидента с «Дружбой» на уровне $15 за баррель.

Франция. Белоруссия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Химпром. Финансы, банки > oilcapital.ru, 1 ноября 2019 > № 3182416


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2019 > № 3179925

Ouest-France (Франция): каким должен быть диалог с Россией?

Французский дипломат Жан-Мари Геэнно, бывший заместитель Генерального секретаря ООН по операциям по поддержанию мира, делится своей точкой зрения на восстановление отношений с Россией. По его словам, Европа должна сделать так, чтобы ее голос был услышан.

Ouest-France, Франция

Президент Макрон решил сделать диалог с Россией одной из целей своей внешней политики. Я отношусь к тем, кто с ним согласен. Так называемые замороженные конфликты не являются таковыми для тех, кто является жертвами, а европейский мир является более хрупким, чем можно себе представить: контроль над вооружениями, который регулировал холодную войну, и остается жизненно важным для европейской безопасности, почти больше не существует. Но этот вопрос имеет особое значение, так как развитие технологий стирает границы между тактическими и стратегическими действиями, а также между обычными и ядерными вооружениями. Столкнувшись с фактическим отсутствием США, Европа не может оставаться пассивной и должна сделать так, чтобы ее голос был услышан. Для чего?

Я только что вернулся из Сочи, где состоялось ежегодное заседание клуба «Валдай», в котором принимает участие президент Путин. В этом году темой форума было «Пробуждение Азии и новый мировой порядок». Соответственно российские участники особо отмечали разворот на восток, которому Эммануэль Макрон надеется противопоставить европейский вариант. Он позволил бы России не быть «младшим партнером Китая», о чем Макрон говорил в сентябре, выступая перед французскими послами. Русские дают понять, что их страна не будет обменивать Азию на Европу. Она хочет прицепить российский вагон к экспрессу азиатской экономики: кто бы удивлялся? Тем более что в военном отношении, Россия может предложить Китаю неоценимые возможности раннего предупреждения, то есть противоракетной обороны.

Что касается внутренней политики, авторитарный режим Путина стремится закупать китайские технологии для контроля над населением: мэр Москвы заявил нам о своем намерении подключить 160 000 городских камер к программам по распознаванию лиц, что позволит идентифицировать всех «бандитов».

Европа больше интригует, чем впечатляет

Было бы неплохо понимать границы диалога с Россией. Игнорировать их — значит идти на двойной риск: готовиться из-за чрезмерных амбиций к избытку уступок и к расколу европейцев вместо их объединения. Европа больше интригует Россию, чем ее впечатляет. Москва продолжает мечтать о диалоге с Вашингтоном, который возвращает ей образ сверхдержавы, в то время как Европейский Союз, похоже, не способен превратить в оперативную реальность свое желание противостоять американской политике в отношении Ирана. Многие вопросы остаются без ответа: возвращается ли новая волна популизма, который поддерживает Москва? Сплачивает ли европейцев Брексит вместо того, чтобы их разъединять? Какое будущее ждет Макрона, какое будущее ждет Германию после ухода Меркель? Существование такого количества неопределенностей совсем не стимулирует осторожного Путина к широкому стратегическому выбору в отношениях с Европой.

Однако в Сочи Владимир Путин говорил гораздо мягче, чем обычно. Это может быть ловушкой, поскольку Россия, добившись успеха в Сирии, стремится на самом деле к отмене европейских санкций, связанных с событиями на Украине.

Необходим прагматичный диалог

Тем не менее, прагматичный диалог европейцев с Россией является настоятельной необходимостью. Новая «архитектура европейской безопасности», за которую выступает Макрон, пока нереальна, но вопросов, по которым возможен прогресс, предостаточно. Это и гуманитарные меры по улучшению жизни населения Донбасса, и меры укрепления доверия в области компьютерной безопасности, и новая модель контроля над вооружениями… Заинтересованность России в снижении напряженности в Европе заслуживает того, чтобы ее протестировать в действии.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2019 > № 3179925


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2019 > № 3179918 Эммануэль Макрон

Макрон: коммунитаризм создает огромную проблему для Франции (Valeurs actuelles, Франция)

Эммануэль Макрон дал интервью журналистам еженедельника «Valeurs actuelles», издания крайне правого толка, по его собственному выражению. Отвечая на вопрос о желании большей части населения дистанцироваться и представлять себя жертвой государства, он признал, что столкнулся с огромной проблемой.

Луи Де Рагенель (Louis de Raguenel), Valeurs Actuelles, Франция

Президент Франции Эммануэль Макрон дал интервью журналистам еженедельника «Valeurs actuelles», издания крайне правого толка, по его собственному выражению. Отвечая на вопрос о желании большей части населения дистанцироваться и представлять себя жертвой государства, он признал, что столкнулся с огромной проблемой.

— Если говорить о Франции, то проблема коммунитаризма имеет как социально-экономические, так и мнимые корни, а также заложена в памяти поколений. И французы, и алжирцы по-прежнему страдают от глубокой травмы, полученной в результате войны в Алжире, и это сильно влияет на перечень требований. Я всегда внимательно слежу за идейным содержанием манифестаций. Возьмем демонстрацию 19 октября в Париже против закона о запрете ношения платка. Основными ее участниками были представители стран третьего мира с намеками на марксистские идеи.

— Как отвечать на эту провокационную риторику, бросающую вызов Франции?

— Республика должна быть непреклонна. Для меня проблема не в том, что женщина в платке сопровождает своего ребенка во время школьной экскурсии. Она не потеряна для общества: она отдает своего ребенка в государственную школу и ездит с ним на школьные экскурсии. И именно через нее мы сможем вернуть сбившихся с пути людей.

— Разве ношение платка соответствует французской культуре?

— Если это ее выбор, то это ее выбор. Если это требование ее мужа, и она вынуждена подчиниться, то она, по крайней мере, надеется, что ее ребенок сможет сам выбирать и сможет быть свободным. Моя главная проблема — дети, которые не ходят в школу. А ребенок, чьи родители мусульмане и который интегрировался в общество, никого не беспокоит. Если у его мамы есть платок, и она никому не докучает, мы не можем сказать ей: «Вам здесь не рады». Это огромная ошибка.

— Но нам говорят, что вечный страх общественного осуждения и исламофобии ведет нашу культурную модель к самоуничтожению, а выживших после теракта в «Шарли Эбдо» оставляют один на один с критикой внутренних врагов.

— Религия используется некоторыми как своего рода политический жест, чтобы объявить государству, что их презирают.

— А что делать с 27% мусульман, живущих во Франции и ставящих шариат выше законов Республики?

— Это моя борьба… это большая проблема для нас.

Позиция президента по поводу межобщинной напряженности отличается достаточной гибкостью.

— Существует напряженность между религиями или предполагаемыми религиями, а также всем, что связано с ними… Некоторые люди поддерживают коммунитаризм и размежевание… На самом деле, они не любят других. Но я не хочу говорить о направленном против белых расизме. Я не хочу погружаться в эту диалектику, потому что считаю ее губительной. Мне чужда наивность, я непреклонен.

Наивный вопрос, навеянный поиском слабых признаков радикальных настроений, который недавно запустил министр внутренних дел: как провести черту между двумя женщинами в платке, если одна придерживается коммунитаризма, а вторая нет? «Я ее не провожу», — отвечает он.

Как бы то ни было, у него есть четкая позиция по поводу поступка Жюльена Одуля (депутат от «Национального объединения»), который унизил женщину в платке, сопровождавшую своего ребенка на школьной экскурсии: «Он загнал себя в угол! Судя по всему, эта женщина оказалась ближе к политическому исламу, чем предполагалось. Но он сделал ее жертвой во имя всех тех женщин в платках, которые никому не мешают и просто отводят детей в школу или ведут их в бассейн! Мы две недели были в заложниках двух угроз, которых необходимо избегать: это коммунитаризм и партия "Национальное объединение". Именно поэтому мне не хотелось бы к этому возвращаться».

…Президент затронул эту тему впервые за годы после своего избрания, когда вопросы идентичности практически не поднимались. Пришло время.

Тем временем какой-то мерзавец ранит двух верующих в мечети в Байонне, все так же трудно помешать открытию мусульманских школ, а «Исламское государство» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.) стремится поквитаться за гибель своего лидера Абу Бакра аль-Багдади.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2019 > № 3179918 Эммануэль Макрон


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2019 > № 3179897

Подъем исламофобии во Франции: эра Макрона проваливается в светскую полемику (Al Araby, Великобритания)

Автор констатирует, что президент Франции Эммануэль Макрон оказался в ловушке. Ему необходимо лавировать между отстаиванием национальной идентичности и интеграцией мусульман в светское общество. Что происходит во Франции, где каждый себя считает французом и хочет отстаивать свои права?

Далия Кансух, Al Araby Al Jadeed, Великобритания

Споры по поводу интеграции мусульман во французское общество и борьба с исламским экстремизмом вновь выходят на передний план, вызвав острую социальную и политическую полемику. Президент Франции Эммануэль Макрон оказался в ловушке между отстаиванием французской национальной идентичности и интеграцией мусульман в светское общество.

Свое мнение французы выражают в таких лозунгах, как «контроль мусульман во Франции», «борьба с сектантством в обществе» или «французское общество не дремлет». К слову, исламофобные настроения во французском обществе и политике неизменно растут. Французское руководство продолжает «зарывать голову в песок» в отношении проблемы с мусульманской общиной во Франции, в то время как французские радикалы пугают «столкновением цивилизаций», которое, по их словам, сегодня может вылиться в более взрывоопасное явление, чем когда-либо прежде.

Фатима и «зверь»

11 октября, спустя неделю после гибели четырех полицейских в парижской префектуре, во Франции произошёл ещё один важный инцидент. Во время школьного мероприятия, организованного региональной ассамблеей региона Бургундия — Франш-Конте на востоке страны, произошел конфликт между депутатом от ультраправой партии «Национальное объединение» (ранее «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен) Жульеном Одулем и Фатимой Е., матерью одного из школьников, которая носит хиджаб.

Одуль потребовал, чтобы сопровождавшая сына женщина сняла хиджаб в соответствии со «светскими принципами» государства и лично опубликовал видеозапись случившегося. По словам газеты Le Monde, другой член ультраправой партии последовал за мусульманкой в уборную и угрожал ей, сказав: «Когда придут русские, вы уйдете».

Что касается второго происшествия, то речь идёт о преступлении государственного служащего Микаэля Арпона, убившего своих коллег в парижском полицейском управлении. Как объявила позже французская прокуратура, этот мужчина принял ислам несколько лет назад, и его поведение демонстрировало «скрытый экстремизм». Кроме того, он имел контакты с радикальными салафитскими группировками.

Согласно газете Liberation, за неделю после расистских заявлений Одуля местные новостные каналы организовали трансляцию по меньшей мере 85 дебатов на тему ношения хиджаба во Франции. В них приняли участие 286 женщин, среди которых оказалась лишь одна француженка в хиджабе — Латифа ибн Заятен, активистка марокканского происхождения, чей сын Мухаммед Мерах был убит нападавшими в Тулузе и Монтобане в марте 2012 года.

Инцидент вызвал очередную волну политических дискуссий об исламском головном уборе во Франции. Воспользовавшись моментом, республиканцы внесли на рассмотрение законопроект, запрещающий матерям в хиджабах сопровождать своих детей в школьных поездках. Стало ясно, что правительство Макрона по этому вопросу разделилось на два лагеря. Министр национального образования Франции Жан-Мишель Бланке заявил, что французское законодательство не запрещает матерям в хиджабах участвовать в школьных поездках, но хотелось бы «избежать этого по максимуму». Его заявление осудила пресс-секретарь французского правительства Сибет Ндиайе, которая сообщила, что у нее нет проблем с женщинами в хиджабах во время школьных поездок.

После резонансного инцидента в парижском полицейском управлении министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер рассказал о плане создать «активные гражданские организации по всей республике для борьбы с исламским экстремизмом», сообщив о срыве 60-й попытки проведения террористической операции во Франции с 2013 года, которая должна была походить на теракт 11 сентября в США. Премьер-министр Франции Эдуар Филипп намерен отстаивать собственное видение «активного гражданского общества», напомнив об «образе гражданина-героя, защищающего свою страну».

На церемонии в честь четырех парижских полицейских, убитых в результате нападения полицейского, близкого к экстремистам, президент Макрон пообещал продолжить «беспощадную борьбу с исламским терроризмом» и призвал весь французский народ объединиться в борьбе против него. Сразу после выступления французского лидера в социальных сетях активно распространился хэштег #сообщить_о_мусульманине.

Дебаты о ношении хиджаба

Споры о ношении хиджаба во Франции никогда не прекращались. Они велись во всех политических институтах, по крайней мере, в течение последних четырех десятилетий, хотя уже не так активно, благодаря призывам к ужесточению закона по демонстрации религиозной атрибутики. В 2004 году под давлением светского лобби был принят закон, запрещающий открыто носить религиозные символы в школах, который в первую очередь был нацелен на несовершеннолетних учениц в хиджабах. А в 2010 году во Франции был одобрен законопроект, запрещающий женщинам носить никабы в публичных местах. Кроме того, во Франции увеличилось число тех, кто призывает принять решение о запрете на ношение хиджаба и другой религиозной атрибутики в университетах, особенно громко слышны их голоса в рядах партии Мануэля Вальса.

Параллельно во французском обществе возобновились споры об исламе и мусульманских женщинах после нападения на редакцию газеты Charlie Hebdo в январе 2015 году и террористических актов в ноябре того же года. Полемика вокруг ислама вспыхивает практически каждую неделю из-за того, что общество связывает распространение терроризма с хиджабом. После терактов в Париже споры о ношении хиджаба вышли на новый уровень. Таким образом, закон о борьбе с терроризмом и введение «чрезвычайного положения» позволили французской полиции обыскать тысячи домов мусульман в стране и осуществлять надзор за ними в рамках обеспечения национальной безопасности. В первые месяцы после принятия закона полиция совершила более 5 тысяч рейдов благодаря расширению должностных полномочий и увеличению сроков пребывания подозреваемых за решеткой.

Макрон: «бросок вперед» и автономия

Французский журналист Ив Маму, автор книг «Великое отречение» и «Французская и исламская элиты», считает, что президент Франции Эммануэль Макрон стремится предоставить французским мусульманам «автономию» с помощью внесения поправки в закон 1905 года. Кроме того, он предупредил о подводных камнях секуляризма, сославшись на то, что тридцать лет назад было потрачено 48 миллиардов евро на восстановление бедных пригородов во Франции, что привело к еще большей радикализации и отъезду 1700 джихадистов в «Исламское государство» (запрещена в РФ — прим. ред.). Об этом Ив Маму написал в своей статье, опубликованной в газете Le Figaro в январе 2019.

По словам Ива Маму, секуляризм и возрождение правых настроений влияют на политику Макрона. Французский лидер пытается придать более четкие очертания своей политике и даже добился небольших успехов. Эта проблема вызывает обеспокоенность в ближнем круге президента Франции, который требует от него «двигаться вперед».

Макрон неоднократно откладывал речь о своем видении секуляризма в стране, опасаясь политических последствий, но в конце прошлого года упомянул о желании внести поправки в закон 1905 года о разделении церкви и государства. По мнению администрации французского лидера, подобный шаг необходим для сохранения баланса во французском обществе в связи с происходящими изменениями в стране на фоне иммиграционных волн из мусульманского мира.

Реформы, подготовленные администрацией президента Макрона, должны были увидеть свет в январе, но неоднократно откладывались. На сегодняшний день ходят слухи о том, что французские власти так и не введут новые реформы из-за недовольства французского светского общества и религиозных деятелей в стране.

Помимо правовой реформы, Макрон хочет заложить основу для «организации ислама во Франции» с определенной структурой и финансированием. Прошлой осенью министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер после серии встреч с Джерардом Коломбом по поводу ислама в республике представил новый законопроект, который нацелен на «религиозные объединения или молитвенные дома», поскольку исламисты часто руководствуются законом 1901 года, что дает им большую гибкость в использовании соответствующих средств. Проект, по словам его авторов, позволяет использовать модель организаций 1905 года, открыть новые источники финансирования и получить выгоды от религиозных объектов, но при более жестком контроле, что позволит ликвидировать денежные потоки, которые могут нанести вред «общественному порядку».

Проект также открывает дверь для создания «религиозной полиции», которая займется разгоном политических собраний в местах отправления культа, но пока эта идея не получила широкого распространения. Новый законопроект вызвал недовольство во французском светском обществе, которое считает, что он станет инструментом в руках «экстремистских исламских группировок, салафитов, "Братьев-мусульман" (запрещена в РФ — прим. ред.) и турецкой Милли Герюш». Отметим, что законопроект не поддержали представители ни одной из религий во Франции.

Противники Макрона обвиняют президента в том, что он пытается дистанцироваться от нападок на ислам и мусульман во Франции, ссылаясь на его попытку вовлечь христиан в религиозную конфронтацию в ходе своей знаменитой речи в апреле 2018 года перед епископами Франции. Французский лидер призвал к «восстановлению нарушенной связи» между Католической Церковью и французским государством, следуя примеру своего предшественника Франсуа Олланда, который в 2013 году принял «закон Тобира» (назван по имени министра юстиции Кристиан Тобиры), разрешивший заключение однополых браков, что вызвало публичные акции протеста. Противники Макрона назвали резонансную речь президента «маскировочной», как и ту, что он произнес в отношении проблемы иммигрантов, ислама и секуляризма, которая породила на свет движение «желтых жилетов». Они утверждают, что вместо того, чтобы нарушать закон 1905 года и его принципы, основанные на французской революции, необходимо принять кардинальные меры для ликвидации радикального ислама во Франции, включая запрещение организаций и мобильных центров «Братьев-мусульман» в стране, а также прекращение финансовой поддержки странам Персидского залива, которые пользуются налоговыми льготами с 1990 года.

Противники Макрона считают, что глава государства должен держаться подальше от традиционных институтов и партий, которые не получили поддержку правого или левого крыла. В этом контексте следует отметить, что французский лидер поддерживает англосаксонскую политику, которая закрывает глаза на существование меньшинств и религиозных группировок, в том числе исламских, не борется с ними в традиционным смысле, а использует рычаги, позволяющие им сливаться и интегрироваться в общество, как всегда стремились французские политики со времен создания республики. Президент Макрон, похоже, отошел от традиций французской политики, когда несколько дней назад заявил, что «ни при каких обстоятельствах не следует мириться с тенденцией к формированию сообществ».

На сегодняшний день споры о месте ислама во французском обществе звучат все чаще. По правде говоря, они возникают только тогда, когда необходимо снизить градус напряженности по вопросам, которые расшатывают ситуацию во французском обществе, такие как восстание «желтых жилетов», изменение климата или безработица, но возрождение дебатов о хиджабе и создание «активного гражданского общества» для наблюдения за мусульманами связано не только с политикой, но возникли просто для того, чтобы вернуть мусульман в дискуссию о секуляризме и «государственном нейтралитете». К сожалению, исламофобные настроения во Франции сохраняется и расширяется, включая в себя все новые политические структуры. По мнению политолога Оливье Роя, французский секуляризм становится «идеологией», превращаясь в лекарство от недуга, в то время как Макрон пытается вылечить его с помощью поддельных лекарств.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2019 > № 3179897


Франция > Легпром > forbes.ru, 1 ноября 2019 > № 3179807 Бернар Арно

Миллиардер, работающий 24 часа в сутки: как владелец Louis Vuitton создал состояние в $100 млрд

Сьюзен Адамс

Редактор Forbes USA

Владельца Dior и Louis Vuitton называют человеком, не принимающим слова «нет» и не желающим проигрывать. Эти качества помогли Бернару Арно построить модную империю, которая стала символом французской роскоши, и создать состояние более чем в $100 млрд. Останавливаться на этом он не планирует

«Бернар Арно вдохновляет меня», — говорит Шерон Барбер. 38-летний дизайнер аксессуаров из Лос-Анджелеса прилетел в Париж в разгар осенней Недели моды и отправился в роскошный флагманский магазин Louis Vuitton на Вандомской площади, чтобы воздать должное главе группы компаний LVMH. Барбер сразу приковывает к себе внимание. Он выкрасил волосы в ярко-розовый и желтый, а затем черной краской с помощью трафарета нарисовал на них несколько знаков доллара. На зубах дизайнера — зеленые грилзы, а шею обвивает массивная стальная цепь из замков от сумок Louis Vuitton. «В прошлом году я потратил пару сотен тысяч на вещи от Louis Vuitton», — добавляет Барбер. Он зарабатывает на жизнь кастомизацией одежды и аксессуаров для звезд хип-хопа, например для трио Migos и рэпера Post Malone. В видеоклипе на песню Saint-Tropez Post Malone носит бронежилет, который Барбер изготовил из сумки Louis Vuitton и черной кожи. Дизайнер из Калифорнии убежден, что Бернар Арно в одиночку сформулировал современное определение понятия «роскошь».

«Это самый необычный дом Louis Vuitton. Здесь можно увидеть всю вселенную бренда», — говорит Арно с ярко выраженным французским акцентом, описывая открытый два года назад флагманский магазин Louis Vuitton. Сам магазин представляет собой что-то среднее между музеем и закрытым клубом. В сверкающих витринах — вещи Louis Vuitton во всем многообразии. Мраморная лестница со стеклянными балюстрадами ведет в частное ателье на четвертом этаже, где шесть портных создают на заказ платья для таких знаменитостей, как Леди Гага и Эмма Стоун. «Я принимал непосредственное участие в создании магазина», — подчеркивает Арно.

Француз постоянно следит за финансовыми показателями своих крупнейших брендов. Особенно это касается Louis Vuitton — «денежной машины» конгломерата. По оценкам аналитиков, именно на Louis Vuitton приходится до 47% прибыли и почти четверть доходов LVMH за 2018 год, общая сумма которых составила $54 млрд. Сама LVMH публикует финансовую отчетность по пяти основным подразделениям, но не раскрывает показатели отдельных брендов.

Сумки, одежда и аксессуары, которые Louis Vuitton никогда не продает оптом или со скидками, представляют собой идеальное сочетание классики и современности. Отличным примером такого сочетания можно назвать изготовленную из бирюзовой кожи и выпущенную ограниченной серией сумку Capucines стоимостью $8600. 29-летняя художница из Гарлема Тшабалала Селф украсила ее уникальной многослойной аппликацией. В начале года новый креативный директор мужской линии Louis Vuitton, 39-летний Вирджил Абло также вызвал всеобщий ажиотаж, представив коллекцию светящихся в темноте сумок. Из-за вплетенного в сумки оптоволокна логотип LV в темноте подсвечивается всеми цветами радуги.

«В чем кроется секрет успеха таких брендов, как Louis Vuitton и Christian Dior? Все дело в двух аспектах, которые могут противоречить друг другу: эти бренды существуют вне времени и при этом современны как никогда, — говорит Арно. — Это словно огонь и вода».

Благодаря этому парадоксу компании группы LVMH, объединяющей Fendi, Bulgari, Dom Pérignon, Givenchy и другие бренды (всего более 70), получили рекордные продажи и прибыль. Это, в свою очередь, способствовало увеличению стоимости акций LVMH, которые менее чем за четыре года подорожали почти втрое. Бернар Арно вместе с родными владеет 47% акций компании. Его состояние сейчас оценивается в $102 млрд — на $68 млрд больше, чем в 2016 году. Он занимает третье место в рейтинге богатейших людей мира — после Джеффа Безоса ($110 млрд) и Билла Гейтса ($106 млрд).

И даже в 70 лет Арно не намерен останавливаться на достигнутом. В конце октября LVMH объявила о предварительных переговорах о покупке американского ювелирного бренда Tiffany. Арно планирует поглотить ювелирную компанию с 182-летней историей за $14,5 млрд. Если эта сделка состоится, Tiffany станет его крупнейшим приобретением.

«Если сравнивать нас с Microsoft, то можно сказать, что наша компания не такая уж и большая», — отмечает миллиардер. Действительно, рыночная стоимость технологического гиганта в $1,1 трлн значительно превышает капитализацию LVMH, которая составляет $214 млрд. «Но это только начало», — добавляет француз.

Хищник в дорогих доспехах

Начало карьеры Арно на промышленном севере Франции было далеко не таким роскошным. Первой любовью миллиардера была музыка, но ему не хватило таланта, чтобы стать выдающимся пианистом. В 1971 году, получив инженерное образование в элитном французском вузе, он начал работать с отцом в строительной компании, основанной в городе Рубе еще его дедом.

В том же году в разговоре с таксистом в Нью-Йорке Арно почерпнул важный урок, который впоследствии привел его во главу империи LVMH. Арно спросил таксиста, знает ли он президента Франции Жоржа Помпиду. «Нет, — ответил американский водитель. — Но я знаю Кристиана Диора».

В 25 лет Арно возглавил семейный бизнес. После того как в 1981 году президентом Франции стал социалист Франсуа Миттеран, Арно переехал в США и попытался создать там подразделение семейной компании. Но его амбиции выходили далеко за рамки строительства. Ему нужен был проект, который он мог бы масштабировать, — бизнес с французскими корнями и международным присутствием.

В 1984 году, узнав, что бренд Christian Dior выставлен на продажу, Арно сразу же решил его купить. Материнская компания Dior — Boussac, которая также была крупнейшим производителем текстиля и одноразовых подгузников, обанкротилась, и французское правительство срочно искало покупателя. Арно потратил $15 млн из семейного капитала и привлек инвестиционную компанию Lazard Frères, которая вложила в спасение Boussac еще $80 млн. Газеты писали, что Арно сперва обещал возобновить производство и сохранить рабочие места. Однако затем он уволил 9000 рабочих и распродал большую часть активов за $500 млн. Такая наглость поражала — ведь Арно поступил не как француз, а как настоящий американец. Пресса окрестила Арно «волком в кашемире».

Следующей целью Арно стало парфюмерное подразделение Dior, которое принадлежало конгломерату Louis Vuitton Moët Hennessy. Руководители брендов LVMH постоянно соперничали между собой, и Арно решил извлечь из этого выгоду. Сперва он подружился с главой компании Louis Vuitton, основатель которой создавал специальные сундуки еще для императрицы Евгении, жены Наполеона III. Арно помог главе Louis Vuitton свергнуть директора алкогольного подразделения Moët Hennessy — только чтобы впоследствии избавиться и от него тоже. К 1990 году при поддержке Lazard Frères и с помощью денег, полученных от продажи предприятий Boussac, он получил контроль над конгломератом, в который входили знаменитый французский производитель шампанского Moët & Chandon и французский производитель коньяка Hennessy, основанный в 1765 году.

Получив в свое распоряжение Louis Vuitton Moët Hennessy, Арно потратил миллиарды долларов на приобретение ведущих европейских модных и парфюмерных компаний, изготовителей ювелирных изделий и часов, а также производителей изысканных вин и крепких спиртных напитков. С 2008 года LVMH приобрела 20 брендов, в результате чего теперь в нее входит 79 компаний. В 2011 году LVMH заплатил почти $5 млрд (преимущественно акциями) за итальянский ювелирный бренд Bulgari. Два года спустя она за $2,6 млрд поглотила итальянского производителя одежды из шерсти и кашемира Loro Piana. Последняя сделка поглощения была заключена в апреле этого года. LVMH заплатил $3,2 млрд за лондонскую группу Belmond, в которую входят отель Cipriani в Венеции, роскошные поезда Orient Express и три сафари-отеля в Ботсване.

«Бернар Арно — хищник, а не творец», — говорит банкир, знающий о деталях сделки по спасению Boussac.

Но не во всех начинаниях миллиардеру сопутствовала удача. В 2001 году он проиграл своему главному конкуренту Франсуа Пино борьбу за контроль над легендарным итальянским домом моды Gucci — средства массовой информации прозвали их битву «войной сумок». В течение следующего десятилетия LVMH, позаимствовав тактику хедж-фондов, тайно скупала акции Hermès — компании с 182-летней историей, выпускающей шелковые шарфы и культовые сумки Birkin. Действуя таким образом, компания Арно собрала пакет в 17%. Но в затяжной войне с руководством Hermès, которая продолжалась до 2017 года, LVMH потерпела поражение и отказалась от большей части своей доли.

Арно выглядит так, будто облачен в своего рода доспехи, когда мы встречаемся в пасмурное пятничное утро в конце сентября. Миллиардер носит продукцию нескольких брендов LVMH: костюм в тонкую полоску от Celine, темно-синий галстук от Loro Piana, черные кожаные туфли от Berluti и белая рубашка под запонки от Dior c вышитыми на ней инициалами. Он поддерживает форму, играя в теннис четыре часа в неделю, иногда со своим другом Роджером Федерером. «Как видите, я стараюсь не растолстеть и часто занимаюсь спортом», — подчеркивает француз.

Теннис для него единственный способ отдохнуть от работы. Рабочий день Арно обычно начинается в 6:30 утра. Сейчас он живет в особняке XVII века в VII округе Парижа на левом берегу Сены. Каждое утро миллиардер, слушая классическую музыку, просматривает новости модной индустрии и переписывается с членами семьи и руководителями брендов. «Я каждый день думаю о том, что через десять лет изделия наших брендов должны быть так же желанны, как сегодня. Это ключ к успеху», — утверждает Арно. К 8 часам утра он приезжает в офис на авеню Монтень, где работает до 21:00. Иногда он делает перерыв на 20-30 минут, чтобы поиграть на рояле Yamaha в одном из залов на девятом этаже здания.

«Он работает 24 часа в сутки. Даже когда он спит, ему снятся новые идеи», — рассказывает 44-летняя Дельфина Арно, старшая дочь Арно от первого брака и исполнительный вице-президент Louis Vuitton.

По субботам Арно ездит по розничным магазинам брендов LVMH и дает продавцам-консультантам рекомендации по оформлению витрин. За одно утро он посещает до 25 бутиков — и не только свои, но и магазины конкурентов. «Это его ритуал», — считает 25-летний сын Арно Фредерик, который работает в часовой компании TAG Heuer, входящей в LVMH.

Арно рассказывает о том, что он увидел в магазинах, руководителям брендов LVMH. Недавно он предупредил генерального директора Louis Vuitton Майкла Берка, что во флагманском магазине на Вандомской площади закончились новые сумки Onthego стоимостью $2480. «Он жалуется, когда в магазинах распродано слишком много товаров», — отмечает Майкл Берк, который работает с Арно с 1980 года.

Как минимум раз в месяц Арно летает на своем Bombardier в отдаленные уголки своей модной империи. В октябре он посетил небольшой техасский городок Кин, где вместе с президентом США Дональдом Трампом торжественно открыл первую из двух новых фабрик Louis Vuitton. В течение следующих пяти лет там планируется создать 1000 рабочих мест. В США у бренда уже есть два подобных предприятия — в Калифорнии.

«Я здесь не для того, чтобы осуждать его политический курс. Я далек от политики», — сказал Арно журналистам на вопросы о Трампе. Тем не менее это событие повлекло за собой оживленные дискуссии среди сотрудников его компании. Креативный директор женской линии Louis Vuitton Николя Гескьер написал в Instagram: «Я — модельер. Я отказываюсь от подобных ассоциаций». Он также добавил хештеги #trumpisajoke и #homophobia. Арно не отреагировал на высказывания Гескьера.

В конце октября Арно, Берк и генеральный директор Dior Пьетро Беккари собирались лететь в Сеул, чтобы посетить магазины LVMH, в том числе новый флагманский бутик, над созданием которого работал известный архитектор Фрэнк Гери. Это шестой магазин Louis Vuitton с художественной галереей, где представлены экспонаты из обширной коллекции фонда Fondation Louis Vuitton, спонсируемого компанией Арно. Экспонаты коллекции можно увидеть в подобных флагманских магазинах и в музее Louis Vuitton в Париже, над созданием которого также работал Фрэнк Гери. Строительство музея обошлось конгломерату в $135 млн.

География присутствия LVMH впечатляет: 4590 магазинов в 68 странах мира. Но вопрос открытия новых магазинов или закрытия старых зачастую зависит не только от традиционных показателей вроде продаж на квадратный метр, но и от шестого чувства Арно и местоположения магазина. В Китае, на одном из самых важных рынков для его конгломерата, Арно специально ограничивает количество магазинов Louis Vuitton, чтобы контролировать темпы роста LVMH.

В прошлом году руководство Louis Vuitton закрыло магазин в флоридском Форт-Лодердейле, потому что соседние магазины и рестораны не были достаточно привлекательными. Арно несколько раз приезжал на Елисейские поля, прежде чем утвердить появление нового бутика Dior возле Триумфальной арки. Несмотря на данные о низких продажах у предыдущего арендатора, миллиардер все же одобрил эту площадку. «Он давит своим авторитетом, чтобы посмотреть, действительно ли его подчиненные полностью уверены в успехе предприятия. Он бросает им вызов, это его тактика», — говорит Беккари.

Человек, не желающий слышать слово «нет»

Еще одна тактика Арно — ставить соперников в неловкое положение. В июле, когда многие производители одежды и аксессуаров соревновались за звание самого экологичного бренда, он объявил о партнерстве с дизайнером Стеллой Маккартни (дочерью музыканта Пола Маккартни), которая уже давно пытается внедрить в мир моды принципы устойчивого развития. Так, например, она говорит, что не использует клей в производстве кроссовок, поскольку его делают из костей и сухожилий животных. В прошлом году Стелла Маккартни завершила 17-летнее сотрудничество с группой компаний Kering, которая принадлежит конкуренту Арно Франсуа Пино. Поэтому Арно пригласил ее стать его «специальным советником». Маккартни согласилась, несмотря на решение LVMH продолжить производство изделий из натуральной кожи и меха (и с добавлением клея). Арно отказался присоединиться к инициативе Fashion Pact, запущенной под руководством семьи Пино. Пакт подписали 32 производителя одежды, включая Chanel, Hermès и H&M. Стелла Маккартни тоже подписала пакт. Все они обязались снизить выбросы углерода при производстве одежды и аксессуаров.

Однако во время Недели моды в Париже Арно все же решил продемонстрировать приверженность экологии. На показе Dior модели ходили по подиуму, на который установили 170 деревьев в грязных мешках с землей. Темой показа было устойчивое развитие. Прессе компания сообщила, что электроэнергия для мероприятия была произведена генераторами, работающими на рапсовом масле. На следующий вечер LVMH пригласила 50 журналистов принять участие в двухчасовом мероприятии в актовом зале своей штаб-квартиры. Арно и десять руководителей брендов LVMH поочередно выходили на ярко освещенную сцену и рассказывали о своих обязательствах по охране окружающей среды. На фоне показывали видеозаписи с показов и кашмирских коз, бродящих по монгольским степям.

В середине мероприятия Арно попросили поделиться своими мыслями о молодых климатических активистах, таких как 16-летняя Грета Тунберг. «По своей натуре я оптимист. Чего не скажешь о Грете Тунберг. Она настроена весьма пессимистично и не предлагает настоящих способов решения проблемы», — заявил миллиардер.

Такой ответ вполне можно было ожидать от бизнесмена. «Ему не нравится слышать слово «нет». В его словарном запасе нет такого слова», — считает главный редактор журнала Vogue Анна Винтур. Он не хочет слышать его ни от конкурентов, ни от владельцев интересующих его компаний, ни от защитников окружающей среды.

Маккартни — лишь одна из знаменитостей, с которыми он сотрудничает. В 2017 году LVMH создала бренд косметики Fenty Beauty в коллаборации с певицей Рианной. Продукция продается в 2600 магазинах сети Sephora, которая также принадлежит LVMH. Fenty Beauty ориентируется на широкого потребителя: тональная основа бренда представлена в 40 оттенках. А 77 млн подписчиков Рианны в Instagram — еще одно подспорье для популярности бренда. По словам Арно, в этом году продажи Fenty Beauty должны составить $550 млн. В мае LVMH также запустила бренд Fenty Fashion. Миллиардер считает, что одежда от Рианны станет такой же популярной, как ее косметика. «У нее другое видение моды. В долгосрочной перспективе это очень выгодно для нас, поскольку все это нравится миллениалам», — отмечает француз.

Идиллия перед «Игрой престолов»

Чтобы его бренды не теряли актуальности, Арно также советуется со всеми своими детьми от двух браков. Четверо из них работают в LVMH: Дельфина (44 года), Антуан (42 года), Александр (27 лет) и Фредерик (25 лет). По словам Александра Арно, младший сын бизнесмена Жан (21 год), скорее всего, тоже присоединится к бизнесу, когда закончит учебу.

Фредерик Арно 13 месяцев назад стал директором по стратегии развития и цифровым технологиям производителя швейцарских часов TAG Heuer. Как-то за ужином он представил отцу одну идею: чтобы усовершенствовать умные часы для гольфистов, он решил приобрести французский стартап FunGolf, который создал приложение с подробными характеристиками 39 000 полей для гольфа. Гольфисты могли использовать его для измерения расстояния до песчаных ловушек или кустарников. «Сотрудники отдела слияний и поглощений подумали, что я выжил из ума», — рассказывает сын миллиардера. Но как только он рассказал об этом отцу, тот сразу же поддержал его идею.

Александр Арно говорит, что отец так же быстро давал зеленый свет технологическим сделкам, которые под его руководством заключала семейная инвесткомпания Groupe Arnault. Речь, в частности, идет об инвестициях в Spotify, Slack, Airbnb, Uber и Lyft. В 2016 году Александр убедил руководство LVMH заплатить $719 млн за 80% акций производителя чемоданов Rimowa. Поклонниками этой немецкой марки со 121-летней историей считаются футболист Дэвид Бекхэм и актриса Анджелина Джоли. В Rimowa Александр создает продукты в коллаборации с известными компаниями вроде американского бренда Supreme.

Дельфина Арно занимается организацией вручения премии LVMH для молодых модельеров, которая ежегодно присуждается одному из тысяч претендентов. В 2015 году финалистом премии стал Вирджил Абло, который теперь работает креативным директором мужской линии Louis Vuitton (а в 2009 году Абло проходил стажировку в Fendi со своим другом Канье Уэстом). LVMH также запустила программу поддержки 50 перспективных стартапов из модной индустрии совместно c парижским стартап-инкубатором Station F, детищем французского миллиардера Ксавье Ньеля (гражданский муж Дельфины Арно и отец ее двоих детей).

Так что же дети Бернара Арно думают о том, кто станет следующим главой LVMH? Как будто по одному и тому же сценарию все они обошли этот вопрос стороной. «Наш отец очень молод», — считает Дельфина. «Он проработает еще 30 лет», — отмечает Александр. «Я не думаю, что он когда-нибудь отойдет от дел», — говорит Антуан Арно, глава отдела корпоративных коммуникаций LVMH и глава бренда Berluti. «Это не то, о чем мы думаем. Мы надеемся, что он будет руководить как можно дольше», — подчеркивает Фредерик Арно.

«Люди постоянно спрашивают меня об этом, — утверждает сам глава семьи. — Самое важное для нас — найти лучшего преемника. А будет ли это кто-то из членов семьи или кто-то со стороны — увидим». На вопрос о том, как долго он еще собирается работать, миллиардер ответил: «Я еще не решил».

Отказавшись отвечать на вопрос о том, кого из своих детей он, скорее всего, продвинет по карьерной лестнице, Арно с удовольствием рассказывает об их талантах. На iPhone 11 он показывает, как Фредерик играет сонату Листа, готовясь к концерту, который он даст вместе со своей матерью на музыкальном фестивале в пригороде Парижа. 59-летняя канадская пианистка Элен Мерсье-Арно регулярно выступает с сольными концертами и в составе камерных ансамблей. «Как настоящий профессионал. Я так не умею», — хвалит Арно игру сына.

Создается впечатление, что среди младшего поколения Арно нет чувства соперничества. В доме царит семейная идиллия. По субботам дети часто обедают со родителями, а в августе они все вместе ездят на пару недель в Сен-Тропе. Однако Фредерик признает, что некоторые разногласия иногда возникают — на теннисном корте: «Ситуация на корте может быть напряженной. Отец очень любит соревноваться и не любит проигрывать. Эта черта передалась и нам».

В интервью Forbes никто из близких друзей семьи не осмелился сделать ставку на одного из детей Арно. Но один давний наблюдатель говорит, что, когда Арно, наконец, уйдет на пенсию, начнется настоящая «Игра престолов».

Арно смотрит в будущее с оптимизмом. Он убежден, что благодаря его семье LVMH еще долгие годы останется лидером рынка. По его собственному мнению, он идет наперекор не только своим конкурентам в индустрии моды, но и другим мировым гигантам. Он называет Microsoft «прекрасной компанией», но отмечает, что Билл Гейтс владеет лишь небольшим количеством ее акций. «В долгосрочной перспективе его там не будет», — отмечает он.

Прежде чем рассказать о своем видении будущего конгломерата, он заявил: «В каком-то смысле я не должен этого говорить, потому что вы можете подумать, что я претенциозен». Однако затем миллиардер все же добавил: «LVMH — это памятник Франции, потому что мы представляем Францию во всем мире. Люди прекрасно знают названия Louis Vuitton, Christian Dior, Dom Pérignon и Cheval Blanc. Возможно, из Франции они знают еще только Наполеона и генерала Шарля де Голля. Поэтому очень важно, чтобы в долгосрочной перспективе конгломерат находился под контролем французской семьи».

Перевод Полины Шеноевой

Франция > Легпром > forbes.ru, 1 ноября 2019 > № 3179807 Бернар Арно


Франция > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > rg.ru, 1 ноября 2019 > № 3178696 Вячеслав Прокофьев

В Париж - увидеть Леонардо

В Лувре проходит выставка, посвященная гению эпохи Возрождения

Текст: Вячеслав Прокофьев (Париж)

Есть выставки, которые задолго до их официального старта, становятся знаковыми событиями культурной жизни не только одной страны, но и всей Европы. Именно таким является масштабная ретроспектива творчества гения итальянского Возрождения Леонардо да Винчи, приуроченная к 500-летию со дня его смерти, что открылась в парижском Лувре.

Предполагая, что успех экспозиции будет феноменальным, а наплыв желающих лавинообразным, дирекция музея еще летом объявила о том, что без предварительного бронирования билетов на конкретный день и строго определенный час не выставку не попасть. К середине октября на специальном сайте Лувра было приобретено 200 тысяч билетов, а на сегодня их раскуплено уже почти 300 тысяч.

Такой ажиотаж вполне объясним. В течение нескольких лет кураторы выставки - главные хранители отдела живописи и отдела графики музея Венсен Дельевен и Луи Франк и их помощники бились над тем, чтобы юбилейная экспозиция наиболее полно отразила многосторонний дар легендарного флорентийца, и это удалось.

В ретроспективе - 162 работы Леонардо: это живопись, скульптуры, рисунки, наброски, записи и другие артефакты. Из дошедших до нас картин да Винчи, а их в мировых коллекциях не более 17, здесь представлены десять. Как те, что хранятся в Лувре - "Святая Анна с Марией и младенцем Христом", "Иоанн Креститель", "Прекрасная Ферроньера", так и полотна из крупнейших музеев мира. В частности, российских. Это "Мадонна Бенуа" из Эрмитажа, написанная художником в молодости, а также "Портрет юноши в образе Святого Себастьяна" кисти лучшего ученика да Винчи Джованни Больтраффио. "Мы ими гордимся и благодарны России за участие в событии", - заявил журналистам в связи с этим Венсен Дельевен.

Ну а "Джоконда"? Конечно, и она является частью экспозиции. Только вот шедевр не стали переносить на нижний уровень Лувра в зал Наполеона, созданный в свое время для проведения временных выставок. И, тем не менее, он и там представлен, правда, в виртуальном виде благодаря современным технологическим приемам. По заказу организаторов ретроспективы была создана 3-Dголограммная копия "Моны Лизы". В специальном помещении можно "проникнуть" за бронированное стекло, за которым находится картина, рассмотреть лицо таинственной дамы, увидеть детали композиции под разными углами, даже те, что недоступны невооруженному глазу.

Особое место в экспозиции занимает самый знаменитый рисунок Леонардо "Витрувианский человек", который был создан как иллюстрация для книги, посвященной трудам архитектора времен Древнего Рима Витрувия . Рисунок хранится в Венеции в музее Академии, и до последних дней было неясно, окажется ли он в Лувре, на чем настаивала его дирекция и французский Минкульт. Итальянцы долгое время отказывались предоставить "Витрувианского человека", ссылаясь на его хрупкость, хотя на само деле из-за того, что ряд политиков в Италии были уязвлены тем, что французы якобы "присвоили себе " память о великом флорентийце.

В Париже не отрицают, что Леонардо - великий итальянец и практически всю жизнь творил на Апеннинах. Однако последние три года провел во Франции, куда после смерти своего покровителя Джулиано Медичи уехал в 1516 году по приглашению короля Франциска I. Получив титул "главного королевского художника, инженера и архитектора" да Винчи продолжал заниматься живописью, устраивал празднества для монарха, создавал архитектурные проекты. Точно установлено, что двойная спиральная лестница дворца Шамбор в живописнейшей долине реки Луара - это его разработка.

Так вот конфликт вокруг рисунка дошел до суда, который - таки разрешил его вывоз в Париж, правда, на два месяца из четырех, что длится выставка. Помимо этого французы взяли на себя обязательство поделиться с итальянцами хранящимися в Лувре картинами Рафаэля Санти: его юбилейная экспозиция пройдет в Риме в будущем году (художник скончался в 1520 -м - на год позже Леонардо).

Помимо "Витрувианский человека" посетители могут познакомиться со свидетельствами многочисленных талантов да Винчи как ученого, философа, инженера и изобретателя. Так, Леонардо был одержим идеей полета. Он разработал летательный аппарат с крыльями, приводимый в движение с помощью специального механизма, придумывал новые виды оружия, инструменты. Чертежи, наброски, расчеты, результаты исследования картин современными средствами, в том числе с помощью инфракрасного излучения, как считают организаторы ретроспективы, предоставляют редкую возможность проникнуть в фантастический мир Леонардо да Винчи, гениального представителя рода человеческого.

Выставка продлится до 24 февраля 2020 года.

Франция > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > rg.ru, 1 ноября 2019 > № 3178696 Вячеслав Прокофьев


Франция > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > oilcapital.ru, 31 октября 2019 > № 3182401

На 16% сократилась чистая прибыль Total за 9 месяцев 2019

За девять месяцев 2019 года французская Total сократила консолидированную чистую прибыль по сравнению с аналогичным периодом 2018 года на 16% — до $8,667 млрд. Выручка за это время снизилась на 3,7%, составив $151,04 млрд, разводненная прибыль на акцию — $3,2 против $3,88 годом ранее, сообщается в отчете компании.

В третьем квартале 2019 года консолидированная чистая прибыль Total по сравнению с аналогичным периодом 2018 года сократилась на 29% — до $2,8 млрд. Квартальная выручка в годовом выражении сократилась на 11%, составив $48,589 млрд. Разводненная прибыль на акцию была на уровне $1,13 против $1,47 годом ранее.

Совокупный объем добычи углеводородов компанией за девять месяцев 2019 года составил 2,981 млн б/с нефтяного эквивалента, что на 9% больше показателя за соответствующий период прошлого года. По итогам квартала этот показатель также вырос в годовом выражении на 8% — до 3,04 млн б/с нефтяного эквивалента. Отмечается, что рост добычи в минувшем квартале связан, в том числе, с пуском и наращиванием объемов новых проектов, в том числе «Ямал СПГ» в России, а также ряда проектов в Австралии, Анголе, Нигерии и Великобритании.

Total — третий по величине нефтедобытчик в Европе. Является акционером НОВАТЭКа с долей 18,9%, владеет также 20-процентной долей в проекте «Ямал СПГ», отмечает ПРАЙМ.

Франция > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > oilcapital.ru, 31 октября 2019 > № 3182401


Франция > Авиапром, автопром > regnum.ru, 31 октября 2019 > № 3178977

Renault выпустит новое авто для Индии

Французская автокомпания Renault готовит выпуск нового субкомпактного автомобиля для развивающихся стран. Об этом сообщается на сайте NDTV.

В частности, модель предназначена для авторынков Индии, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии и Африки. В продаже модель появится в течение двух лет.

Сообщается, что длина седана составит менее четырёх метров. Владельцы таких автомобилей в Индии имеют льготы по транспортному налогу.

Вполне возможно, что новинка будет создана на базе платформы CMF-A+ от небольшого кроссвэна Renault Triber. На модернизированной версии CMF-A были построены Renault Kwid и Datsun redi-GO.

На индийском авторынке главными соперниками новой французской модели станут Suzuki Dezire, Tata Tigor, Ford Aspire и Hyundai Xcent. Премьера нового автомобиля ожидается уже в 2020 году.

Напомним, за три квартала 2019 года мировые продажи компании Renault составили 52 198 машин. Это на 4,4% меньше, чем за аналогичный период 2018 года. Падение реализации авто бренда обусловлено главным образом уходом компании с авторынка Ирана.

Франция > Авиапром, автопром > regnum.ru, 31 октября 2019 > № 3178977


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 октября 2019 > № 3178558

L'OBS (Франция): католическая Франция или возвращение религиозной нетерпимости

Напряжение во французском обществе неуклонно растет. Люди с затуманенным разумом все чаще прибегают к насилию. Доведенные до крайности французы считают, что сегодня в стране светское мышление находится под угрозой, а ислам несовместим с ценностями республики.

Сильвен Кураж (Sylvain Courage), L'OBS, Франция

Напряжение в обществе неуклонно растет. 28 октября 80-летний бывший военный, баллотировавшийся от партии «Национальное объединение» в местный кантон, открыл стрельбу возле мечети в Байонне. Два человека получили ранения. Ненависть к мусульманам привела к кровавой бойне. За три недели до этого исламистская ярость обрушилась на штаб-квартиру полиции в Париже. В результате нападения четыре человека погибли. Это трагедия, что люди с затуманенным разумом все чаще прибегают к насилию.

Но не будем заблуждаться на этот счет: эта тема обсуждается на национальном уровне. Вопреки закону и правилам приличия, депутат из Бургундии исключил из регионального совета женщину в вуали, сопровождавшую школьную экскурсию. Президентское большинство трещит по швам… в то время как в сенате правая оппозиция требует принять новый закон, запрещающий ношение этого религиозного убора во время образовательных экскурсий. Люди перебивают друг друга во время выступлений и устраивают перебранки на всевозможных ток-шоу. В результате, доведенные до крайности 78% французов считают, что их секуляризм находится под угрозой, а ислам несовместим с ценностями республики (61%).

Все знают, что Франция часто вела религиозные войны. Варфоломеевская ночь, отмена Нантского эдикта, войны в Вандее и изгнание духовных конгрегаций привели к коллективной травме. Основанное на союзе престола и церкви королевство превратилось в республику только после того, как в 1905 году был принят либеральный закон об отделении церкви от государства. Уважение к религиозной свободе и нейтралитет государственной власти смягчили великий раскол современности.

Счастлив как верующий во Франции? В течение последних сорока лет рост французского мусульманского населения возрождает в обществе старую нетерпимость. Во имя секуляризма, который теперь аргументируется «христианскими корнями Франции», ислам и его обычаи считаются ретроградными и обвиняются в разрушении национального государства. Так теперь выглядит светско-католическая Франция, ставшая новым продуктом синкретизма (бесплодной попытки смешения различных религий — прим.ред.). Опять та же борьба между клерикалами и республиканцами? Де Голль, разочарованный деколонизатор Алжира и основатель нашего государственного строя, не верил в ассимиляцию: «Моя деревня теперь будет называться Коломбе у двух мечетей, а не Коломбе у двух церквей».

Ярая защитница голлизма Надин Морано возглавила этот крестовый поход и выдвинула «решение проблемы ислама», запретив строительство новых мест отправления культа. Спрячьте уже этих мусульман, которых мы не можем больше видеть!

Для либерала Макрона это очень серьезная проблема. Президент заявляет, что не хочет путать «исламистский терроризм», «коммунитаризм» и «организацию ислама Франции». Вынужденный высказаться более определенно он намеревается действовать по каждому направлению, не поддаваясь истерии. Способна ли эта технократическая рациональность успокоить страсти? Президент знает, что большинство его госаппарата разделено: правые, которые спешат отреагировать на разъяренное общественное мнение, и левые, испытывающие отвращение к стигматизации меньшинства французов из-за их этнорелигиозного происхождения. Это угадывается в том, как президент пытается найти баланс. Его трудно упрекать в том, что он тянет время, чтобы поиграть в бесстрастного судью. Между тем стадион в ярости…

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 октября 2019 > № 3178558


Франция. Испания > Транспорт > gudok.ru, 31 октября 2019 > № 3177679

Французский железнодорожный оператор SNCF обновляет парк

Контракт предусматривает покупку 28 электропоездов нового поколения

Французский государственный железнодорожный оператор SNCF приобрёл у испанского производителя подвижного состава CAF 28 электропоездов нового поколения стоимостью приблизительно 700 млн евро. Контракт предусматривает опцион на покупку ещё 75 поездов.

Компания выбрала поставщика по итогам международного тендера 29 сентября. Правление обслуживающего пассажирские перевозки подразделения SNCF Mobilites утвердило покупку 24 октября. «Предложение CAF оказалось лучшим с точки зрения технических характеристик, инноваций и стоимости», – отметили в компании.

Сочленённые 10-вагонные электропоезда Confort 200 специально разработаны для средних и дальних пассажирских перевозок по обычным линиям французской железнодорожной сети со скоростью до 200 км/ч. Каждый состав длиной 188 м с кузовом, собранным из алюминиевых профилей, обеспечит места для 103 пассажиров первого класса и 317 пассажиров второго класса. В поездах будет по 11 туалетов, в том числе один для людей с ограниченными физическими возможностями. Оборудование вагонов включает сиденья повышенной эргономичности с поддержкой поясницы, светодиодные лампы для чтения, розетки электропитания и порты USB, а также Wi-Fi и встроенные информационные экраны для пассажиров. Поезда также будут оснащены местами для размещения велосипедов и хранения продуктов питания, которые будут развозить на тележках.

Ввод поездов в эксплуатацию запланирован на 2023 год. Первоначальная поставка заменит устаревший парк Corail на маршрутах, связывающих Париж с городом Клермон-Ферран, а также с Лиможем и Тулузой. Возраст некоторых из этих поездов превышает 40 лет. При покупке дополнительных составов по опциону 15 электропоездов планируют использовать на маршруте Бордо – Марсель.

Поезда будут изготовлены на двух промышленных площадках: в коммуне Баньер-де-Бигор во Франции и муниципалитете Беасайн в Испании. Первый завод ранее принадлежал французской железнодорожной компании Soule, вошедшей в группу CAF в 2008 году. На его базе планируется создать индустриальный кампус, состоящий из современного завода и учебного центра. Испанская компания инвестирует 30 млн евро в местное предприятие. Кроме того, в Париже будет создано конструкторское бюро CAF с 40 сотрудниками. В испанской компании отметили, что также планируют привлекать французских поставщиков.

Председатель и главный исполнительный директор SNCF Mobilites Гийом Пепи подчеркнул, что приобретение поездов Confort 200 станет важным качественным скачком в обслуживании пассажиров на нескольких маршрутах. «Этот заказ полностью финансируется государством, органом, организующим междугородные перевозки, с помощью соглашения с Финансовым агентством транспортной инфраструктуры Франции», – сказал он.

«Пассажиры с нетерпением ожидали замены поездов и теперь получат подвижной состав с очень высокими стандартами качества – новые надёжные и удобные поезда», – отметила глава управления по связям с общественностью SNCF Group Агне Ожье.

Кирилл Сотников

Франция. Испания > Транспорт > gudok.ru, 31 октября 2019 > № 3177679


Франция. США. Сингапур. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 30 октября 2019 > № 3182362

Нефти будет больше, чем нужно

В 2020 году на рынках нефти будет наблюдаться избыток предложения из-за увеличения поставок на фоне слабого роста спроса, прогнозирует Международное энергетическое агентство (МЭА). «В целом, мы продолжим наблюдать хорошо снабженный рынок в 2020 году», — заявил CNBC директор по энергетическим рынкам и безопасности МЭА Кейсуке Садамори на Международной энергетической неделе в Сингапуре.

«Если ничего не изменится, мы, вероятно, увидим профицит, если не будет очень сильного восстановления роста спроса», — отметил Садамори

Ранее в октябре МЭА снизило прогнозы роста спроса на нефть на 2019 и следующий год на фоне слабости крупнейших мировых экономик. Теперь, отмечают «Вести.Экономика», агентство ожидает роста мирового спроса на нефть на 1 млн б/с в 2019 году и на 1,2 млн б/с в 2020 году (прогноз по каждому показателю снижен на 100 тыс. б/с).

Также МЭА снова повысило свою оценку роста мирового предложения в 2020 году, заявив, что прогноз роста поставок из стран, не входящих в ОПЕК, повышен на 400 тыс. до 2,2 млн б/с. Рост поставок из США, Бразилии и Норвегии будет способствовать снижению спроса на нефть ОПЕК до 29 млн б/с в следующем году. Это может побудить группу экспортеров продолжать ограничивать добычу в 2020 году, говорится в ежемесячном отчете агентства по рынку нефти.

По словам Садамори, глобальные макроэкономические проблемы, такие как торговый спор между США и Китаем и события, связанные с Brexit, омрачают перспективы рынка нефти.

Спрос на нефть в 2019 году был слабым, сказал он. Рост во второй половине 2019 года по сравнению с аналогичным периодом 2018 года поддерживается эффектом низкой базы.

Однако восстановление поставок после сентябрьских нападений на нефтяные объекты Саудовской Аравии было «весьма впечатляющим», что дает уверенность в стабильности мировых рынков нефти, приводят слова Садамори CNBC.

Франция. США. Сингапур. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 30 октября 2019 > № 3182362


Далее...